• Приглашаем посетить наш сайт
    Черный Саша (cherny-sasha.lit-info.ru)
  • Некуда. Книга 2. Глава 21.

    Книга 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30 31
    Книга 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30
    Книга 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25
    Примечания

    ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ
    ДЕВИЦА БЕРТОЛЬДИ

    Лиза гуляла. Был одиннадцатый час очень погожего и довольно теплого дня.

    Лиза обошла Патриаршие пруды и хотела уже идти домой, как из ворот одного деревянного дома вышла молодая девушка в драповом бурнусе и черном атласном капоре, из-под которого спереди выглядывали клочки подстриженных в кружок золотистых волос.

    Девушка шла довольно скоро, несколько вразвал. В руках у нее были две книги, пачка папиросных гильз, стклянка с бесцветной жидкостью.

    Поравнявшись с Лизой, девушка хотела ее обойти, но поскользнулась, уронила папиросные гильзы и стклянку, которая тотчас же разбилась и пролилась.

    Лиза инстинктивно нагнулась, чтобы поднять разбитую стклянку и гильзы.

    — Не трогайте, — спокойно произнесла тонким дискантом девица.

    — Я хотела поднять ваши гильзы.

    — Нет, это уж ни на что не годится. Они облиты едким веществом, их теперь нельзя набивать. Какая досада! — окончила девушка, отряхивая марселиновую юбку. — Это все прогорит теперь, — продолжала она, указывая на брызги.

    — Что ж это было в этой стклянке?

    — Это была кислота для опытов.

    — Скажите, пожалуйста, вы не mademoiselle Бертольди? — спросила, несколько конфузясь, Лиза.

    — Допустим-с, что это так.

    — Я слыхала о вас.

    — Бранят меня?

    — Да... некоторые.

    — А вас как зовут?

    — Бахарева, — отвечала Лиза.

    — Слыхала, Бычков говорил о вас. Вы где живете?

    — Я далеко.

    — Зачем же вы идете сюда на Бронную? А впрочем, я не знаю, зачем я об этом вас спрашиваю.

    — Я гуляю, — отвечала Лиза.

    — Вы работаете над чем-нибудь?

    Лиза затруднилась ответом.

    — Я читаю, — отвечала она.

    — Я теперь работаю над Прудоном. Он часто завирается, и над ним надо работать да работать, а то сейчас загородит вздор. Вы знакомы с Прудоном?

    — Только по журнальным рецензиям.

    — О! Наша специальность — доведение мысли до состояния непроизводительности. Это факт.

    — Ну, не все же пропадает, — возразила Лиза.

    — Факт.

    — Я, впрочем, не читала Прудона.

    — Зайдите ко мне, я вам дам.

    Лиза поблагодарила.

    — Только работайте над ним, а не берите ничего на веру: у него тоже есть подлая жилка.

    — У Прудона?

    — Факт, — зарешила Бертольди и, остановись у калитки одного грязного двора в Малой Бронной, сказала: — Входите.

    Лиза вошла во двор, за нею перешагнула Бертольди.

    — Прямо! — сказала она, направляясь к флигелю с мезонином.

    Лиза пошла за Бертольди на деревянное крылечко, с которого они поднялись по покосившейся деревянной лестнице в мезонин.

    Бертольди отворила дверь и опять сказала:

    — Входите.

    Лиза очутилась в довольно темной передней, из которой шло несколько тонких дощатых дверей, оклеенных обоями. Одна дверь была отворена, и в ней виднелась кухня.

    — Акулина Ивановна дома? — крикнула, ни к кому не обращаясь, Бертольди.

    — Нетути, ушедчи, с полчаса будет, как ушедчи, — отвечал женский голос из кухни.

    — Досадно, — проговорила Бертольди и сейчас же добавила: — поставьте, Алена, мне самовар, я есть хочу.

    Бертольди отворила дверь, которой Лиза до сих пор вовсе не замечала, и ввела гостью в маленькую, довольно грязную комнатку с полукруглым окном, задернутым до половины полинялою ситцевою занавескою.

    — Коренев! — крикнула она, стукнув рукою в соседнюю дверь.

    — Асиньки! — отозвался мужской голос.

    — Есть у вас гильзы?

    — Имеем.

    — Доставьте некоторое количество.

    — Гут.

    Между тем Лиза огляделась.

    Комната Бертольди была непредставительна и не отличалась убранством.

    В углу, между соседнею дверью и круглою железною печкою стояла узкая деревянная кроватка, закрытая стеганым бумажным одеялом; развернутый ломберный стол, на котором валялись книги, листы бумаги, высыпанный на бумагу табак, половина булки и тарелка колотого сахару со сверточком чаю; три стула, одно кресло с засаленной спинкой, и ветхая этажерка, на которой опять были книги, бумаги, картузик табаку, человеческий череп, акушерские щипцы, колба, стеклянный сифон и лакированный пояс с бронзовою пряжкой.

    Гардероба Бертольди было вовсе не заметно. В уголку, на деревянной вешалке, висело что-то вроде люстринового платья и полотенца, но ни запасной юбки, ничего прочего, по-видимому, не имелось.

    Бурнус свой и капор Бертольди, как вошла, так и бросила на кровать и не трогала их оттуда.

    — А у меня какая досада, — начала она, встречая отворившего дверь рослого студента, — пролила acidum nitricum, 1 что дал Суровцов.

    — Ну! — воскликнул студент, не затворяя за собою двери.

    — Факт, вот и свидетельница. Да! знакомьтесь: студент Коренев, естественник, и девица Бахарева.

    Студент и Лиза холодно поклонились друг другу.

    — В Прудона безусловно верит, — произнесла Бертольди, показывая на Лизу и уходя из комнаты.

    Студент дунул в гильзу и начал набивать себе папироску.

    Бертольди возвратилась с бутылкою молока и ломтем хлеба.

    — Хотите? — спросила она Лизу.

    Та поблагодарила.

    — А вы? — отнеслась она к Кореневу.

    Тот тоже отказался.

    — А что сходка? — спросила студента Бертольди.

    — Что сходка? — переспросил студент.

    — Когда будет?

    — Не знаю.

    — Да ведь третьего дня оповещали.

    — Ну она и была вчера.

    — Какая подлость! Зачем же вы мне не сказали?

    — Так не сказал, — отвечал спокойно студент.

    — Вы, может быть, так же поступите, когда состоится опыт?

    — Нет, не поступлю.

    — Вы имеете понятие об искусственном оплодотворении? — отнеслась Бертольди к Лизе, жуя и прихлебывая из бутылки.

    — Нет, — отвечала Лиза.

    — Это очень интересный опыт. Он у нас будет производиться на одной частной квартире над кроликами. Ни одного ученого генерала не будет. Хотите видеть?

    Лиза не знала, что отвечать.

    — Я думаю, что это для меня будет бесполезно: я ведь не имею нужных сведений для того, чтобы судить об этом опыте, — проговорила она, скрывая застенчивость.

    — Это пустяки. Вы заходите к нам как-нибудь в это время; у Коренева есть отличный препарат; он вам расскажет все обстоятельно и объяснит, что нужно знать при опытах.

    Студент и Лиза не сказали при этом ни слова.

    — Или вы работаете исключительно над гуманными науками? — продолжала Бертольди. — Гуманные науки сами по себе одни ничего не значат. Всему корень материя. В наш век нельзя быть узким специалистом. Я недавно работала над Прудоном, а теперь занимаюсь органической химией, переводами и акушерством.

    — Вы что переводили из Прудона? — спросила Лиза.

    — Я не переводила Прудона. Я перевожу тут для одного пошляка-редактора кое-что в газету, из насущного хлеба. А, кстати, чтоб не забыть о Прудоне, — вот он под табаком.

    Лиза поблагодарила и взяла книгу.

    — Вы заходите, мы вами займемся, — сказала, прощаясь с нею, Бертольди. — Бычков говорил, что у вас есть способности. Вам для вашего развития нужно близко познакомиться с Бычковым; он не откажется содействовать вашему развитию. Он талант. Его теперешнюю жену нельзя узнать, что он из нее сделал в четыре месяца, а была совсем весталка.

    Лиза ушла домой с Прудоном и через пять дней понесла его назад Бертольди.

    Скоро они близко познакомились, и чем усерднее углекислые феи порицали стриженую барышню, тем быстрее шло ее сближение с Лизой, которой в существе Бертольди вовсе не нравилась.

    1 Ляпис (лат.).

    Книга 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30 31
    Книга 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30
    Книга 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25
    Примечания
    © 2000- NIV