• Приглашаем посетить наш сайт
    Культурология (culture.niv.ru)
  • Некуда. Книга 2. Глава 15.

    Книга 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30 31
    Книга 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30
    Книга 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25
    Примечания

    ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
    ГЕНЕРАЛ СТРЕПЕТОВ

    Вскоре после описанных последних событий Розанов с Райнером спешно проходили по одному разметенному и усыпанному песком московскому бульвару. Стоял ясный осенний день, и бульвар был усеян народом. На Спасской башне пробило два часа.

    Райнер с Розановым шли довольно скоро и не обращали внимания на бульварную толпу.

    На одной лавочке, в конце бульвара, сидел высокий сутуловатый человек с большою головою, покрытою совершенно белыми волосами, и с сильным выражением непреклонной воли во всех чертах умного лица. Он был одет в ватную военную шинель старой формы с капюшоном и в широкодонной военной фуражке с бархатным околышем и красными кантами.

    Рядом с этим человеком сидел Илья Артамонович Нестеров.

    Оба эти лица вели между собою спокойный разговор, который, однако, не тек плавным потоком, а шел лаконически, отдельными замечаниями, насмешечками и сдержанными улыбками, дополнявшими лаконические недомолвки устной речи.

    Из толпы людей, проходивших мимо этой пары, многие отвешивали ей низкие поклоны. Кланялись и старики, и кремлевские псаломщики, и проходивший казанский протопоп, и щеголеватый комми с Кузнецкого моста, и толстый хозяин трех лавок из Охотного ряда, и университетский студент в ветхих панталонах с обитыми низками и в зимнем пальто, подбитом весенним ветром.

    Военный старик спокойно снимал свою фуражку и совершенно с одинаковым вниманием отвечал на каждый поклон. С ним вместе откланивался и Илья Артамонович. Иногда военный старик останавливал кого-нибудь из известных ему людей и предлагал один-два короткие вопроса и затем опять делал своему соседу короткие односложные замечания, после которых они улыбались едва заметною улыбкою и задумывались.

    Поравнявшись с этою парою, Розанов, несмотря на свою сосредоточенность, заметил ее и поклонился.

    — Кому это вы кланялись? — спросил, оглядываясь, Райнер.

    — Вон тому старику.

    — Кто ж это такой?

    — Генерал Стрепетов, — с некоторою национальною гордостью отвечал доктор.

    — Вот это-то Стрепетов! — воскликнул Райнер.

    — Будто вы его не узнали?

    — Я его никогда не видал. Какая голова львиная!

    — Да, это голова.

    — Вы с ним знакомы?

    — Нет: ему здесь все кланяются.

    — С кем же это он сидит?

    — А это купец Нестеров, старовер.

    Доктор с Райнером повернули с бульвара направо и исчезли в одном переулке.

    Можно было предположить, что доктор только отвел куда-то Райнера, где не требовалось его собственного присутствия, ибо он вскоре снова появился на бульваре и так же торопливо шел в обратную сторону.

    Генерал и старовер еще сидели на той же лавочке. Толпа стала редеть.

    — Господину доктору, — произнес Нестеров, кланяясь во второй раз Розанову.

    — Здравствуйте, Илья Артамонович, — ответил Розанов, откланиваясь и не останавливая своего шага.

    — Здравствуйте, господин доктор! — вдруг неожиданно произнес генерал Стрепетов.

    Доктора очень удивило это неожиданное приветствие и он, остановясь, сделал почтительный поклон генералу.

    — Не хотите ли присесть? — спросил его Стрепетов, показывая рукою на свободную половину скамейки.

    Розанов поблагодарил.

    — Присядьте, прошу, — повторил генерал.

    Розанов сел.

    — Устали? — начал Стрепетов, внимательно глядя в лицо доктора.

    — Нет, не особенно устал.

    — Что, вы давно в Москве?

    — Нет, очень недавно.

    — Здешнего университета?

    — Нет, я был в киевском университете.

    — Значит, пан муви по-польску: «бардзо добжэ».

    — Я говорил когда-то по-польски.

    — Ну, а что у нас в университете?

    — Кажется, ничего теперь.

    — Депутация вернулась?

    — Да, они возвратились.

    — Не солоно хлебавши, — досказал генерал с ядовитою улыбкой, в которой, впрочем, не было ничего особенно обидного для депутатов, о которых шла речь.

    Генерал еще пошутил с Розановым и простился с ним и Нестеровым у конца бульвара.

    Вечером в этот день доктор зашел к маркизе; она сидела запершись в своем кабинете с полковником Степаненко.

    Доктор ушел к себе, взял книгу и завалился на диван.

    Около полуночи к нему зашел Райнер.

    — Что это у нашей маркизы? — спросил он на первом шагу, входя в кабинет Розанова.

    — А что?

    — Такая таинственность. Шторы спущены, двери кругом заперты, и никого не принимает.

    — Она с Степаненко сидит.

    — То-то, что ж это там за секреты вдруг?

    — Да так, друг друга на выгонки пугают.

    Райнер засмеялся.

    — Комедия, правр, — весело вставил доктор, — трус труса пугает. Вот, Райнер, нет у нас знакомого полицейского, надеть бы мундир да в дверь. Только дух бы сильный пошел.

    Райнер опять засмеялся.

    — А что на сходке? — спросил доктор.

    — Ах, тоже бестолковщина. Начнут о деле, а свернут опять на шпионов.

    — Вы заходили к Бахаревым?

    — Да, на минутку был, — отвечал Райнер довольно сухо и как бы вовсе нехотя.

    Доктор перестал спрашивать и продолжал чтение. Райнер остался у него ночевать, разделся и тотчас же уснул.

    Утром Райнер с доктором собирались выйти вместе и, снаряжаясь, пошучивали над вчерашним экстренным заседанием у маркизы. Райнер говорил, что ему надо ехать в Петербург, что его вызывают.

    В это время в воротах двора показался высокий человек в волчьей шубе с капюшоном и в киверообразной фуражке. Он докликался дворника, постоял с ним с минуту и пошел прямо в квартиру Розанова.

    Розанов все это видел из окна и никак не мог понять, что бы это за посетитель такой?

    Через минуту это объяснилось: это был лакей генерала Стрепетова, объявивший, что генерал приказали кланяться и просят побывать у них сегодня вечером.

    Лакей ничего не сказал больше.

    Доктор обещался прийти. Целый день он ломал себе голову, отыскивая причину этого приглашения и путаясь в разных догадках. Райнера тоже это занимало.

    Вечером, в половине восьмого часа, Розанов выпил наскоро стакан чаю, вышел из дома, сторговал извозчика на Мясницкую и поехал.

    На Мясницкой доктор остановился у невысокого каменного дома с мезонином и вошел в калитку. Вечер был темный, как вообще осенние вечера в серединной России, и дом, выкрашенный грязножелтою краскою, смотрел нелюдимо и неприветливо. В двух окнах ближе к старинному крыльцу светилось, а далее в окнах было совсем черно, и только в одном из них вырезалась слабая полоска света, падавшего из какого-то другого помещения. В передней на желтом конике сидел довольно пожилой лакей и сладко клевал носом. Около него, облокотясь руками на стол, спал казачок. В передней было чисто: стояла ясеневая вешалка с военными шинелями, пальто и тулупчиком, маленький столик, зеркало и коник, а на стене висел жестяной подсвечник с зеркальным рефлектором, такой подсвечник, какой в Москве почему-то называется «передней лампой».

    При входе доктора старый лакей проснулся и толкнул казачка, который встал, потянулся и опять опустился на коник.

    Розанову вся эта обстановка несколько напоминала губернские нравы.

    — Дома генерал? — спросил он лакея.

    — У себя-с, — отвечал старик.

    — Могу я его видеть?

    — Вы чиновник?

    — Нет, не чиновник, — отвечал доктор.

    — Пожалуйте;—ласково пригласил старик, вешая докторское пальто.

    — Кто же доложит обо мне? — спросил доктор. — Надо доложить, что Розанов, за которым Александр Павлович присылал нынче утром.

    — Пожалуйте, пожалуйте, докладывать не надо. Я вот только посвечу вам: генерал в своем кабинете, в мезонине.

    Доктор, следуя за лакеем, прошел через залу, которая при минутном освещении обратила на себя его внимание крайнею простотою убранства; затем они повернули в коридор и стали подниматься по деревянной лестнице.

    Дойдя до поворота, где лестница образовывала небольшую площадку, лакей со свечою остановился и, сделав доктору знак, пропустил его вперед.

    Доктор один, без провожатого, поднялся на вторую половину лестницы и очутился в довольно большой комнате, где за столом сидел весьма почтенный человек и читал газету.

    При появлении доктора человек встал, окинул его с ног до головы спокойным, умным взглядом и, взявшись за ручку одной из боковых дверей, произнес вполголоса:

    — Пожалуйте.

    В отворенную дверь Розанов увидел еще большую комнату с диванами и большим письменным столом посредине. На этом столе горели две свечи и ярко освещали величественную фигуру колоссального седого орла.

    Этот орел был генерал Стрепетов.

    Генерал Стрепетов сидел на кресле по самой середине стола и, положив на руки большую белую голову, читал толстую латинскую книжку. Он был одет в серый тулупчик на лисьем меху, синие суконные шаровары со сборками на животе и без галстука. Ноги мощного старика, обутые в узорчатые азиатские сапоги, покоились на раскинутой под столом медвежьей шкуре.

    При входе доктора генерал поднял голову, покрыл ладонью глаза и, всмотревшись в гостя, произнес:

    — Прошу покорно.

    Доктор поклонился.

    — Очень благодарен, что пожаловали, — сказал опять Стрепетов и, указывая на стул, стоявший сбоку стола, добавил: — прошу садиться.

    Доктор ничего не отвечал и молча сел на указанный ему стул.

    Стрепетов вынул из кармана синий фуляр с белыми кольцами, осмотрел его и, громко высморкавшись, спросил:

    — Вы ведь из революционеров?

    Розанов смешался.

    Стрепетов, свертывая платок, взглядывал исподлобья на Розанова.

    — Это нехорошо отрекаться от своего звания, — заметил Стрепетов после довольно долгой паузы.

    — Я не знаю, что вы хотите сказать этим? — проговорил смущенный Розанов.

    Стрепетов посмотрел на него и, не сводя своего орлиного взгляда, сверкавшего из-под нависших белых волос, начал:

    — Я вас сконфузил. Это утешительно: значит, вы действительно еще русский человек, своего смысла не утратили. Чувствуете, что затевают дело неладное.

    Доктор выжидал, что будет далее.

    — Р-е-в-о-л-ю-ц-и-я! — произнес с большою расстановкою Стрепетов. — Это какое слово? Слышится будто что-то как нерусское, а? С кем же это вы хотите делать революцию на Руси?

    — Вы мне, Александр Павлович, уже раз заметили, что я отрекаюсь от своего звания, а мне и еще раз придется отречься. Я никакой революции не затеваю.

    — Верю. Ну, а другие?

    — Почем же мне знать, что думают другие! «У всякого барона своя фантазия».

    — У всякого есть свой царь в голове, говорится по-русски, — заметил Стрепетов. — Ну, а я с вами говорю о тех, у которых свой царь-то в отпуске. Вы ведь их знаете, а Стрепетов старый солдат, а не сыщик, и ему, кроме плутов и воров, все верят.

    — И я вам верю, — произнес Розанов, смело и откровенно глядя в грозное лицо старика.

    Теперешний Стрепетов был не похож на Стрепетова, сидевшего вчера на лавочке бульвара. Он был суров и гневен. Умный лоб его морщился, брови сдвигались, он шевелил своими большими губами и грозно смотрел в сторону из-под нависших бровей. Даже белый стог волос на его голове как будто двигался и шевелился.

    «Недаром тобой детей-то пугали», — подумал Розанов, сидя спокойно и храня мертвое молчание.

    Это тянулось несколько минут.

    — Асессор! — крикнул наконец Стрепетов, ударяя два раза в ладоши.

    По лестнице раздались шаги спускающегося человека, потом по ней кто-то быстро взбежал, и в комнату вошел казачок.

    — Прикажи подать чаю, — велел Стрепетов, и опять водворилось молчание.

    Через десять минут подали генералу большую чайную чашку чаю, а Розанову стакан.

    — Вы и должны мне верить, — раздражительно произнес Стрепетов, проглотив два глотка чаю.

    — Я вам и верю, — отвечал Розанов.

    — Со мной нечего бояться откровенности. Откровенничаете же с кем попало, лишь бы вам потакали по вас.

    — Я с вами готов быть совершенно откровенным, — спокойно произнес Розанов.

    Генерал взглянул на него и потребовал себе другую чашку чаю.

    Он, видимо, обезоруживался, но оставался чрезвычайно возбужденным и серьезным.

    — Кто ж это у вас коноводом? Кто этим делом коноводит?

    — Я хочу отвечать вам, Александр Павлович, совершенно откровенно, а мой ответ опять вам может показаться уверткой: никакого коновода я не знаю, и никто, мне кажется, ничем не коноводит.

    Стрепетов взглянул на доктора, потом хлебнул чаю и проговорил:

    — Ну, это значит еще умнее.

    — Так оно и есть, как я говорю.

    — А какой это иностранец тут у вас сидит?

    — Верно, вы изволили слышать о Райнере?

    — Может быть. Что ж оно такое этот, как вы его называете, Райнер?

    — Очень честный и умный человек.

    — Отзыв завидный. Вы его хорошо знаете?

    — Утвердительно на этот вопрос отвечать не могу; но мы приятели.

    — А-а?

    — Да.

    — Откуда ж у вас началось с ним знакомство?

    Доктор рассказал в общих чертах все, что мы знаем.

    — И вам не пришло в голову ничего разузнать, чего он сидит здесь, в России?

    — Он очень скрытен.

    — Значит, один за всех молчит. Ну-с, а если он?..

    — Это клевета, Александр Павлович, это невозможно: я головою отвечаю, что он честный человек.

    — Ну, с головою-то, батюшка, не торопитесь: она ведь пока одна у вас. Ведь не за деньгами же он приехал?

    — Нет.

    — Значит, что же он такое?

    — Если вам угодно... пожалуй, революционер.

    — Ну да, социалист, конечно. Другого-то ведь ничего быть не может.

    Доктор промолчал.

    — Ну вот. А говорите; умный человек он; какой уж тут ум.

    — Эх-ма-хма! — протянул, немного помолчав и глубоко вздохнув, Стрепетов. — Какие-то социалисты да клубисты! Бедная ты, наша матушка Русь. — С такими опекунами да помощниками не скоро ты свою муштру отмуштруешь. — Ну, а эти мокроногие у вас при каких же должностях?

    — Вы говорите о...

    — Ну, о ваших француженках-то.

    — Ни при каких, мне кажется. Болтают и только.

    — Экие сороки! Нет, ей-ей, право, это начальство совсем без сердца. Ну что бы такое хоть одну из них попугать; взять бы да попугать блох-то.

    — Да взять-то не за что.

    — Да так, из вежливости, а то бьются, бьются бабы, и никакого им поощрения нет.

    Доктор улыбнулся, и сам генерал не выдержал, рассмеялся.

    — Зачем же вы, господа, раскольников-то путаете? — начал Стрепетов. — Ну, помилуйте, скажите: есть ли тут смысл? Ну что общего, например скажем, хоть с этими вашими сойгами у русского человека?

    — Мне кажется, их не мешают.

    — А книжки на Волгу через кого посылали?

    Доктор недоумевал.

    — Вы полагаете, что я этого не знаю. Слухом, батюшка, земля полнится. Я с диву дался, узнавши это. Вчера их мужики только отколотили при всем честном народе, а они опять с ними заигрывают.

    — Я ни о чем таком не имею никакого понятия, — проговорил Розанов.

    Стрепетов зорко посмотрел на него исподлобья и проговорил:

    — Как же-с, как же! Илья Артамонович всю эту кладь в воду спустил.

    — Бросил книжки в воду?

    — Бросил-с.

    — В обществе полагают, что раскольники недовольный элемент.

    — А вы как полагаете, господин доктор.

    — И я так же думаю.

    — И думаете, что они пойдут войною против царя?

    — Нет, я этого не думаю.

    — То-то и есть: вы ведь живали в народе, вам стыдно не знать его; ну какой же он революционер? Эх, господа! господа!

    — Мне будет странно говорить вам, Александр Павлович, что я ведь сам опальный. Я без мала почти то же самое часто рассказываю. До студентской истории я верил в общественное сочувствие; а с тех пор я вижу,что все это сочувствие есть одна модная фраза.

    — И умно делаете. Затем-то я вас и позвал к себе. Я старый солдат; мне, может быть, извините меня, с революционерами и говорить бы, пожалуй, не следовало. Но пусть каждый думает, кто как хочет, а я по-своему всегда думал и буду думать. Молодежь есть наше упование и надежда России. К такому положению нельзя оставаться равнодушным. Их жалко. Я не говорю об университетских историях. Тут что ж говорить! Тут говорить нечего. А есть, говорят, другие затеи...

    Генерал вдруг остановился и проницательно посмотрел в глаза доктору. Тот выдержал этот взгляд спокойно.

    — Ведь все вздоры какие-то.

    — Это ясно, — проговорил доктор.

    — Да как же не ясно? Надо из ума выжить, чтоб не видать, что все это безумие. Из раскольников, смирнейших людей в мире, которым дай только право молиться свободно да верить по-своему, революционеров посочинили. Тут... вон... общину в коммуну перетолковали: сумасшествие, да и только! Недостает, чтоб еще в храме божием манифестацию сделали: разные этакие афиши, что ли, бросили... так народ-то еще один раз кулаки почешет.

    Генерал опять воззрился в глаза доктора. Тому очень трудно было сохранить спокойствие, но он сохранил его, тоже как человек, который решил, что он будет делать.

    — Дети! — произнес генерал и после некоторой паузы начал опять: — А вы вот что, господин доктор! Вы их там более или менее знаете и всех их поопытнее, так вы должны вести себя честно, а не хромать на оба колена. Говорите им прямо в глаза правду, пользуйтесь вашим положением... На вашей совести будет, если вы им не воспользуетесь.

    -— Я принимаю ваш совет и что могу сделаю, — отвечал, подумав, Розанов.

    — Ну, давайте руку. Я очень рад, что я в вас не ошибся. Теперь прощайте. Мы все переговорили, и я устал: силы плохи.

    Доктор поднялся.

    — Прощайте, — ласково сказал Стрепетов. — Бог даст еще, может быть, увидимся, не на этом свете, так на том.

    Доктор пожал протянутую ему стариком руку.

    «Так вот вы какие гуси! Кротами под землей роетесь, а наружу щепки летят. Нечего сказать, ловко действуете!» — подумал Розанов и, не возвращаясь домой, нанял извозчика в Лефортово.

    Книга 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30 31
    Книга 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30
    Книга 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25
    Примечания
    © 2000- NIV