• Приглашаем посетить наш сайт
    Чулков (chulkov.lit-info.ru)
  • Некуда. Книга 2. Глава 23.

    Книга 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30 31
    Книга 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30
    Книга 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25
    Примечания

    ГЛАЯА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ
    СТАРЫЙ ДРУГ

    По поводу открытой Бычковым приписки на «рае Магомета» у Лизы задался очень веселый вечер. Переходя от одного смешного предмета к другому, гости засиделись так долго, что когда Розанов, проводив до ворот Полиньку Калистратову, пришел к своей калитке, был уже второй час ночи.

    Входя в свою комнату, Розанов на самом пороге столкнулся в темноте с какою-то фигурою и, отскочив, крикнул:

    — Кто это?

    — Дмитрий! душа! здравствуй! — отозвался голос, которого Розанов никак не узнал сразу.

    — Не узнаешь, не ждал, шельмец ты этакой! — продолжал гость, целуя Розанова и сминая его в своих объятиях.

    — Помада! — крикнул Розанов.

    — Он, он, брат, самый! — отвечал Помада.

    — Как это ты?

    — Так просто. Зажигай скорее огня.

    — Что же ты-то сидишь в потемках?

    — Да я, брат, давно; я еще засветло приехал: все жду тебя. Так все ходил; славно здесь. Ну, уж Москва ваша!

    — Что?

    — Отличный, братец, город. Ехал, ехал, да и черт возьми совсем: дома какие — фу ты, господи! — Ну, что Бахаревы?

    Розанов зажег свечку.

    — Ну, а ел ли ты что-нибудь?

    — Голоден, брат, как волк.

    — Постой же, я расстараюсь чего-нибудь.

    — И водочки, Дмитрий.

    — Всего, если достану.

    — Куда же ты пойдешь?

    — Тут трактирчик есть: верно, отопрут сзади.

    — Так пойдем вместе; что ж я один буду тут делать. Ну, Москва! — говорил Помада, надевая сапоги, которые он снял, чтобы дать отдохнуть ногам.

    — Эк ты загорел-то как.

    — Жар, брат, пыль.

    — Чего ж ты это приехал?

    — На каникулярное время, повидаться приехал.

    — А это, что ж это такое Сокольники? Деревня, что ль, это такая? — спрашивал Помада, выйдя за ворота и оглянувшись назад по улице.

    — Дача.

    — Отлично, брат, — ну уж город! Ивана Великого ямщик за пятнадцать верст показывал; непременно надо будет сходить. Как же-то... Ты мне и не сказал: как Лизавета Егоровна?

    — Да ничего; вот завтра вечером пойдем к ней.

    — Они в городе?

    — Нет, тут на даче.

    — Отлично, — ну я, брат, утром должен сходить; вечером нехорошо: целый день приехал, и вечером идти. Я утром.

    Розанов проник задним ходом в заведение, набрал там посудину водочки, пару бутылок пива, бутербродов, закусок — вроде крутых яиц и огурцов.

    Через пять минут Розанов и Помада были дома.

    Розанов, тотчас по приходе домой, стал открывать водку и пиво, а Помада бросился в угол к крошечному старенькому чемоданчику из разряда тех «конвертиков», которые нередко покупают по три четвертака за штуку солдатики, отправляющиеся в отпуск.

    — Тут, брат, я тебе привез и письма, и подарок от Евгении Петровны...

    — О!

    — Да, — и Лизавете Егоровне тоже... Ей, брат, еще что, — я ей еще вот что привез! — воскликнул Помада, вскакивая и ударяя рукою по большой связке бумаги.

    — Что же это такое?

    — Ага! Смотри.

    Помада торопливо развязал снурочек и стал перебирать и показывать Розанову тетрадь за тетрадью.

    — «Вопросы жизни» Пирогова, — сам списал из «Морского сборника»: она давно хотела их; Кант «О чувствах высокого и прекрасного», — с заграничного издания списал; «Русский народ и социализм», письмо к Мишле, — :тоже списал у Зарницына.

    — У нее это есть печатное.

    — О!

    — Право, есть; да ты оставь, а вот ешь-ка пока.

    — Сейчас. А вот это: Милль «О свободе», этого нет?

    — Этого, кажется, нет.

    — Ну, вот и отлично. Я, брат, все, что у Зарницына мог достать, все списал.

    Розанов со вниманием смотрел на счастливого Помаду.

    — Добролюбова одна, две, три, четыре, пять статей вырвал из «Современника» и переплел.

    — Это же зачем?

    — Дивные, братец, статьи.

    — Знаю; да ведь у нее есть это все.

    — Есть? — досадно; ну да все равно. Шевченки «Сон», Огарева, тут много еще...

    — Ешь прежде.

    — Сейчас. Вид фотографический из ее окон в Мереве.

    — Это ты как добыл?

    — А-а! То-то вы Помаду не хвалите. Фотограф-жид приезжал; я ему пять целковых дал и работки кое у кого достал, — он и сделал.

    — Сейчас и видно, что жидовская фотография.

    — Ну, а это?

    — Евгении Петровны портрет.

    — Да, и тебе прислала: все здесь уложено. Ну, а это?

    — Да полно, ешь, сделай милость.

    — Нет, ты смотри.

    — Нет, уж полно.

    Розанов взял новый узелок из рук Помады и, сунув его назад, закрыл чемоданчик.

    Помада выпил рюмку водки и съел несколько яиц.

    — Ну, как же там у вас живется? — спросил Розанов, когда гость его подкрепился и они принялись за пиво.

    — Живем, брат. Евгения Петровна, знаешь, верно, — замуж идет.

    — Знаю.

    — За Вязмитинова: он, брат, в гору пойдет.

    — Это как?

    — Как же, — его статью везде расхвалили.

    — Ну, это еще вилами писано.

    — Нет, напечатано, и попечитель о нем директора спрашивал.

    — А старик?

    — Плох, кашляет все, а уж Евгения Петровна, я тебе скажу...

    Помада поцеловал свои пальчики.

    — И такая же добрая?

    — Все такая ж. Ах!..

    Помада вскочил, вынул из чемоданчика маленький сверточек и, подав Розанову, сказал:

    — Это тебе.

    В сверточке была вышитая картина для столового портфеля.

    — Поцелуй, — это ее ручки шили.

    — Спасибо ей, — сказал Розанов и в самом деле поцеловал картину, на которой долго лежали ручки Женни.

    — О тебе, брат, часто, часто мы вспоминали: на твоем месте теперь такой лекаришка... гордый, интересан. Раз не заплати — другой не поедет.

    — Вот это пуще всего, — сказал, смеясь, Розанов.

    — Нет, таки дрянь. А Зарницын, брат! Вот барин какой стал: на лежачих рессорах дрожки, карета, арапа нанял.

    — Ну-у!

    — Право, арапа нанял. А скука у нас... уж скука. У вас-то какая прелесть!

    — Да что тебе тут так нравится?

    — Помилуй, брат: чувствуешь себя в большом городе. Жизнь кипит, а у нас ничего.

    — Эх, брат, Юстин Феликсович: надо, милый, дело делать, надо трудиться, снискивать себе добрую репутацию, вот что надо делать. Никакими форсированными маршами тут идти некуда.

    — Ну, однако...

    — Поживи, брат, здесь, так и увидишь. Я все видел, и с опыта говорю: некуда метаться. Россия идет своей дорогой, и никому не свернуть ее.

    — А Лизавета Егоровна?

    — Что это ты о ней при этой стати вспомнил?

    — Да так; что она теперь, как смотрит?

    Розанов лег на постель и долго еще разговаривал с Помадой о Лизе, о себе и о своих новых знакомых.

    — Ну, а как денег у тебя? — спросил Помада.

    — А денег у меня никогда нет.

    — И без прислуги живешь?

    — Хозяин лошадь мою кормит, а хозяйка самовар ставит, вот и вся прислуга.

    — А Ольга Александровна?

    — Что?

    — Такая ж, как была?

    Розанов махнул рукой и отвернулся к стенке.

    Помада задул свечу и лег было на диван, но через несколько минут встал и начал все снова перекладывать в своем чемоданчике.

    Работа эта, видно, его очень занимала. Сидя в одном белье на полу, он тщательнейшим образом разобрал вещи, пересмотрел их, и когда уложил снова, то на дворе было уже светло.

    Помада посмотрел с четверть часа в окна и, увидя прошедшего по улице человека, стал одеваться.

    — Розанов! — побудил он доктора.

    — Ну! — отозвался Розанов и, взглянув на Помаду, который стоял перед ним с фуражкой в руке и с чемоданчиком под мышкой, спросил: -— куда это ты?

    — Выпусти меня, мне не спится.

    — Куда ж ты пойдешь?

    — Так, погуляю.

    — А чемодан-то зачем тащишь?

    — Я погуляю и зайду прямо к Лизавете Егоровне.

    — Ведь ты не найдешь один.

    — Нет, найду; ты только встань, выпусти меня.

    Розанов пожал плечами и проводил Помаду, запер за ним двери и лег досыпать свою ночь, а Помада самым торопливым шагом подрал по указанной ему дорожке к Богородицкому.

    Частые свертки не сбили Помаду: звезда любви безошибочно привела его к пяти часам утра в Богородицкое и остановилась над крылечком дома крестьянина Шуркина, ярко освещенным ранним солнышком.

    Где стала звезда, тут под нею сел и Помада.

    Солнышко погревало его, и сон стал его смаривать. Помада крепился, смотрел зорко в синеющую даль и видит, что идет оттуда Лиза, веселая такая, кричит: «Здравствуйте, Юстин Феликсович! здравствуйте, мой старый друг!»

    Помада захотел что-то крикнуть, издал только какой-то звук и вскинул глазами.

    Перед ним стояла баба с ведрами и коромыслом.

    — Не скоро они встанут-то, молодец, — говорила она Помаде, — гости у них вчера долго были; не скоро теперь встанут.

    — Ничего, я подожду.

    — Ну жди; известно, коли тебе так приказано, надо ждать.

    Баба проходила.

    Помада смотрит на дымящиеся тонким парочком верхушки сокольницкого бора и видит, как по вершинкам сосен ползет туманная пелена, и все она редеет, редеет и, наконец, исчезает вовсе, оставляя во всей утренней красоте иглистую сосну, а из-за окраины леса опять выходит уже настоящая Лиза, такая, в самом деле, хорошая, в белом платье с голубым поясом. «Здравствуйте», — говорит. Помада ей кланяется. «Мы старые друзья, — говорит Лиза, — что нам так здороваться, давайте поцелуемтесь». Помада хотел дружески обнять Лизу, но она вдруг поскользнулась, покатилась в овраг. «Ай, ай, помогите!» — закричал Помада, бросаясь с обрыва за Лизою, но его удержала за плечо здоровая, сильная десница.

    — Ах ты, парень, парень; как тебя омаривает-то! Ведь это долго ль, сейчас ты с этого крыльца можешь себе шею сломать, а нет, всее морду себе расквасить, — говорит Помаде стоящий возле него мужик в розовой ситцевой рубахе и синих китайчатых шароварах.

    — Ранец-то свой подыми, — продолжал мужик, указывая на валяющийся под крылечком чемоданчик.

    Помада поднял чемоданчик и уселся снова.

    — Поди холодною водою умойся, а то тебя морит.

    Помада пошел умыться.

    — Издалека? — спросил хозяин, подавая ему полотенце.

    Помада назвал губернию.

    — Стало, ихний, что ли, будешь?

    — Ихний, — отвечал Помада.

    — Дворовый, или как сродни доводишься?

    — Нет, так, знакомый.

    — А-а! — сказал мужик и, почесав спину на крылечке, пошел почесать ее в горнице.

    Сон Помады был в руку. Как только хозяйка побудила Лизу и сказала, что ее, еще где тебе, давно ждет какой-то разносчик, Лиза встала и, выглянув немножко из окна, крикнула:

    — Помада! Юстин Феликсович!

    Через две минуты Лиза, в белом пенюаре, встречала Помаду, взяла его за обе руки и сказала:

    — Ну, мы старые друзья, что нам так здороваться; давайте поцелуемтесь.

    И Лиза поцеловала Помаду.

    Много перевернул и порешил этот простой, дружеский поцелуй в жизни Помады.

    Нужно быть хорошим художником, чтобы передать благородное и полное, едва ли не преимущественно нашей русской женщине свойственное выражение лица Лизы, когда она, сидя у окна, принимала из рук Помады одну за другой ничтожные вещицы, которые он вез как некое бесценное сокровище, хранил их паче зеницы ока и теперь ликовал нетерпеливо, принося их в дар своему кумиру.

    Лиза вся обложилась Помадиными подарками. Последними были ей поданы два письма и три затейливо вышитые воротничка работы Женни Гловацкой.

    Когда Помада вынул из своего ранца последний сверток, в котором были эти воротнички, и затем, не поднимаясь от ног Лизы, скатал трубочкою свой чемоданчик, Лиза смотрела на него до такой степени тепло, что, казалось, одного движения со стороны Помады было бы достаточно, чтобы она его расцеловала не совсем только лишь дружеским поцелуем.

    Лиза была тронута, видя, что Помада, живучи за сотни верст, помнил только одну ее.

    Книга 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30 31
    Книга 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30
    Книга 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25
    Примечания
    © 2000- NIV