• Приглашаем посетить наш сайт
    Чулков (chulkov.lit-info.ru)
  • Некуда. Книга 1. Глава 15.

    Книга 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30 31
    Книга 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30
    Книга 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25
    Примечания

    ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
    ПЕРЕПИЛИЛИ

    Гловацкой очень хотелось выйти вслед за Лизой, но она осталась.

    Ольга Сергеевна вздохнула, сделала гримасу и, обратясь к Зине, сказала:

    — Накапь мне на сахар гофманских капель, да пошлите ко мне Абрамовну.

    Женни воспользовалась этим случаем и пошла позвать няню.

    Лиза сидела на балконе, положив свою головку на руку. Глаза ее были полны слез, но она беспрестанно смаргивала эти слезы и глядела на расстилавшееся за рекою колосистое поле.

    Женни подошла, поцеловала ее в лоб и села с ней рядом на плетеный диванчик.

    — Что там теперь? — спросила Лиза.

    — Ничего; Ольга Сергеевна, кажется, хочет уснуть.

    — Что, если это так будет всегда, целую жизнь?

    — Ну, бог знает что, Лиза! Ты не выдумывай себе, пожалуйста, горя больше, чем оно есть.

    — Что ж это, по-твоему, — ничего? Можно, по-твоему, жить при таких сценах? А это первое время; первый месяц дома после шестилетней разлуки! Боже мой! Боже мой! — воскликнула Лиза и, не удержав слез, горько заплакала.

    — Полно плакать, Лиза, — уговаривала ее Гловацкая.

    Лиза не могла удержаться и, зажав рот платком, вся дергалась от сдерживаемых рыданий.

    — Перестань, что это! Застанут в слезах, и еще хуже будет. Пойдем пройдемся.

    Лиза молча встала, отерла слезы и подала Женни свою руку.

    Девушки прошли молча длинную тополевую аллею сада и вышли через калитку на берег, с которого открывался дом и английский сад камергерши Меревой.

    — Какой красивый вид отсюда! — сказала Гловацкая.

    — Да, красивый, — равнодушно отвечала Лиза, снова обтирая платком слезы, наполнившие ее глаза.

    — А оттуда, из ее окон, я думаю, еще лучше.

    — Бог знает, — поле и наш дом, должно быть, видны. Впрочем, я, право, не знаю, и меня теперь это вовсе не занимает.

    Девушки продолжали идти молча по берегу.

    — Ваши с нею знакомы? — спросила Женни, чтобы не давать задумываться Лизе, у которой беспрестанно навертывались слезы.

    — С кем? — нетерпеливо спросила Лиза.

    — С Меревой.

    — Знакомы.

    Лиза опять обтерла слезы.

    — А ты познакомилась?

    — С Меревой?

    — Да.

    — Нет; мы ходили к ней с папой, да она нездорова что ль-то была: не приняла. Мы только были у Помады, навещали его. Хочешь, зайдем к Помаде?

    — Я очень рада была бы, Лиза, но как же это? Идти одним, к чужому мужчине, на чужой двор.

    — Да что ж такое? Ну что ж с нами сделается?

    — Ничего не сделается, а пойдут толковать.

    — Что ж толковать? Больного разве нельзя навестить? Больных все навещают. Я же была у него с папой, отчего же мне теперь не пойти с тобою?

    — Нет, я не пойду, Лиза, именно с тобою и не пойду, потому что здоровья мы ему с собою не принесем, а тебе уж так достанется, что и места не найдешь.

    — Да, вот это-то! — протянула, насупив бровки, Лиза и опять задумалась.

    — О чем ты все задумываешься? Брось это все, — говорила Женни.

    — Да, брось! Хорошо тебе говорить: «брось», а сама бы попробовала слушать эти вечные реприманды.

    И от всех, от всех, решительно от всех. Ах ты боже мой! да что ж это такое! И мать, и Зина, и Соничка, и даже няня. Только один отец не брюзжит, а то все, таки решительно все. Шаг ступлю — не так ступила; слово скажу — не так сказала; все не так, все им не нравится, и пойдет на целый день разговор. Я хотела бы посмотреть на тебя на моем месте; хотела бы видеть, отскакивало ли бы от тебя это обращение, как от тебя все отскакивает.

    — Чего ж ты сердишься, Лиза? Я ведь не виновата, что у меня такая натура. Я ледышка, как вы называли меня в институте, ну и что ж мне делать, что я такая ледышка. Может быть, это и лучше.

    — Я буду очень рада, если тебя муж будет бить, — совершенно забывшись, проговорила Лиза.

    Женни побледнела, как белый воротничок манишки ее, и дернула свою руку с локтя Лизы, но тотчас же остановилась и с легким дрожанием в голосе сказала:

    — Даже будешь рада!

    — Да, буду рада, очень буду рада!

    Женни опять подернуло, и ее бледное лицо вдруг покрылось ярким румянцем.

    — Ты взволнована и сама не знаешь, что говоришь, на тебя нельзя даже теперь сердиться.

    — Конечно, я глупа; чего ж на мои слова обращать внимание, — отвечала ей с едкой гримаской Лиза.

    — Не придирайся, пожалуйста. Недостает еще, чтобы мы вернулись, надувшись друг на друга: славная будет картина и тоже кстати.

    — Нет, ты меня бесишь.

    — Чем это?

    — Твоим напускным равнодушием, этой спокойностью какою-то. Тебе ведь отлично жить, и ты отлично живешь: у тебя все ладится, и всегда все будет ладиться.

    — Ну, так ты и желаешь, чтобы для разнообразия в моей жизни меня бил мой муж?

    — Не бил, а так вот пилил бы. Да ведь тебе что ж это. Тебе это ничего. Ты будешь пешкою у мужа, и тебе это все равно будет, — будешь очень счастлива.

    Женни спокойно молчала. Лиза вся дрожала от негодования и, насупив брови, добавила:

    — Да, это так и будет.

    — Что это такое?

    — Что будешь тряпкой, которой муж будет пыль стирать.

    Женни опять немножко побледнела и произнесла:

    — Ну, это мы посмотрим.

    — Нечего и смотреть: все так видно.

    — Не станем больше спорить об этом. Ты оскорблена и срываешь на мне свое сердце. Мне тебя так жаль, что я и сказать не умею, но все-таки я с тобой, для твоего удовольствия, не поссорюсь. Тебе нынче не удастся вытянуть у меня дерзость; но вспомни, Лиза, нянину пословицу, что ведь «и сырые дрова загораются».

    — И пусть! — еще более насупясь, отвечала Лиза.

    Гловацкая не ответила ни слова и, дойдя до перекрестной дорожки, тихо повернула к дому.

    Лиза шла рядом с подругою, все сильнее и сильнее опираясь на ее руку.

    Так они дошли молча до самого сада. Пройдя также молча несколько шагов по саду, у поворота к тополевой аллее Лиза остановилась, высвободила свою руку из руки Гловацкой и, кусая ноготок, с теми же, однако, насупленными бровками, сказала:

    — Ты на меня сердишься, Женни? Я перед тобою очень виновата; я тебя обидела, прости меня.

    Большие глаза Гловацкой и ее доброе лицо приняли выражение какого-то неописанного счастья.

    — Боже мой! — воскликнула она, — какое чудо! Лиза Бахарева первая попросила прощенья.

    — Да, прости меня, я тебя очень обидела, — повторила Лиза и, бросаясь на грудь Гловацкой, зарыдала, как маленький ребенок. — Я скверная, злая и не стою твоей любви, — лепетала она, прижимаясь к плечу подруги.

    У Гловацкой тоже набежали слезы.

    — Полно лгать, — говорила она, — ты добрая, хорошая девушка; я теперь тебя еще больше люблю.

    Лиза мало-помалу стихала и наконец, подняв голову, совсем весело взглянула в глаза Гловацкой, отерла слезы и несколько раз ее поцеловала.

    — Пойдем умоемся, — сказала Женни.

    Девушки снова вышли из сада и, взойдя на плотик, умылись и утерлись носовыми платками.

    — Вот если бы нас видели! — сказала Лиза с улыбкой, которая плохо шла к ее заплаканным глазам.

    — Ну и что ж, ничего бы не было, если бы и видели.

    — Как же! Ах, Женька, возьми меня, душка, с собою. Возьми меня, возьми отсюда. Как мне хорошо было бы с вами. Как я счастлива была бы с тобою и с твоим отцом. Ведь это он научил тебя быть такой доброю?

    — Нет, я ведь так родилась, такая ледышка, — смеясь, отвечала Женни.

    — Да, как же! Нет, это тебя выучили быть такой хорошей. Люди не родятся такими, какими они после выходят. Разве я была когда-нибудь такая злая, гадкая, как сегодня? — У Лизы опять навернулись слезы. Она была уж очень расстроена: кажется, все нервы ее дрожали, и она ежеминутно снова готова была расплакаться.

    Женни заметила это и сказала:

    — Ну, перестанем толковать, а то опять придется умываться.

    — Что ж, я говорю правду, мне это больно; я никогда не забуду, что сказала тебе. Я ведь и в ту минуту этого не чувствовала, а так сказала.

    — Ну, разве я этого не знаю.

    — То-то, ты не подумай, что я хоть на минуту тебя не любила.

    Лиза опять расплакалась.

    — Ты забудь, забудь, — говорила она сквозь слезы, — потому что я... сама ничего не помню, что я делаю. Меня... так сильно... так сильно... так сильно... оби... обидели... Возьми... возьми к себе, друг мой! ангел мой хранитель... сох... сохрани меня.

    — Что ты болтаешь, смешная! Как я тебя возьму? Здесь у тебя семья: отец, мать, сестры.

    — Я их буду любить, я их еще... больше буду лю... бить. Тут я их скорее перестану любить. Они, может быть, и доб... рые все, но они так странно со мною об... обра... щаются. Они не хотят понять, что мне так нельзя жить. Они ничего не хотят понимать.

    — Ты только успокойся, перестань плакать-то. Они узнают, какая ты добрая, и поймут, как с тобою нужно обращаться.

    — Н... нет, они не поймут; они никог... да, ни... ког... да не поймут. Тетка Агния правду говорила. Есть, верно, в самом деле семьи, где еще меньше понимают, чем в институте.

    Лиза, расстроенная до последней степени, неожиданно бросилась на колени пред Гловацкою и в каком-то исступлении проговорила:

    — Ангел мой, возьми! Я здесь их возненавижу, я стану злая, стану демоном, чудовищем, зверем... или я... черт знает, чего наделаю.

    Книга 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30 31
    Книга 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30
    Книга 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25
    Примечания
    © 2000- NIV