• Приглашаем посетить наш сайт
    Добычин (dobychin.lit-info.ru)
  • Некуда. Книга 2. Глава 16.

    Книга 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30 31
    Книга 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30
    Книга 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25
    Примечания

    ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
    ИЗМЕНА

    Было уже близко к полуночи, когда Розанов остановился в Лефортове у дома, где жил следственный пристав Нечай и Арапов.

    Долго доктор дергал за веревку, прежде чем заспанный Антроп Иванович вышел и отпер ему калитку.

    Розанов не зашел к Нечаю, а прямо постучался в квартиру Арапова. Босая Липка откинула дверной крючок и, впустив Розанова без всякого опроса, бросилась опрометью на свой блошливый войлок.

    Розанов потрогал дверь араповокого ложемента, — она была заперта. Не поднимая никакого шума, доктор отпер дверь своим ключом и, войдя, тотчас запер за собою двери и не вынул ключа, так чтобы уже еще никто не мог отпереть ее, а должен был бы постучаться.

    В комнатах Арапова было тихо и темно. Только чуть-чуть на этой темноте намечались туманные пятна, обозначавшие места окон.

    Доктор, пройдя первую комнату, кликнул вполголоса Арапова и Персиянцева; никто не отзывался. Он нащупал араповскую кровать и диван, — тоже никого нет. Розанов толкнул дверь в узенький чуланчик. Из-под пола показалась светлая, линия. Наклонясь к этой линии, Розанов взялся за железное кольцо и приподнял люк погреба. Из творила на него пахнуло сыростью, а трепетный свет из ямы в одно мгновение погас, и доктора окружила совершенная тьма и сверху, и снизу, и со всех сторон.

    — Арапов! —крикнул доктор, наклонясь над открытым творилом.

    Ответа не было.

    — Арапов! — произнес он во второй раз. — Это я, Розанов, и больше никого нет.

    — Это вы, Дмитрий Петрович? — отозвался из ямы голос Персияицева.

    — Да я же, я,—-откликнулся доктор.

    Вслед за тем в погребе чиркнула фосфорная спичка, и опять осветилась и яма и творило.

    Доктор полез в яму.

    Подземная картина была очень оригинальна.

    Она помещалась в узеньком, но довольно глубоком погребке, какие московское купечество весьма часто устраивает в отдаленных комнатах своих домов для хранения вин, мариновки, варенья и прочих вещей, до которых не положено касаться наемной руке, а за которыми ходит сама хозяйка, или ее дочь, или свояченица, или падчерица.

    В дальнем углу, на кирпичном полу этого кирпичного погреба стоял на коленях Персиянцев. Перед

    Персиянцевым лежал весьма небольшой литографический камень, черепок с типографской краской, кожаный валик, полоскательна чашка с водою, губка и огромная грязная тряпка. На одной из прилаженных по стенам полок можно было заметить кучку бумажных листов маленького формата, так, менее чем в осьмушку. С краев полок свешивалось и торчало много-много таких же клочков. На полу, в углу, шагах в трех от Персиянцева, свернувшись, лежал барсук.

    Все это слабо освещалось одною стеариновою свечкою, стоявшею перед литографическим камнем, за которым на корточках сидел Персиянцев. При этом слабом освещении, совершенно исчезавшем на темных стенах погреба и только с грехом пополам озарявшем камень и работника, молодой энтузиаст как нельзя более напоминал собою швабского поэта, обращенного хитростью Ураки в мопса и обязанного кипятить горшок у ведьмы до тех пор, пока его не размопсит совершенно непорочная девица.

    При входе Розанова он разогнулся, поправил поясницу и сказал:

    — Ух! работаю.

    — А много ли сделали?

    — Да вот четвертую сотню качаем. Бумага паскудная такая, что мочи нет. Красная и желтая ничего еще, а эта синяя — черт ее знает — вся под вальком крутится. Или опять и зеленая; вот и глядите, ни черта на ней не выходит.

    Персиянцев прокатил вальком.

    — Мастер вы, видно, плохой, — сказал Розанов.

    — И у Арапова так точно выходило.

    — А где Арапов?

    — Он в городе должен быть.

    — Что ж, вы еще много будете печатать?

    — Да, до пятисот надо добить. Только спать, мочи нет, хочется. Две ночи не спал.

    — То-то я и зашел: ложитесь, а я поработаю.

    Персиянцев встал и зажег папироску.

    Доктор сел на его место, внимательно осмотрел камень, стер губкой, намазал его, потом положил листок и тиснул.

    — Это пятно уж на всех есть? — спросил он Персиянцева, показывая оттиск.

    — На всех. Никак его нельзя было обойти на камне.

    — Ну идите, спите спокойно. Ключ там в двери; вы его не вынимайте. Я не лягу спать и, если Арапов вернется, услышу.

    Персиянцев вышел из погреба и повалился на диван. Он был очень утомлен и заснул в ту же минуту.

    По выходе Персиянцева Розанов, сидя на корточках, опустил руки на колени и тяжело задумался. В погреб уже более часа долетали рулады, которые вырабатывал носом и горлом сонный Персияпцев; приготовленные бумажки стали вянуть и с уголков закручиваться; стеариновая свечка стала много ниже ростом, а Розанов все находился в своем столбняковом состоянии.

    Это продолжалось еще и другой час, и третий. Свечи уж совсем оставались намале; ночь проходила.

    Доктор, наконец, очнулся и тихо сказал сам себе:

    — Нет, ничего все это не стоит.

    Затем он спокойно встал, потер ладонями пересиженные колени, собрал все отпечатанные литографии и приготовленные листки, сложил их вместе с губкою и вальком в большую тряпку и пронес мимо Персиянцева в большую комнату. Здесь доктор открыл осторожно трубу, сунул в печку все принесенное им из погреба и, набив туда еще несколько старых араповских корректур, сжег все это и самым тщательным образом перемешал пепел с печною золою. После этой операции Розанов вернулся в погреб, подобрал окурки папирос и всякий сор, выкинул все это наверх, потом взял камень, вынес его наружу, опустил люк и опять, пройдя мимо крепко спавшего Персиянцева, осторожно вышел из араповской квартиры с литографским камнем под полою.

    Двор уже был отперт, и Антроп Иванович привязывал спущенную на ночь Алегру.

    Доктор долго шел пешком, потом взял извозчика и поехал за Москву-реку.

    На небе чуть серело, и по улицам уже встречались люди, но было еще темно.

    У Москворецкого моста Розанов отпустил извозчика и пошел пешком. Через две минуты что-то бухнуло в воду и потонуло.

    Два проходившие мещанина оглянулись на доктора: он оглянулся на них, и каждый пошел своею дорогою.

    С моста доктор взял переулком налево и, встретив другого извозчика, порядил его домой и поехал.

    На дворе все еще не было настоящего света, а так только — серелось.

    Книга 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30 31
    Книга 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30
    Книга 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25
    Примечания
    © 2000- NIV