• Приглашаем посетить наш сайт
    Ларри (larri.lit-info.ru)
  • Некуда. Книга 3. Глава 18.

    Книга 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30 31
    Книга 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30
    Книга 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25
    Примечания

    ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ
    ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ

    Четвертые сутки Лизе не удалось просидеть в своей комнате.

    Белоярцев в этот день не обедал дома и прискакал только в шесть часов. Он вошел, придавая своему лицу самый встревоженный и озабоченный вид.

    — Все дома? — спросил он, пробегая в свою комнату.

    — Все, — лениво ответила Бертольди.

    — А Бахарева? — спросил он, снова выбежав в залу.

    — Она в своей комнате.

    — Зовите ее скорее сюда. У на с сегодня непременно будет полиция.

    — Полиция! — воскликнуло разом несколько голосов.

    — Да, да, да, уж когда я говорю, так это так. Сегодня ночью арестовали Райнера; квартира его опечатана, и все бумаги взяты.

    Бертольди бросилась с этой новостью к Лизе.

    — Нужно все сжечь, все, что может указать на наши сношения с Райнером, — говорил Белоярцев, оглядываясь на все стороны и соображая, что бы такое начать жечь.

    Вошла Лиза. Она была бледна и едва держалась на ногах. Ее словно расшибло известие об аресте Райнера.

    — У вас, Лизавета Егоровна, могут быть письма Райнера? — отнесся к ней Белоярцев.

    — Есть, — отвечала Лиза.

    — Их нужно немедленно уничтожить.

    — Все пустые, обыкновенные письма: они не имеют никакого политического значения.

    — Все-таки их нужно уничтожить: они могут служить указанием на его связь с нами.

    Лиза встала и через пять минут возвратилась с пачкою записок.

    — Сжигайте, — сказала она, положив их на стол.

    Белоярцев развязал пачку и начал кидать письма по одному в пылающий камин.

    Лиза молча глядела на вспыхивающую и берущуюся черным пеплом бумагу. В душе ее происходила ужасная мука. «Всех ты разогнала и растеряла», — шептало ей чувство, болезненно сжимавшее ее сердце.

    — У вас еще есть что-нибудь? — осведомился Белоярцев.

    — Ничего, — отвечала Лиза, и то же чувство опять словно с хохотом давнуло ее сердце и сказало: «да, у тебя больше нет ничего».

    — Что же еще жечь? Давайте что жечь? — добивался Белоярцев.

    Ступина принесла и бросила какие-то два письма, Каверина кинула в огонь свой давний дневник, Прорвич — составленный им лет шесть тому назад проект демократической республики, умещавшийся всего на шести писанных страничках. Одна Бертольди нашла у себя очень много материала, подлежащего сожжению. Она беспрестанно подносила Белоярцеву целые кипы и с торжеством говорила:

    — Жгите.

    Но, наконец, и ее запас горючего вещества иссяк.

    — Давайте же? — спрашивал Белоярцев.

    — Все, — ответила Бертольди.

    Белоярцев встал и пошел в свою комнату. Долго он там возился и, наконец, вынес оттуда огромную груду бумаг. Бросив все это в камин, он раскопал кочережкою пепел и сказал:

    — Ну, теперь милости просим.

    Женщины сидели молча в весьма неприятном раздумье; скука была страшная.

    — Да, — начал Белоярцев, — пока пожалуют дорогие гости, нам нужно условиться, что говорить. Надо сказать,что все мы родственники, и говорить это в одно слово.Вы, mademoiselle Бертольди, скажите, что вы жена Прорвича.

    — Отлично, — отозвалась Бертольди.

    — Вы назовитесь хоть моею женою, — продолжал он, относясь к Ступиной, — а вы, Лизавета Егоровна, скажите, что вы моя сестра.

    — К чему же это?

    — Так, чтобы замаскировать нашу ассоциацию.

    — Это очень плохая маска: никто не поверит такой басне.

    — Отчего же-с?

    — Оттого, что если полиция идет, так уж она знает,куда идет, и, наконец, вместе жить и чужим людям никому не запрещено.

    — Ну ведь вот то-то и есть, что с вами не сговоришь. Отчего ж я думаю иначе? Верно уж я имею свои основания, — заговорил Белоярцев, позволивший себе по поводу экстренного случая и с Лизою беседовать в своем любимом тоне.

    Лиза ничего ему не ответила. Не до него ей было.

    И опять, надо знать, как держать себя, — начал Белоярцев. — Надо держать себя с достоинством, но без выходок, вежливо, надо лавировать.

    — А пока они придут, надо сидеть вместе или можно ложиться? — спросила Бертольди.

    Белоярцев походил молча и отвечал, что надо посидеть.

    — Может быть, разойтись по своим комнатам?

    — Зачем же по своим комнатам. Семья разве не может сидеть в зале?

    Все просидели с часок: скука была нестерпимая и, несмотря на тревожное ожидание обыска, иные начали позевывать.

    — Возьмите какие-нибудь тетради, будто переводите, что ли, или работу возьмите, — командовал Белоярцев.

    — На переводах есть райнеровские поправки, — отозвалась Ступина.

    — Что ж такое, что поправки: никто не станет листовать ваших тетрадей.

    Бертольди принесла две тетради, из которых одну положила перед собою, а другую перед Ступиной. Каверина вышла к своему ребенку, который был очень болен.

    В зале снова водворилось скучное молчание. Белоярцев прохаживался, поглядывая на часы, и, остановясь у одного окна, вдруг воскликнул:

    — Ну да, да, да: вот у нас всегда так! О поправках да тетрадях помним, а вот такие документы разбрасываем по окнам!

    Он поднес к столу пустой конверт, надписанный когда-то Райнером «Ступиной в квартире Белоярцева».

    — Еще и «в квартире Белоярцева», — произнес он с упреком, сожигая на свече конверт.

    — Это пустяки, — проговорила Ступина.

    — Пустяки-с! Я только не знаю, отчего вы не замечаете, что я не пренебрегаю никакими пустяками?

    — Вы особенный человек, — отвечала та с легкой иронией.

    Вышла опять скучнейшая пауза.

    — Который час? — спросила Ступина.

    — Скоро десять.

    — Не идти ли спать со скуки?

    — Какой же сон! Помилуйте, Анна Львовна, ну какой теперь сон в десять часов!

    — Да чего ж напрасно сидеть. Ничего не будет.

    — Ну да; вам больше знать, — полупрезрительно протянул Белоярцев.

    В это мгновение на дворе стукнула калитка, потом растворилась дверь, ведущая со двора на лестницу, и по кирпичным ступеням раздался тяжелый топот, кашель и голоса.

    — А что-с! — воскликнул, бледнея, Белоярцев, злобно взглянув на Ступину.

    Бледность разом покрыла все лица. Из коридора показалась бледная же Каверина, а из-за нее спокойное широкое лицо Марфы.

    Шаги и говор раздались у самой лестницы, и, наконец, дрогнул звонок.

    Белоярцев присел на окно. Зала представляла неподвижную живую картину ужаса.

    Послышался второй звонок.

    — Ну отпирайте, ведь не отсидимся уж, — сказала Каверина.

    Бертольди пошла в переднюю, в темноте перекрестилась и повернула ключ.

    Тяжелый роковой топот раздался в темной передней, и на порог залы выползла небольшая круглая фигурка в крытом сукном овчинном тулупе, воротник которого был завернут за уши.

    Фигура приподняла было ко лбу руку с сложенными перстами, но, не находя по углам ни одного образа, опустила ее снова и, слегка поклонившись, проговорила:

    — Наше почтенье-с.

    Граждане переглянулись.

    — Я, господа, к вашей милости, — начала фигура.

    Ступина подошла со свечою к тулупу и увидала, что за ним стоит муж Марфы да держащаяся за дверь Бертольди, и более никого.

    — Я, как вам угодно, только я не то что из капризу какого-нибудь, а я решительно вам говорю, что, имея себе капитал совершенно, можно сказать, что самый незначительный, то я более ожидать не могу-с. По мелочной торговле это нельзя-с. Сорок рублей тоже для нашего брата в обороте свой расчет имеют.

    Ступина не выдержала и залилась самым веселым смехом.

    — Отчего же я не смеюсь? — тоном слабого упрека остановил ее Белоярцев.

    Упрек этот, при общей обстановке картины, так мало отвечавшей совершенно другим ожиданиям, заставил расхохотаться не только всех женщин, но даже Прорвича. Не смеялись только Лиза, лавочник да Белоярцев.

    — Я ведь это по чести только пришел, — начал лавочник, обиженный непонятным для него смехом, — а то я с вами, милостивый вы государь, и совсем иначе завтра сделаюсь, — отнесся он к Белоярцеву.

    — Да что же тут я? Мы все брали и заплатим. Чудной ты человек, Афанасий Иванович! Брали и заплатим.

    — Нет, это чудак, ваше благородие, баран, что до Петрова дня матку сосет, а мы здесь в своем правиле. На нас также не ждут. Моя речь вся вот она: денежки на стол и душа на простор, а то я завтра и в фартал сведу.

    Ступина, глянув на Белоярцева, опять прыснула неудержимым смехом.

    Это окончательно взбесило лавочника.

    — А если и мамзели в том же расчете, так мы тоже попросим туда и мамзелей, — проговорил он, озирая женщин.

    При этих словах Лиза сорвалась с места и, вынеся из своей комнаты пятидесятирублевую ассигнацию, сказала:

    — Вот тебе деньги; принеси завтра сдачу и счет.

    Лавочник ушел, и за ним загромыхал своими бахилами Мартемьян Иванов.

    Белоярцев был совершенно разбит и тупо ждал, когда умолкнет дружный, истерический хохот женщин.

    — Ну-с, господин Белоярцев! — взялась за него Лиза. — До чего вы нас довели?

    Белоярцев молчал.

    — Завтра мне мой счет чтоб был готов: я ни минуты не хочу оставаться в этом смешном и глупом доме.

    Лиза вышла; за нею, посмеиваясь, потянули и другие. В зале остались только Марфа и Бертольди.

    — А вам очень нужно было отпирать! — накинулся Белоярцев на последнюю. — Отчего ж я не летел, как вы, сломя голову?

    — Это, я думаю, моя обязанность, — несколько обиженно отозвалась Бертольди.

    — И твой муж, Марфа, тоже хорош, — продолжал Белоярцев, — лезет, как будто целый полк стучит.

    — Батюшка мой, да у него, у моего мужа, сапожищи-то ведь демоны, — оправдывала Марфа супруга.

    — Демоны! демоны! отчего же...

    Белоярцев по привычке хотел сказать: «отчего же у меня сапоги не демоны», но спо-хватился и, уже не ставя себя образцом, буркнул только:

    — Пусть другие сделает. Нельзя же так... тревожить весь дом своими демонами.

    — А Кавериной ребенок очень плох, — зашел сказать ему Прорвич.

    — Ах ты, боже мой! — воскликнул Белоярцев, сорвав с себя галстук. — Начнется теперь это бабье вытье; похороны; пятьсот гробов наставят в зал! Ну что ж это за пытка такая!

    Он побегал по комнате и, остановясь перед Прорвичем, озадаченным его грубою выходкою, спросил, выставя вперед руки:

    — Ну скажите же мне, пожалуйста, ну где же? где она ходит, эта полиция? Когда всему этому будет последний конец?

    Книга 1: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30 31
    Книга 2: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29 30
    Книга 3: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25
    Примечания
    © 2000- NIV