• Приглашаем посетить наш сайт
    Черный Саша (cherny-sasha.lit-info.ru)
  • Некуда. Книга 2. Глава 12.

    Книга 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30 31
    Книга 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30
    Книга 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25
    Примечания

    ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
    QUE FEMME VEUT, DIEU LE VEUT 1

    Варвара Ивановна Богатырева, возвратись один раз домой в первом часу ночи, была до крайности изумлена кучею навешанного в ее передней платья и длинною шеренгою различных калош.

    Прежде чем лакей успел объяснить ей, что это значит, слух ее был поражен многоголосным криком из комнаты сына.

    — Кто у молодого барина? — спросила она человека.

    — Студенты-с.

    Варвара Ивановна бросилась в залу.

    — Где Алексей Сергеевич? — спросила Варвара Ивановна, остановясь посреди комнаты в чрезвычайной ажитации.

    — Они там-с.

    — Где?

    — С господами. Там двери от молодого барина в кабинет открыли.

    — Боже мой! — простонала Варвара Ивановна и опустилась на стул.

    — Чего стоишь? Позови ко мне барина! — крикнула она через несколько минут человеку.

    — Ну не глупец ли вы? Не враг ли вы семейному благополучию? — начала она, как только Алексей Сергеевич показался на пороге комнаты. — Затворите по крайней мере двери.

    Богатырев затворил двери в переднюю.

    — Что это такое? — спросила его с грозным придыханием Варвара Ивановна.

    — Что? — робко переспросил Богатырев.

    — Сходка? Да? Отвечайте же: сходка у них, да? Что ж вы, онемели, что ли?

    — Да никакой нет сходки. Ничего там законопротивного нет. Так, сошлись у Сережи, и больше ничего. Я сам там был все время.

    — Сам был все время! О создатель! Он сам там был все время! И еще признается! Колпак вы, батюшка, колпак. Вот как сына упекут, а вас пошлют с женою гусей стеречь в Рязанскую губернию, так вы и узнаете, как «я сам там был».

    — Но уж нет, извините меня, Фалилей Трифонович! — начала она с декламацией. — Вас пусть посылают куда угодно, а уж себя с сыном я спасу. Нет, извините. Сами можете отправляться куда вам угодно, а я нет. Извините...

    — Да чем же я виноват? — казанскою сиротою произнес Алексей Сергеевич.

    — Чем? И вы смеете спрашивать, чем? Двух молодых людей только что наказали, а вы потихоньку от жены учреждаете у себя сходки и еще смеете спрашивать, чем вы виноваты.

    — Да это не я, а Сергей. Я с какой же стати... Это его знакомые.

    — А! а! Вот вам и отец! Головою сына выдаю, мол: извольте его вам, только меня, седого дурака, не трогайте. Прекрасно! прекрасно! Вот отец так отец!

    — Да что вы путаете? Кого наказали, и какая тут сходка?

    — А о чем там говорят? — спросила Варвара Ивановна с придыханием и указывая большим пальцем руки в сторону, откуда долетали студенческие голоса.

    — Об университетских порядках говорят.

    — Как калоши ставить в швейцарской или что другое?

    — Нет, о начальстве.

    — Как его не слушаться?

    — Нет, только о деньгах говорят.

    — Ну да, то-то, чтоб денег не платить?

    — Да.

    — Это оборвыши эти рассуждают?

    — Все говорят.

    — А вы слушали?

    — Да что же тут такого, право? Они рассуждают резонно.

    Варвара Ивановна отодвинулась от мужа один шаг назад, окинула его взором неописанного презрения и, плюнув ему в самый нос, шибко выбежала из залы.

    Оставив в зале совершенно потерявшегося мужа, madame Богатырева перебежала гостиную, вскочила в свой будуар и, затворив за собою дверь, щелкнула два раза ключом.

    Алексей Сергеевич постоял в зале, на том самом месте, на котором давал отчет своей супруге, потом подошел к зеркалу, приподнял с подзеркального столика свечу и, внимательно осмотрев свое лицо, тщательно вытер белым платком глаза и переносицу.

    Затем он потихоньку подошел к жениному будуару и взялся за ручку замка.

    Дверь была заперта наглухо.

    — Варвара Ивановна! — произнес, откашлянувшись, Богатырев.

    Ответа не было.

    — Варинька! — повторил Алексей Сергеевич.

    — Что вам нужно здесь? — сердито крикнула из-за двери Варвара Ивановна.

    — Я на минуточку.

    — Нечего вам здесь делать.

    — Да я хочу только посоветоваться, — умолял Богатырев, поспешно прикладывая ухо к створу дверей.

    — Не о чем.

    — Да что же делать? Я не знаю, что делать.

    — Так я знаю, что нужно делать, — ответила Варвара Ивановна.

    И Алексей Сергеевич слышал, как она перешла из будуар а в спальню и затворила за собой другую дверь.

    В это же время в передней послышался топот и гомон.

    Сходка расходилась.

    Последние из комнаты Сержа Богатырева ушли Розанов и Райнер. Для них еще подали закусить, и они ушли уж в третьем часу утра.

    Сергей Богатырев сам запер за ними дверь и, возвратясь, лег спать.

    Варвара Ивановна на другой день встала ранее обыкновенного. Она не позвала к себе ни мужа, ни сына и страшно волновалась, беспрестанно посматривая на часы.

    В одиннадцать часов она велела закладывать для себя карету и к двенадцати выехала из дома.

    Глаза у Варвары Ивановны были сильно наплаканы, и лицо немножко подергивалось, но дышало решимостью и притом такою решимостью, какая нисходит на лицо людей, изобретших гениальный путь к своему спасению и стремящихся осуществить его во что бы то ни стало.

    Карета Варвары Ивановны остановилась сначала у одного большого дома неподалеку от университета.

    Варвара Ивановна вошла в круглый, строго меблированный зал и сказала свою фамилию дежурному чиновнику.

    Через две минуты ее попросили в кабинет.

    Варвара Ивановна начала плачевную речь, в которой призывалось великодушное вмешательство начальства, упоминалось что-то об обязанностях старших к молодости, о высоком посте лица, с которым шло объяснение, и, наконец, об общественном суде и слезах бедных матерей.

    — Но что же я могу сделать, сударыня? Ваш сын, слава богу, еще даже ни в чем не замешан, — возражал ей хозяин.

    — Да, это правда; но он может быть замешан; его могут увлечь.

    — Удержите его.

    — Я вас прошу об этом. Я вас прошу защитить его.

    — Да от чего же защитить? Помилуйте, я вас уверяю, его ни в чем не подозревают.

    — Это все равно: он ходит... или может ходить на сходки.

    — Уговорите его, чтоб не ходил.

    — Разве они слушают?

    — Вы мать, — он вас скорее всех послушается.

    — Ах, разве они слушают.

    — Но что же я-то могу для вас сделать?

    — Вы начальник.

    — Да уж если матери не слушают, то как же вы надеетесь, чтобы начальника послушались.

    — Запретите им собираться на сходки.

    — Их давно об этом просили.

    — Что просить? Запретите просто.

    — Мы не можем ходить за ними в каждый дом. Москва велика, — они везде собираются.

    — Прекратить как-нибудь все эти беспорядки.

    — Только об этом и заботимся; но это вовсе не так легко, как некоторые думают; нужно время, чтобы все пришло в порядок.

    — О боже мой! ну, выслать их вон из города, ну, закрыть университет.

    Хозяин пожал плечами и сказал:

    — Сударыня, это от нас не зависит, и желательно, чтобы этого не случилось.

    «Баба! я всегда говорила, что ты баба, — баба ты и есть», — подумала Варвара Ивановна, усевшись в карету и велев ехать вверх по Тверской.

    В другом официальном доме объяснения Богатыревой были не удачнее первых. Здесь также успокоивали ее от всяких тревог за сына, но все-таки она опять выслушала такой же решительный отказ от всякого вмешательства, способного оградить Сержа на случай от всяких его увлечений.

    — Ну, наконец, арестуйте его, пока это все кончится! — воскликнула Богатырева, выведенная из всякого терпения спокойным тоном хозяина.

    — Что такое? — переспросил тот, полагая, что ослышался.

    — Арестуйте его, — повторила Богатырева. — Я мать, я имею право на моего сына, и если вы не хотите сделать ничего в удовлетворение моей справедливой просьбы, то я, мать, сама мать, прошу вас, арестуйте его, чтоб он только ни во что не попался.

    Хозяин посмотрел на Богатыреву и нетерпеливо ответил:

    — Я вам уже имел честь доложить, что у нас нет в виду ни одного обстоятельства, обвиняющего вашего сына в поступке, за который мы могли бы взять его под арест. Может быть, вы желаете обвинить его в чем-нибудь, тогда, разумеется, другое дело: мы к вашим услугам. А без всякой вины у нас людей не лишают свободы.

    — Нет, я не обвиняю, но я прошу вас арестовать его, чтоб вперед чего не случилось... я прошу вас...

    — Извините, сударыня: у меня много дела. Я вам сказал, что людей, которых ни в чем не обвиняют, нельзя сажать под арест. Это, наконец, запрещено законом, а я вне закона не в праве поступать. Вперед мало ли кто что может сделать: не посажать же под арест всех. Повторяю вам, это запрещено законом.

    — И это запрещено законом! И это запрещено законом! — воскликнула отчаянная мать.

    Начальник, взглянув еще раз на Богатыреву, удерживая улыбку, подтвердил:

    — Да-с, это запрещено законом, — а затем обратился к другим просителям.

    — Это запрещено законом! когда ж это было запрещено законом? Знаем мы вас, законников. Небось, своего сына ты бы так упрятал, что никто бы его и не нашел, а к чужим так ты законы подбираешь, — ворчала Варвара Ивановна, возвращаясь домой с самым растерзанным и замирающим сердцем.

    Но материнский инстинкт велик и силен.

    У поворота к бульварам Варвара Ивановна велела кучеру ехать назад, проехала Тверскую, потом взяла налево Софийской и, наконец, остановилась у маленького деревянного домика в одном из переулков, прилегающих к Лубянской площади.

    Здесь жил частный стряпчий, заведовавший делами Богатыревых.

    На счастье Варвары Ивановны, стряпчий был дома. Он выслушал ее рассказ, предложил ей воды и затем расспросил, чего ей хочется.

    — Удалить его хоть из Москвы, — отвечала Богатырева.

    — Так пошлите его в Рязанскую губернию.

    — Да не едет. Ведь не связанного же его отправить!

    Стряпчий подумал минуту и потом ответил:

    — Мы это уладим.

    Через полчаса богатыревская карета остановилась в одном из переулков Арбата. Из кареты сначала вышел стряпчий и вошел в дверь, над которою была табличка, гласившая: «Квартира надзирателя такого-то квартала».

    Варвара Ивановна осталась в карете.

    Спустя десять минут пришла и ее очередь вступить в «квартиру надзирателя квартала».

    В очень хорошо и со вкусом меблированной комнате ее встретил военный господин с немецким лицом и очень страшными усами.

    В его фигуре и лице было что-то весьма сложное, так сказать, немецко-вахмистровски-полицейско-гусарское. Видно было, однако, что он умен, ловок, не разборчив на средства и с известной стороны хороший знаток человеческого сердца.

    Он внимательно усадил Варвару Ивановну в кресло, терпеливо выслушал ее отчаянный рассказ, соболезновал ей и, наконец, сказал, что он тоже не в праве для нее сделать многого, но, видя ее беспомощное положение, готов сделать что может.

    — Бога ради! — умоляла его Варвара Ивановна.

    — Будьте спокойны, сударыня.

    — Я вас прошу принять от меня эту безделицу, — проговорила самым сладким голосом Варвара Ивановна, подавая надзирателю сторублевую бумажку.

    Надзиратель сказал:

    — Напрасно беспокоитесь, — и спрятал бумажку.

    Богатырева встала и, разинтимничавшись, порицала нерешительное, по ее мнению, начальство.

    — Какое это начальство! — восклицала она. — Удалить такое начальство нужно, а не давать ему людьми распоряжаться.

    Надзиратель посмотрел на нее при этом приговоре и подумал:

    «Вот тебя бы, дуру, так сейчас можно спрятать даже и без всякой благодарности», — но не сказал ни слова и спокойно проводил ее с лестницы.

    Варвара Ивановна уехала совершенно спокойная. Перед вечером она пожаловалась на головную боль, попросила сына быть дома и затем ушла к себе в спальню.

    У Сережи были два товарища: сосед Бахарева — Ступин, и сын одесского купца, Иона Кацен.

    Молодые люди уснули, и, кажется, весь дом заснул до полуночи. Но это только так казалось, потому что Варвара Ивановна быстро припрыгнула на постели, когда в четвертом часу ночи в передней послышался смелый и громкий звонок.

    Прежде чем сонный лакей успел повернуть ключ в двери, звонок раздался еще два раза и с такою силою, что завод, на котором тянули проволоку, соединявшую звонок с ручкою, имел бы полное право хлопотать о привилегии.

    Наконец дверь отворили, и в переднюю, брязгая шпорами и саблей, вошел квартальный немецко-вахмистровски-полицейско-гусарского вида.

    Лакей зажег свечу и побежал за шкаф надеть что-нибудь сверх белья.

    Из-за разных дверей высунулись и тотчас же спрятались назад разные встревоженные мужские и женские лица.

    Квартальный стоял, подперши руки фертом, и ожидал, пока лакей снова появится из-за шкафа.

    В это время Варвара Ивановна успела накинуть на себя платье и, выйдя в залу, сама пригласила надзирателя.

    — Бога ради скорее все кончите, — говорила она, ломая руки.

    — Не беспокойтесь, — отвечал надзиратель. — Я только боюсь одного.

    — Ничего не бойтесь.

    — Я боюсь, чтобы ваш муж не наделал завтра тревоги.

    — О, за это я вам даю мое слово.

    — Что это такое? — тихо спросил входящий Алексей Сергеевич.

    — За Сергеем, — вздохнув, отвечала Варвара Ивановна, не глядя на мужа.

    — Сережу арестуют?

    — Ведь видите; что же тут еще спрашивать?

    — Наша печальная обязанность... — начал было надзиратель, но в залу вошел Сергей Богатырев. Он дрожал как в лихорадке и старался держать себя как можно смелее.

    — За мной? — спросил он.

    — За вами.

    — Что ж, я готов.

    У него стукнули зубы.

    — Лошади внизу, — спокойно отвечал надзиратель, — но мне для порядка нужно взглянуть на вашу комнату. Там, конечно, ничего нет?

    — Не знаю, может быть что-нибудь и есть, — отвечал бледный студент.

    — Сережа! Сережа! что ты говоришь? — простонала с упреком Варвара Ивановна.

    — Я верю на слово вашей матушке, — с достоинством сказал надзиратель, — и прошу вас собраться.

    Варвара Ивановна взяла сына в спальню, дала ему пачку ассигнаций, заплакала, долго-долго его крестила и, наконец, вывела в залу. Здесь арестант простился еще раз с матерью, с отцом, с лакеем и дрожащими ногами вышел из дома.

    Долго они ехали молча в открытых дрожках надзирателя, наконец тому надоело это.

    — Послушайте, — сказал он, — мне жаль вашу мать: я сам имею детей. Если вы можете скрыться из Москвы, я пущу вас и скажу, что не нашел вас дома. А между тем все это кончится, и вы возвратитесь.

    — Вы! вы меня пустите?

    — Да, пущу. Со мной не было понятых. Если вы дадите слово удирать отсюда подальше, я пущу вас.

    — О, клянусь вам.

    — Не клянитесь, я и так поверю.

    — Я уеду в Рязань.

    — Ступайте.

    — Только нет подорожной.

    — Какой вздор. Были бы деньги. Возьмите вольных у Рогожской.

    Сергей Богатырев предложил надзирателю ассигнацию, от которой тот благодарно отказался, потом спрыгнул с дрожек, взял первого ваньку и запрыгал к Рогожской.

    — Что? — спросила Варвара Ивановна мужа, когда надзиратель вышел с Сережей за двери.

    — Пропадет теперь.

    — Нё, теперь нюни: «пропадет», — передразнила Варвара Ивановна.

    — Господа! — крикнула она студентам, войдя в комнату сына. — Вы видели, что было с Сережей? За это я вам обязана: вчера была сходка, а сегодня арестант. Прошу вас оставить мой дом.

    Студенты только этого теперь и желали.

    — А вы у меня ни во что не смейте мешаться, — пригрозила она стоявшему посреди залы мужу, — не смейте ничего рассказывать: Серж через три дня будет в Богатыревке.

    — Ка-а-к?

    — Т-а-а-к, как вы не знаете, — проговорила Варвара Ивановна, отходя в свою комнату.

    И Алексей Сергеевич до самого рассвета простоял в зале.

    Обстоятельства совершенно смутили его.

    Вечером в этот же день были три сходки, на которых толковали о внезапном аресте Сергея Богатырева и всячески допытывались, кто бы мог донесть о богатыревской сходке.

    — Из наших никто; за это можно ручаться головою! — кричали несколько молодых голосов.

    — Так кто же? Кто? Нужно знать доносчика.

    Кто-то громче других произнес имя Райнера.

    — А в самом деле, кто он? Кто этот Райнер?

    — Что он?

    — Зачем он здесь?

    — Зачем он на сходках?

    Ни на один этот вопрос никто не умел дать ответа.

    — Кто ввел его?

    — Доктор Розанов, — отвечал кто-то.

    — А что такое сам Розанов?

    — Он знакомый маркизы, его многие знают.

    — Вытребовать Розанова, вытребовать Розанова! — закричало несколько голосов.

    — И судить его.

    — За что судить? Пусть объяснится.

    — Где ж собираться?

    — У маркиза, послезавтра, у маркиза.

    — А завтра там?

    — Ну да, только одни свои.

    Завтра уже во всех либеральных кружках Москвы заговорили о бывшей у Богатыревых сходке и о последовавшем затем внезапном аресте молодого Богатырева.

    Не очень чуткое ухо могло легко слышать, как при этих рассказах вполголоса поминалось имя Райнера.

    Содержание этих полголосных рассказов, вероятно, было довольно замысловато, потому что доктор, услыхав один такой разговор, прямо объявил, что кто позволяет себе распускать такие слухи, тот человек нечестный.

    Теперь доктор догадывался, каких от него потребуют объяснений, и собирался говорить круто и узловато.

    А в эту ночь была еще сходка, после которой, перед утром дня, назначенного для допроса Розанова, было арестовано несколько студентов.

    Из этих арестантов уже ни один не соскочил с полицейских дрожек и не уехал на вольных в свою Богатыревку.

    1 Букв.: чего хочет женщина, того хочет бог (франц.).

    Книга 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30 31
    Книга 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30
    Книга 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25
    Примечания
    © 2000- NIV