• Приглашаем посетить наш сайт
    Чулков (chulkov.lit-info.ru)
  • Некуда. Книга 1. Глава 24.

    Книга 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30 31
    Книга 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30
    Книга 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25
    Примечания

    ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
    В ПУСТОМ ДОМЕ

    Вся наша знакомая уездная молодежь немного размышляла о положении Лизы, но все были очень рады ее переселению в Мерево. Надеялись беспрестанно видеть ее у Гловацких, рассчитывали вместе читать, гулять, спорить и вообще разгонять, чем бог пошлет, утомительное semper idem 1 уездной жизни.

    А дело вышло совсем иначе.

    Лиза как уехала в Мерево, так там и засела. Правда, в два месяца она навестила Гловацкую раза четыре, но и то, как говорится, приезжала словно жару хватить. Приедет утречком, посидит, вытребует к себе Вязмитинова, сообщит ему свои желания насчет книг и домой собирается.

    — Что это с тобой делается, Лиза? — спрашивала ее Гловацкая: — я просто не узнаю тебя. Сердишься ты на меня что ли?

    — За что же мне на тебя сердиться, — я нимало к тебе не изменяюсь.

    — Чего же ты от нас скрываешься?

    — Я не скрываюсь.

    — То, бывало, жалуешься, что нельзя к нам ездить, а теперь едва в две недели раз глаза покажешь, да и то на одну минуту. Что этому за причина?

    — Какая же тут причина нужна? Мне очень хорошо теперь у себя дома; я занимаюсь — вот и вся причина.

    Женни и спрашивать ее перестала, а если, бывало, скажет ей, прощаясь: «приезжай скорее, Лиза», то та ответит «приеду», да и только.

    — Что же Лизавета Егоровна? — спрашивали Гловацкую доктор, Вязмитинов и Зарницын.

    Женни краснела при этом вопросе. Ей было досадно, что Лиза так странно ставит дело.

    — Уж не поссорились ли вы? — спрашивал ее несколько раз отец.

    — Фуй, папа! что вам за мысль пришла? — отвечала, вся вспыхнув, Женни.

    — То-то, я думаю, что бы это сделалось: были такие друзья, а тут вдруг и охладели.

    Женни становилось обидно за свое чувство, беспричинно заподозриваемое по милости странного поведения Лизы.

    Это была первая неприятность, которую Женни испытала в отцовском доме.

    Она попробовала съездить к Лизе. Та встретила ее очень приветливо и радушно, но Женни казалось, что и в этой приветливости нет прежней теплоты и задушевности, которая их связывала целые годы ранней юности.

    Женни старалась уверить себя, что это в ней говорит предубеждение, что Лиза точно та же, как и прежде, что это только в силу предубеждения ей кажется, будто даже и Помада изменился.

    Она не видала его почти два месяца. Только раз он прискакал в город, точно курьер, с запискою Лизы к Вязмитинову, переменил книги и опять улетел. Даже не присел и не разделся.

    — Некогда, некогда, — отвечал он на приглашение Женни хоть съесть что-нибудь и обогреться.

    Даже к доктору не зашел.

    «В самом деле, может быть, что-нибудь спешное», — подумала Женни и не обратила на это никакого внимания.

    Зато теперь, встретив Помаду у одинокой Лизы, она нашла, что он как-то будто вышел из своей всегдашней колеи. Во всех его движениях замечалась при Лизе какая-то живость и несколько смешная суетливость. Взошел смелой, но тревожной поступью, поздоровался с Женни и сейчас же начал доклад, что он прочел Милля и сделал отметки.

    — Вот место замечательное, — начал он, положив перед Лизою книжку, и, указывая костяным ножом на открытую страницу, заслонив ладонью рот, читал через Лизино плечо: «В каждой цивилизованной стране число людей, занятых убыточными производствами или ничем не занятых, составляет, конечно, пропорцию более чем в двадцать процентов сравнительно с числом хлебопашцев». Четыреста двадцать четвертая страница, — закончил он, закрывая книгу, которую Лиза тотчас же взяла у него и стала молча перелистывать.

    Помада опять бросился к кучке принесенных им книг и, открыв «Русский вестник», говорил:

    — А тут вот...

    Помада тревожно взглянул на не обращавшую на него никакого внимания Лизу и затих. Потом, дождавшись, как она отбросила перелистываемую ею книгу, опять начал:

    — А тут вот в «Русском вестнике» какой драгоценный вывод в одной статье.

    «Статистика в Англии доказывает, что пьяниц женщин в пять раз менее, чем мужчин. Вообще так приходится:

    Один пьяница на семьдесят четыре мужчины.

    Одна на четыреста тридцать четыре женщины.

    Один на сто сорок пять жителей обоего пола».

    — Преинтересный вывод! — воскликнул Помада и продолжал читать далее: «Отношение, замечательно совпадающее с отношением, существующим между преступниками обоих полов, по которому мужеских преступников ровно в пять раз более женских».

    — Замечательный вывод! — опять воскликнул Помада, окинув взором всех присутствовавших и остановив его на Лизе.

    — Отложите мне, я это буду читать, — небрежно проговорила Лиза.

    — Все-то уж, прости господи, пересчитали; оттого-то, видно, уже скоро и считать нечего станет, — произнесла кропотливо Абрамовна, убирая свою работу и отправляясь накрывать на стол.

    За обед Помада сел как семьянин. И за столом и после стола до самой ночи он чего-то постоянно тревожился, бросался и суетливо оглядывался, чем бы и как услужить Лизе. То он наливал ей воды, то подавал скамейку или, как только она сходила с одного места и садилась на другое, он переносил за нею ее платок, книгу и костяной ножик.

    Женни несколько раз хотелось улыбнуться, глядя на это пажеское служение Помады, но эта охота у нее пропадала тотчас, как только она взглядывала на серьезное лицо Лизы и болезненно тревожную внимательность кандидата к каждому движению ее сдвинутых бровей.

    Женни осталась ночевать. Вечером все спокойно уселись на оттоманах в бахаревском кабинете.

    Тут же сидела и Абрамовна. Убрав чай, она надела себе на нос большие очки, достала из шкафа толстый моток ниток и, надев его на свои старческие колени, начала разматывать.

    Моток беспрестанно соскакивал, как только старуха чуть-чуть неловко дергала нитку.

    — О, прах тебя побери! — восклицала Абрамовна каждый раз после такого казуса.

    — Тебе неловко, няня? — спросила Женни.

    — Какая тут ловкость, моя красавица! — отвечала сердясь, старуха, — ничего нет, ни моталки, ничего, ничего. Заехали в вир-болото, да и куликуем.

    — Дай я тебе подержу.

    — Ну, что, вздор! И так размотаю. Не к спеху дело, не к смерти грех.

    — Полно, няня, церемониться, давай, — перебила Женни, чувствуя, что ей самой нечего делать, и, севши против старухи, взяла моток на свои руки.

    В одиннадцать часов Лиза сказала:

    — Поесть бы нужно, няня.

    Няня молча вышла и принесла два очищенные копченые рыбца и масленку с сливочным маслом.

    — Огурца нет, няня?

    — Нету, сударыня, не принесла.

    — А нельзя принести?

    — Будить-то теперь бабу, да в погреб-то посылать.

    Помада вскочил и взялся за свою неизменную фуражку.

    — Куда вы? — спросила, надвинув брови, Лиза.

    — К себе; я сейчас от себя принесу.

    — Сделайте одолжение, успокойтесь; никто вас не просит о такой любезности.

    Помада сконфузился, но беспрекословно повиновался и положил фуражку.

    Тотчас после закуски он стал прощаться. Женни подала Помаде руку, а Лиза на его поклон только сухо ответила:

    — Прощайте.

    Помада вышел. В эти минуты в нем было что-то страдальческое, и Женни очень не понравилось, как Лиза с ним обращается.

    — Что, ты им недовольна за что-нибудь? — спросила она.

    — Нисколько. Отчего это тебе показалось?

    — Да что за пренебрежение такое в обращении?

    — Никакого пренебрежения нет: обращаюсь просто, как со всеми. Ты меня извинишь, Женни, я хочу дочитать книгу, чтобы завтра ее с тобой отправить к Вязмитинову, а то нарочно посылать придется, — сказала Лиза, укладываясь спать и ставя возле себя стул со свечкой и книгой.

    — Пожалуйста, читай, — отвечала спокойно Женни, но в душе ей это показалось очень обидно.

    Девушки легли на одной оттоманке, голова к голове, а старуха напротив, на другом оттомане.

    Она долго молилась перед образом. Женни лежала молча и думала; Лиза читала. Абрамовна стояла на коленях. В комнате было только слышно, как шелестили листы.

    — Что это, матушка! опять за свои книжечки по ночам берешься? Видно таки хочется ослепнуть, — заворчала на Лизу старуха, окончив свою долгую вечернюю молитву. — Спать не хочешь, — продолжала она, — так хоть бы подруги-то постыдилась! В кои-то века она к тебе приехала, а ты при ней чтением занимаешься.

    — Перестань, няня: я у Женни просила извинения. Мне надо кончить книгу.

    — Ну как не надо! Очень надобность большая, — к спеху ведь. Не все еще переглодала. Еще поищи по углам; не завалилась ли еще где какая... Ни дать ни взять фараонская мышь, — что ни попадет — все сгложет.

    — Ах, как это, наконец, скучно! Терпенья нет! — сказала Лиза, сделав движение и швырнув на колени книгу; но тотчас же взяла ее снова и продолжала читать.

    Далеко за полночь читала Лиза; няня крепко спала; Женни, подложив розовый локоток под голову, думала о Лизе, о матери, об отце, о детских годах, и опять о Лизе, и о теперешней перемене в ее характере.

    «Неужто она не добрая, — думала Женни, — неужто я в ней ошиблась?»

    И Женни сейчас же гнала от себя прочь эту мысль.

    «Нет, — решила она, — это случайность; она все такая же и любит меня...» «А странно, — размышляла Женни далее: — разве можно забыть человека для книги? Нельзя. Я бы этого никак не могла». — «Не для книги, не для бумажной книги, а для живой, всемогущей, творческой мысли, для неугасимой жажды света и правды; для них уне есть человеку погибнути», — говорил ей другой голос. «Да, но разве это необходимо? разве это даже нужно? Разве искание света и правды становится труднее с сердцем, согретым животворною теплотою взаимности и сочувствия?..»

    — Что, наш «прах» спит? — прошептала Лиза.

    Веселое, что-то прежнее звучало Женни в этом шепоте.

    Гловацкая вскинула головку, а Лиза, облокотясь на подушку, держит у рта пальчик и другою рукою грозит ей, указывая на спящую старуху.

    — Спит, думаешь? — еще тише спросила Лиза.

    — Да, наверно.

    — Давай покурим.

    — Я уже совсем отвыкла, но давай покурю.

    Лиза встала в одной рубашке, подошла неслышными шагами к висевшему на гвозде платью, вынула оттуда пачку с папиросами и зажгла себе одну, а другую подала Женни.

    — Зачем ты не куришь при ней? — прошептала Женни.

    — Помилуй! начнет прибирать, «прах» да «распрах», и конца нет.

    — А добрая старуха.

    — Добрейшая, но чудиха ужасная. Я ее иногда злю.

    — Зачем ты это делаешь? Нехорошо.

    — Ведь она не сердится, — прахов мне насулит, и только.

    Лиза весело засмеялась тем беззвучным смехом, которым женщины умеют смеяться, обманывая ворчливую мать или ревнивого мужя.

    Девушки лежали, облокотясь на подушки друг против друга, и докуривали папироски. Женни внимательно глядела в умненькие глаза Лизы, смотревшие теперь как глаза ручной птицы, и в ее веселенькое личико, беспрестанно складывавшееся в невинную улыбку над обманутой старушкой.

    Наконец оба лица стали серьезнее, и девушки долго смотрели друг на друга.

    — Что ты так смотришь, Женька? — спросила, вздохнув, Лиза.

    «Я хотела тебя спросить, зачем ты стала меня чуждаться?» — собиралась было сказать Гловацкая, обрадованная добрым расположением Лизы, но прежде чем она успела выговорить вопрос, возникший в ее головке, Лиза погасила о подсвечник докуренную папироску и молча опустила глаза в книгу.

    Перед Гловацкой уже опять не было прежней Лизы, перед нею снова была Лиза, уязвившая ее чистое сердце впервые отверженным без всякой вины чувством.

    Женни молча опустилась на подушку.

    «Говорят, — думала она, стараясь уснуть, — говорят, нельзя определить момента, когда и отчего чувство зарождается, — а можно ли определить, когда и отчего оно гаснет? Приходит... уходит. Дружба придет, а потом уйдет. Всякая привязанность также: придет... уйдет... не удержишь. Одна любовь!.. та уж...» — «придет и уйдет», — отвечал утомленный мозг, решая последний вопрос вовсе не так, как его хотело решить девичье сердце Женни.

    Но сердце ее не слыхало этого решения и тихо билось в груди, обещавшей кому-то много-много хорошего,прочного счастья.

    1 Однообразие (лат.).

    Книга 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30 31
    Книга 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30
    Книга 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25
    Примечания
    © 2000- NIV