• Приглашаем посетить наш сайт
    Культурология (culture.niv.ru)
  • Некуда. Книга 1. Глава 16.

    Книга 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30 31
    Книга 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30
    Книга 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25
    Примечания

    ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
    ПЕРЧАТКА ПОДНЯТА

    Узнав, что муж очень сердится и начинает похлопывать дверями, Ольга Сергеевна решилась выздороветь и выйти к столу. Она умела доезжать Егора Николаевича истерическими фокусами, но все-таки сильно побаивалась заходить далеко. Храбрый экс-гусар, опутанный слезливыми бабами, обыкновенно терпеливо сносил подобные сцены и по беспредельной своей доброте никогда не умел остановить их прежде, чем эти сцены совершенно выводили его из терпения. Но зато, когда визг, стоны, суетливая беготня прислуги выводили его из терпения, он, громко хлопнув дверью, уходил в свою комнату и порывисто бегал по ней из угла в угол. Если же еще с полчаса история в доме не прекращалась, то двери кабинета обыкновенно с шумом распахивались, Егор Николаевич выбегал оттуда дрожащий и с растрепанными волосами. Он стремительно достигал комнаты, где истеричничала Ольга Сергеевна, громовым словом и многознаменательным движением чубука выгонял вон из этой комнаты всякую живую душу и затем держал к корчившей ноги больной такую речь:

    — Вам мешают успокоиться, и я вас запру на ключ, пока вы не перестанете.

    Затем экс-гусар выходил за дверь, оставляя больную на постели одну-одинешеньку. Manu intrepida 1 поворачивал он ключ в дверном замке и, усевшись на первое ближайшее кресло, дымил, как паровоз, выкуривая трубку за трубкой до тех пор, пока за дверью не начинали стихать истерические стоны. Сначала, когда Ольга

    Сергеевна была гораздо моложе и еще питала некоторые надежды хоть раз выйти с достоинством из своего замкнутого положения, Бахареву иногда приходилось долгонько ожидать конца жениных припадков; но раз от раза, по мере того как взбешенный гусар прибегал к своему оригинальному лечению, оно у него все шло удачнее. Не успеет, бывало, Бахарев, усевшись у двери, докурить первой трубки, как уже вместо беспорядочных облаков дыма выпустит изо рта стройное, правильное колечко, что обыкновенно служило несомненным признаком, что Егор Николаевич ровно через две минуты встанет, повернет обратно ключ в двери, а потом уйдет в свою комнату, велит запрягать себе лошадей и уедет дня на два, на три в город заниматься делами по предводительской канцелярии и дворянской опеке. У Егора Николаевича никак нельзя было добиться: подозревает ли он свою жену в истерическом притворстве, или считает свой способ лечения надежным средством против действительной истерики, но он неуклонно следовал своему правилу до счастливого дня своей серебряной свадьбы. А теперь, когда Абрамовна доложила Ольге Сергеевне, что «барин хлопнули дверью и ушли к себе», Ольга Сергеевна опасалась, что Егор Николаевич не изменит себе и до золотой свадьбы. Хорошо зная, что должно наступить после маневра, о котором ей доложила Абрамовна, Ольга Сергеевна простонала:

    — Только не бегайте бога ради, не суетитесь: голову всю мне разломали своим бестолковым снованьем. Мечутся без толку из угла в угол, словно угорелые кошки, право.

    Произнеся такую речь, Ольга Сергеевна будто успокоилась, полежала и потом спросила:

    — А кормили ли сегодня кошечек-то?

    — Как же, mаmаn, кормили, — отвечала Софи.

    — То-то. Матузалевне надо было сырого мясца дать: она все еще нездорова; ее не надо кормить вареным. Дайте-ка мне туфли и шлафор, я попробую встать. Бока отлежала.

    Проба оказалась удачной. Ольга Сергеевна встала, перешла с постели на кресло и не надела белого шлафора, а потребовала темненький капотик.

    — Скучно здесь, — говорила она, посматривая на дверь, — дайте я попробую выйти к столу.

    Вторая проба была опять удачна не менее первой. Ольга Сергеевна безопасно достигла столовой, поклонилась мужу, потом помолилась перед образом и села за стол на свое обыкновенное место.

    Взглянув на наплаканные глаза Лизы, она сделала страдальческую мину матери, оскорбленной непочтительною дочерью, и стала разливать суп с кнелью.

    Егор Николаевич был мрачен и хранил гробовое молчание. Глядя на него, все тоже молчали.

    — Что вы так мало кушаете, Женичка? — обратился, наконец, в средине обеда Бахарев к Гловацкой.

    — Благодарю вас, я сыта.

    — То-то, вы кушайте по-нашему, по-русски, вплотную. У нас ведь не то что в институте: «Дети! дети! чего вам? Картооофелллю, картооофффелллю!» — пропищал, как-то весь сократившись, Бахарев, как бы подражая в этом рассказе какой-то директрисе, которая каждое утро спрашивала своих воспитанниц: «Дети, чего вам?» А дети ей всякое утро отвечали хором: «Картофелю».

    Все были очень рады, что буря проходит, и все рассмеялись. И заплаканная Лиза, и солидная Женни, и рыцарственная Зина, бесцветная Софи, и даже сама Ольга Сергеевна не могла равнодушно смотреть на Егора Николаевича, который, продекламировав последний раз «кар-тоооффелллю», остался в принятом им на себя сокращенном виде и смотрел робкими институтскими глазами в глаза Женни.

    — Это вовсе не похоже; никогда этого у нас не было, — смеясь, отвечала Бахареву Женни.

    — Как? как не было? Не было этого у вас, Лизок? Не просили вы себе всякий день кааартоооффеллю!

    — Нет, папа: нас хорошо кормили. Теперь в институтах хорошо кормят.

    — Ну, рассказывайте, хорошо. Знаем мы это хорошо! На десять штук фунт мяса сварят, а то все кааартоооффеллю.

    — Да нет же, папа, не знаете вы, — шутливо возразила Лиза.

    — Реформы, значит, реформы, и до вас дошли благодетельные реформы?

    — Да, теперь по всему заметно, что в институтах иные порядки настали. Прежних порядков уж нет, — как-то двусмысленно заметила Ольга Сергеевна.

    — Да вот я смотрю на Евгению Петровну: кровь с молоком. Если бы старые годы — с сердечком распростись.

    — Стыдно подсмеиваться, Егор Николаевич, — заметила Женни и покраснела.

    — А краснеют-то нынешние институтки еще так же точно, как и прежние, — продолжал шутить старик.

    — Не все, папа, — весело заметила Лиза.

    — Да, не все, — вздохнув и приняв угнетенный вид, подхватила Ольга Сергеевна. — Из нынешних институток есть такие, что, кажется, ни перед чем и ни перед кем не покраснеют. О чем прежние и думать-то, и рассуждать не умели, да и не смели, в том некоторые из нынешних с старшими зуб за зуб. Ни советы им, ни наставления, ничто не нужно. Сами все больше других знают и никем и ничем не дорожат.

    Лиза взглянула на Гловацкую и сохранила совершенное спокойствие во все время, пока мать загинала ей эту шпильку.

    За чаем шпигованье повторилось снова.

    — Поедемте на озеро, Женичка. Вы ведь еще не были на нашем озере. Будем там ловить рыбу, сварим уху и приедем, — предложил Бахарев.

    — Нет, благодарю вас, Егор Николаевич, я не могу, я сегодня должна быть дома.

    — Полноте, что вам там дома с своим стариком делать? У нас вот будет какой гусарчик Канивцов — чудо!

    — Бог с ним!

    — Сонька его совсем заполонила, разбойница, но вы... одно слово: veni, vidi, vici.

    — Что это значит?

    — Пришел, увидел, победил.

    — Оооо! Мне этого пока вовсе не нужно.

    — Те-те-те, не нужно! Все так говорят — не нужно, а женишка порядочного сейчас и заплетут в свои розовые сети.

    — Я вам не сказала, что мне вовсе не нужно, а я говорю, мне это пока не нужно.

    — А, — рассмотреть хотите, это другое дело. Ну, а с нами-то нынче оставайтесь.

    — Не могу, Егор Николаевич.

    — Лиза, что ж ты не просишь?

    Лиза очень боялась этого разговора и чуть внятно проговорила:

    — Оставайся, Женни!

    — Не могу, Лиза, не проси. Ты знаешь, уж если бы было можно, я не отказала бы себе в удовольствии и осталась бы с вами.

    — Вы не по-дружески ведете себя с Лизой, Женичка, — начала Ольга Сергеевна. — Прежние институтки тоже так не поступали. Прежние всегда старались превосходить одна другую в великодушии.

    — Если одна пила рюмку уксусу, то другая две за нее, — подхватил развеселившийся Бахарев и захохотал.

    — Да, — продолжала Ольга Сергеевна, — а вы вот не так. Лиза у вас ночевала по вашему приглашению, а вы не удовлетворяете ее просьбы.

    Лиза во время этого разговора старалась смотреть как можно спокойнее.

    — Лизанька, вероятно, и совсем готова была бы у вас остаться, а вы не хотите подарить ей одну ночку.

    — Я не могу, Ольга Сергеевна.

    — Отчего же она могла?

    — У меня хозяйство, я ничем не распорядилась.

    — А, вы хозяйничаете!

    — Не могу выдерживать. Я и за обедом едва могла промолчать на все эти задиранья. Господи! укроти ты мое сердце! — сказала Лиза, выйдя из-за чая.

    Ольга Сергеевна прямо из-за самовара ушла к себе; для Гловацкой велели запрягать ее лошадь, а на балкон подали душистый розовый варенец.

    Вся семья, кроме старухи, сидела на балконе. На дворе были густые летние сумерки, и из-за меревского сада выплывала красная луна.

    — Ах, луна! — воскликнула Лиза.

    — Что это, Лиза! точно вы не видали луны, — заметила Зинаида Егоровна.

    — И этого нельзя? — сухо спросила Лиза.

    — Не нельзя, а смешно. Тебя прозовут мечтательницею. Зачем же быть смешною?

    К крыльцу подали дрожки Гловацкого, и Женни стала надевать шляпку.

    — Надолго теперь, Женни?

    — Не знаю, Лизочка. Я постараюсь увидеть тебя поскорее.

    — Вы уж и замуж без Лизы не выходите, — смеясь, проговорил Бахарев.

    — Я уж вам сказала, Егор Николаевич, что мы с Лизой еще и не собираемся замуж.

    Бахарев продекламировал:

    Золотая волюшка
    Мне милей всего,
    Не надо мне с волею
    В свете ничего.

    — Так ли?

    — Именно так, Егор Николаевич.

    — И ты тоже, Лизок?

    — О да, тысячу раз да, папа.

    — Ну вот, говорят, институтки переменились! Все теже, и все те же у них песенки.

    Егор Николаевич снова расхохотался. Женни простилась и вышла. Зина, Софи и Лиза проводили ее до самых дрожек.

    — Какая ты счастливица, Женни: ехать ночью одной по лесу. Ах, как хорошо!

    — Боже мой! что это, в самом деле, у тебя, Лиза, то ночь, то луна, дружба... тебя просто никуда взять нельзя, с тобою засмеют, — произнесла по-французски Зинаида Егоровна.

    Женни заметила при свете луны, как на глазах Лизы блеснули слезы, но не слезы горя и отчаяния, а сердитые, непокорные слезы, и прежде чем она успела что-нибудь сообразить, та откинула волосы и резко сказала:

    — Ну, однако, это уж надоело. Знайте же, что мне все равно не только то, что скажут обо мне ваши знакомые, но даже и все то, что с этой минуты станете обо мне думать сами вы, и моя мать, и мой отец. Прощай, Женни, — добавила она и шибко взбежала по ступеням крыльца.

    — Однако какие там странные вещи, в самом деле, творятся, папа, — говорила Женни, снимая у себя в комнате шляпку.

    — Что такое, Женюша?

    Гловацкая рассказала отцу все происходившее на ее глазах в Мереве.

    — Это скверно, — заметил старик. — Чудаки, право! люди не злые, особенно Егор Николаевич, а живут бог знает как. Надо бы Агнесе Николаевне это умненечко шепнуть: она направит все иначе, — а пока Христос с тобой — иди с богом спать, Женюшка.

    1 Бесстрашной рукой (лат.).

    Книга 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30 31
    Книга 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30
    Книга 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25
    Примечания
    © 2000- NIV