• Приглашаем посетить наш сайт
    Чернышевский (chernyshevskiy.lit-info.ru)
  • Некуда. Книга 3. Глава 21.

    Книга 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30 31
    Книга 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30
    Книга 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25
    Примечания

    ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ
    БАРОН И БАРОНЕССА

    Лизавета Егоровна Бахарева не могла оставить Дома Согласия на другой же день после происшедшей там тревоги: здоровье ее не выпустило. И без того слабая и расстроенная, она не могла вынести последнего известия о Райнере. Силы, еще кое-как державшие ее во время совершаемого Белоярцевым аутодафе и при сцене с лавочником, оставили ее вовсе, как только она затворилась в своей комнате. Ночь всю до бела света она провела одетая в своем кресле и, когда Ступина утром осторожно постучалась в ее дверь, привскочила с выражением страшного страдания. Легкие удары тоненького женского пальца в дощатую дверь причиняли ей такое несносное мучение, которое можно сравнить только с тем, как если бы начали ее бить по голове железными молотами. Тихий голос Ступиной, звавшей ее из двери к чаю, раздавался в ее ушах раздирающим неприятным треском, как от щипанья лучины. Лиза попробовала было сказать, что она не хочет чаю и не выйдет, но первый звук ее собственного голоса действовал на нее так же раздражающе, как и чужой. Лиза испугалась и не знала, что с собой делать: ей пришла на ум жена Фарстера в королеве Мааб, и перспектива быть погребенною заживо ее ужаснула.

    Лиза взяла клочок бумаги, написала: «Пошлите кого-нибудь сейчас за Розановым», передала эту записочку в дверь и легла, закрыв голову подушками.

    У нее было irritatia systemae nervorum, 1 доходящее до такой чувствительности, что не только самый тихий человеческий голос, но даже едва слышный шелест платья, самый ничтожный скрип пера, которым Розанов писал рецепт, или звук от бумажки, которую он отрывал от полулиста, все это причиняло ей несносные боли.

    Дружеские заботы Розанова, спокойствие и тишина, которые доставляли больной жильцы Дома, и отсутствие лишних людей в три дня значительно уменьшили жестокость этих припадков. Через три дня Лиза могла читать глазами книгу и переносила вблизи себя тихий разговор, а еще через день заговорила сама.

    — Дмитрий Петрович! — были первые слова, обращенные ею к Розанову. — Вы мой старый приятель, и я к вам могу обратиться с таким вопросом, с которым не обратилась бы ни к кому. Скажите мне, есть у вас деньги?

    — Сколько вам нужно, Лизавета Егоровна?

    — Хоть тысячу рублей.

    Розанов улыбнулся и покачал отрицательно головой.

    — Я ведь получу мой выдел.

    — Да нет у меня, Лизавета Егоровна, а не о том забота, что вы отдадите. Вот сто или полтораста рублей это есть, за удовольствие сочту, если вы их возьмете. Я ведь ваш должник.

    — А у Женни, не знаете — нет денег?

    — Таких больших?

    — Ну да, тысячи или двух.

    — Наверно знаю, что нет. Вот возьмите пока у меня полтораста рублей.

    — Мне столько никуда не годится, — отвечала Лиза.

    Через день она спрашивала Розанова: можно ли ей выйти без опасности получить рецидив.

    — Куда же вы пойдете? — осведомился Розанов.

    — Разве это не все равно?

    — Нет, не все равно. К Евгении Петровне дня через два будет можно; к Полине Петровне тоже можно, а сюда, в свою залу, положительно нельзя, и нельзя ни под каким видом.

    — Я хотела съездить к сестре.

    — К какой сестре?

    — К Софи.

    — К Софье Егоровне! Вы!

    — Ну да, — только перестаньте, пожалуйста, удивляться: это... тоже раздражает меня. Мне нужно у нее быть.

    Розанов промолчал.

    — Я вам говорила, что мне нужны деньги. Просить взаймы я не хочу ни у кого, да и не даст никто; ведь никому же не известно, что у меня есть состояние.

    Розанов кивнул головой в знак согласия.

    — Так видите, что я хотела... мне деньги нужны очень... как жизнь нужны... мне без них нечего делать.

    — А с двумя тысячами? — спросил Розанов.

    Лиза помолчала и потом сказала тихо:

    — Я заведу мастерскую с простыми девушками.

    Розанов опять молчал.

    — Так видите, я хочу уладить, чтобы сестра или ее муж дали мне эти деньги до выдела моей части. Как вы думаете?

    — Конечно... я только не знаю, что это за человек муж Софьи Егоровны.

    — Я тоже не знаю, но это все равно.

    — Ну, как вам сказать: нет, это не все равно! А лучше, не поручите ли вы этого дела мне? Поверьте, это будет гораздо лучше.

    Лиза согласилась уполномочить Розанова на переговоры с бароном и баронессою Альтерзон, а сама, в ожидании пока дело уладится, на другой же день уехала погостить к Вязмитиновой. Здесь ей, разумеется, были рады, особенно во внимание к ее крайне раздраженному состоянию духа.

    В один из дней, следовавших за этим разговором Лизы с Розановым, последний позвонил у подъезда очень парадного дома на невской набережной Васильевского острова.

    Ему отпер пожилой и очень фешенебельный швейцар.

    — Теперь, разумеется, застал дома? — спросил Розанов, показывая старику свои карманные часы, на которых было три четверти девятого.

    Швейцар улыбнулся, как улыбаются старые люди именитых бар, говоря о своих новых хозяевах из карманной аристократии.

    — Спит? — спросил Розанов.

    — Нет-с, не спит; с полчаса уж как вставши, да ведь... не примет он вас.

    — Ну, это мы увидим, — отвечал Розанов и, сбросив шубу, достал свою карточку, на которой еще прежде было написано: «В четвертый и последний раз прошу вас принять меня на самое короткое время. Я должен говорить с вами по делу вашей свояченицы и смею вас уверить, что если вы не удостоите меня этой чести в вашем кабинете, то я заговорю с вами в другом месте».

    Швейцар позвонил два раза и передал карточку появившемуся на лестнице человеку, одетому, как одеваются некоторые концертисты.

    Артист взял карточку, обмерил с верхней ступени своего положения стоявшего внизу Розанова и через двадцать минут снова появился в зеленых дверях, произнеся:

    — Барон просит господина Розанова.

    Дмитрий Петрович поднялся по устланной мягким ковром лестнице в переднюю, из которой этот же концертист повел его по длинной анфиладе комнат необыкновенно изящно и богато убранного бельэтажа.

    В конце этой анфилады проводник оставил Розанова, а через минуту в другом конце покоя зашевелилась массивная портьера. Вошел небольшой человек с неизгладимыми признаками еврейского происхождения и с непомерными усилиями держать себя англичанином известного круга.

    Это и был барон Альтерзон, доселе не известный нам муж Софьи Егоровны Бахаревой.

    — Розанов, — назвал себя Дмитрий Петрович.

    Альтерзон поклонился молча и не вынимая рук, спрятанных до половины пальцев в карманы.

    — Я имею к вам дело, — начал стоя Розанов.

    Альтерзон снова молча поклонился.

    — Извините меня, я не люблю разговаривать стоя, — произнес Розанов и, севши с нарочитою бесцеремонностью, начал: — Само собою разумеется, и вам, и вашей супруге известно, что здесь, в Петербурге, живет ее сестра, а ваша свояченица Лизавета Егоровна Бахарева.

    — Да-с, — процедил Альтерзон.

    — Она сама не может быть у вас...

    — Да мы и не можем ее принимать, — подсказал Альтерзон с сильным еврейским акцентом.

    Розанову показалось, что он когда-то и где-то слыхал этот голос.

    — Отчего вы не можете ее принимать? — спросил он довольно мягко.

    — Оттого... что она себя так странно аттестует.

    — Как же это, позвольте узнать, она себя так аттестует, что даже родная сестра не может ее принять?

    — Моя жена принадлежит к известному обществу, мы имеем свою репутацию, — надменно произнес Альтерзон.

    Розанов посмотрел на барона, и еще страннее ему показалось, что даже черты лица барона ему не совсем незнакомы.

    — Лизавета Егоровна такая честная и непорочная в своем поведении девушка, каких дай нам бог побольше, — начал он, давая вес каждому своему слову, но с прежнею сдержанностью. — Она не уронила себя ни в каком кружке, ни в коммерческом, ни в аристократическом.

    — Я знаю, что она девица образованная.

    — Но что же такое-с?

    — Она живет в таком доме!

    — Гм! Вы это говорите так, что, кто не знает Лизаветы Егоровны, может, по тону вашего разговора, подумать, что сестра вашей жены живет бог знает в каком доме.

    — Да это почти все равно, — отвечал Альтерзон, топорщась индейским петухом.

    Розанов вспыхнул.

    — Ну, это только показывает, что до вас о житье Лизаветы Егоровны доходили слишком неверные и преднамеренно извращенные в дурную сторону слухи.

    — Мы не собираем о ней никаких слухов, — процедил Альтерзон с презрительной гримасой.

    — Впрочем, мы можем оставить э тот спор, — примирил Розанов.

    — Я тоже так полагаю, — еще обиднее заметил Альтерзон.

    «А дьявол тебя побирай, жида шельмовского», — подумал Розанов, но опять удержался и заговорил тихо:

    — Лизавете Егоровне очень нужны небольшие деньги.

    — Она получает, что ей назначено.

    — Да, но она хочет получить разом несколько более, в счет того, что ей будет следовать по разделу.

    — По какому разделу?

    — По разделу их наследственного имения.

    Альтерзон оттопырил губы и помотал отрицательно головою.

    — Как прикажете понимать это ваше движение? — спросил Розанов.

    — Я ничего в этом деле не знаю. Я знаю только, что Лизавета Егоровна была непочтительная дочь к своим родителям.

    — Так что же, она лишена наследства, что ли?

    — Я так полагаю. На это есть духовное завещание матери.

    — Это басни, — воскликнул Розанов. — Именье родовое, отцовское.

    — Это до меня не касается.

    — Конечно, — на это есть суд, и вы, разумеется, в этом не виноваты. Суд разберет, имела ли Ольга Сергеевна право лишить, по своему завещанию, одну дочь законного наследства из родового отцовского имения. Но теперь дело и не в этом. Теперь я пришел к вам только затем, чтобы просить вас от имени Лизаветы Егоровны, как ее родственника и богатого капиталиста, ссудить ее, до раздела, небольшою суммою.

    — Какою, например?

    — Ей нужны две тысячи рублей.

    — И это вы называете небольшою суммою!

    — Относительно. Для состояния, которое должна получить Лизавета Егоровна, и тем более для вашего состояния, я думаю, что две тысячи рублей можно назвать совершенно ничтожною суммою.

    — Моего состояния никто не считал, — заносчиво ответил Альтерзон.

    — Но вы известный негоциант!

    — Так что ж! Мне мои деньги нужны на честные торговые обороты, а не на то, чтобы раздавать их всякой распутной девчонке на ее распутства.

    — Что! — крикнул, весь позеленев и громко стукнув по столу кулаком, Розанов.

    Альтерзон вздрогнул и бросился к сонетке.

    Розанов ожидал этого движения. Одним прыжком он кинулся на негоцианта, схватил его сзади за локти.

    — Ты знал Нафтула Соловейчика? — спросил он Альтерзона.

    — Знал, — довольно спокойно для своего положения отвечал Альтерзон. — Соловейчик мне подарил несколько корректур, на которых есть разные поправки.

    — Да, — ну так что ж?

    — Ничего больше.

    — А ничего, так гляди, разочти поверней: нам ведь нечего много терять, а ты небось отвык от śledzianej watrobi. 2

    Негоциант молчал.

    — Так дашь, жид, денег?

    — Не дам.

    — Ну, черт тебя возьми! — произнес Розанов и посадил Альтерзона в кресло так, что даже пружины задребезжали.

    — Не ворошись, а то будешь бит всенародно, — сказал он ему в назидание и взял шляпу.

    В дверях кабинета показалась Софья Егоровна.

    — Мне здесь послышался шум, — сказала она, распахнув драпировку.

    — Ах, Софья Егоровна!

    — Дмитрий Петрович!

    — Сколько лет, сколько зим! Пополнели, похорошели, — говорил Розанов, стараясь принять беззаботный вид и не сводя глаз с сидящего неподвижно Альтерзона.

    — А вы знакомы с моим мужем?

    — Как же-с! мы давнишние, старые приятели с бароном.

    — Видаетесь вы с Лизой?

    — Да, мы друг друга не забываем.

    — Она, говорят, сильно изменилась.

    — Не все цветут, как вы!

    — Полноте, пожалуйста! Я Женни видела: та очень авантажна и так одета. Она бывает в свете?

    — Из него не выходит.

    — Вы всё шутите. — А Лиза: боже мой, какую жизнь она ведет!

    — Да, вот, чтобы перестроить эту жизнь, ей нужны взаймы две тысячи рублей: их вот именно я и просил у вашего благоверного, так не дает. Попросите вы, Софья Егоровна.

    — Мне, — я, право, никогда не мешаюсь в эти дела.

    — Ну, для сестры отступите от своего похвального правила; вмешайтесь один раз. Лизавете Егоровне очень нужно.

    — И куда это Лиза девает свои деньги? Ведь ей дают каждый год девятьсот рублей: это не.шутка для одной женщины.

    — Софья Егоровна, я думаю, у вас есть платья, которые стоят более этих денег.

    — Да, это конечно, — проронила, несколько сконфузясь, Софи.

    Розанов видел, что здесь более нечего пробовать.

    — Прощай, голубчик, — сказал он с притворной лаской по-прежнему безмолвно сидевшему Альтерзону и, раскланявшись с Софьею Егоровною, благополучно вышел на улицу.

    Розанов только Евгении Петровне рассказал, что от Альтерзонов ожидать нечего и что Лизе придется отнимать себе отцовское наследство не иначе как тяжбою. Лизе он медлил рассказать об этом, ожидая, пока она оправится и будет в состоянии равнодушнее выслушать во всяком случае весьма неприятную новость. Он сказал, что Альтерзона нет в городе и что он приедет не прежде как недели через две.

    Наконец прошли и две недели. У Лизы недоставало более терпения сидеть сложа руки.

    «Пока что будет, я хоть достану себе переводов, — решила она, — и если завтра не будет Альтерзона, то пойду сама к сестре».

    Чтобы предупредить возможность такого свидания, которое могло очень неприятно подействовать на Лизу, Розанов сказал, что Альтерзон вчера возвратился и что завтра утром они непременно будут иметь свидание, а потому личное посещение Лизы не может иметь никакого места.

    1 Нервное возбуждение (лат.).

    2 Селедочной требушки. (Прим, автора.)

    Книга 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30 31
    Книга 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30
    Книга 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25
    Примечания
    © 2000- NIV