• Приглашаем посетить наш сайт
    Высоцкий (vysotskiy.lit-info.ru)
  • На ножах. Часть 5. Глава 20.

    Часть: 1 2 3 4 5 6
    Часть 5, глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
    13 14 15 16 17 18 19 20
    21 22 23 24 25 26 27 28
    29 30 31 32 33 34 35 36
    Эпилог
    Примечания
    А. Шелаева: "Забытый роман"

    Глава двадцатая. Ошибка

    Глафира еще спала, когда ей был доставлен чрез курьера конверт; Грегуар извещал сестру, что он уже виделся с генералом, который может оказать ей защиту против хищников, опутавших ее мужа, и советовал ей, не теряя времени, тотчас ехать к его превосходительству.

    Одеться и собраться для Глафиры было делом одной минуты, и через полчаса ее наемный экипаж остановился у небольшого каменного дома, где жил генерал. Едва Глафира вступила в переднюю главного помещения этого дома, человек в полуформенном платье, спросив ее фамилию, тотчас же пригласил ее наверх и сказал, что генерал ее ждет.

    На верхней террасе лестницы фамилия ее другим таким же человеком была передана третьему, и Глафиру Васильевну провели через небольшую гостиную в комнату, разделенную надвое драпировкой.

    Здесь, спиной к драпировке, а лицом к двери, за небольшим письменным столом, покрытым в порядке разложенными кипами бумаг, сидел генерал: он был немного лыс, с очень добрыми, но привыкшими гневаться серыми глазками. При входе Бодростиной, генерал читал и подписывал бумаги, не приподнялся и не тронулся с места, а только окинул гостью проницательным взглядом и, протянув ей левую руку, проговорил:

    - Добро пожаловать. Чем могу вам служить?

    И с этим он указал ей на кресло, стоявшее против него по другую сторону стола.

    - Генерал, моя просьба странного свойства, - начала Глафира, - я иду против мужа с тем, чтобы защитить его и выпутать из очень странной истории.

    - Это я знаю-с, - ответил генерал, не прерывая ни на минуту чтения и подписывания бумаг. - Что же далее?

    - Мой муж - богатый человек; он всегда имел слабость верить в свои коммерческие соображения и им овладел дух крайней предприимчивости, не свойственной ни его летам, ни его положению; он расстраивает свое состояние.

    - Это теперь сплошь и рядом со многими, но я ничего не могу тут сделать, - отвечал генерал с привычной ясностью и скоростью настоящего делового человека.

    - Но он находится в руках таких людей, которые просто спекулируют на его доверчивости и увлечении.

    - Мошенниками полон свет, - перебил генерал, - но пока эти мошенники не попадаются, на них при нынешних порядках нет управы. Я вижу, что я знаю все, что вы мне хотите сказать: я давно знаю эту клику, которая доит вашего мужа, но это все бесполезно; другое дело, если бы вы могли мне дать какие-нибудь доказательства.

    Глафире прежде всего, разумеется, хотелось знать: действительно ли Горданов успел заручиться каким-либо покровительством. Постоянно вращаясь в мире интриг и не имея нрава рассчитывать ни на какую преданность со стороны Горданова, она опасалась, что и он, не доверяя ей, точно так же, может статься, предпочел устроиться иным способом и, может быть, выдал ее намерения. Поэтому Глафира прямо спросила своего собеседника: что ему известно о Павле Николаевиче?

    Генерал, не выпуская пера, только взглянул на нее и ничего не ответил. Бодростина поняла, что она сделала неловкость. К тому же она ясно видела, что генерал принимает ее не с аттенцией, на какую она имела бы, кажется, право по своему положению. Это нехорошо действовало на Глафиру, и она, оставив свое намерение выспросить о Горданове, прямо перешла к другому.

    - Мне кажется, генерал, - сказала она, - что здесь есть еще одна особа, против которой я тоже не могу вам представить никаких улик юридических, но которой поведение настолько явно, что, мне кажется, необходимо остановить ее от азартных покушений на моего мужа.

    - Про кого вы говорите?

    - Я говорю про княгиню Казимиру Вахтерминскую.

    - В чем же дело?

    - Она требует с моего мужа пятьдесят или даже сто тысяч рублей за то, что он имел неосторожность отослать в Воспитательный дом рожденного ею назад тому два месяца ребенка, которого она ставит на счет моему мужу.

    - Да, но это ее сиятельство может ставить на счет кому ей угодно.

    - Но она ставит именно мужу моему, а не кому-нибудь другому.

    - Ну-с, - продолжал генерал, - так чем же я тут могу вам помочь?

    - Сделайте, что вы хотите, генерал, но я обращаюсь к вашей милости и на вас одних надеюсь.

    Генерал ни слова не ответил и продолжал молча читать и подписывать одну за другою бумаги.

    Глафира находила свое положение затруднительным и, помолчав, начала излагать свои подозрения насчет самого способа выдачи векселей ее мужа, причем упомянула и об исчезнувшем артисте.

    - Да ведь то-то и есть, что он исчез, - проворчал генерал, не прерывая своего писанья и чтения.

    - Но как же мог он исчезнуть?

    - А вот отгадайте! - отвечал генерал, опять занимаясь свои делом.

    Дальше не могло быть никакого разговора. Глафира поднялась и спросила:

    - Что же, могу ли я на что-нибудь надеяться, генерал?

    - Я могу ее пугнуть, если она пуглива, и больше ничего.

    Бодростина раскланялась, генерал опять подал ей левую руку и сказал на дорогу доброе пожелание, но на сей раз не удостоил уже взгляда.

    Глафира вышла и уехала весьма недовольная своим сегодняшним утром и решила забыть об этой незадаче и действовать самой, тем более, что это ее и не пугало.

    Но в чем же здесь ошибка?

    Большую ошибку в чем-то здесь видел генерал: он, оставшись, по выходе Глафиры, один в своей комнате, подписал еще несколько бумаг и затем, вскочив вдруг с места, отпер несгораемый шкаф, помещавшийся за драпировкой. Здесь он без затруднения нашел среди множества бумаг письмо, писанное в довольно коротком тоне генералом Синтяниным, с просьбой обратить внимание на Горданова, который, по догадкам Ивана Демьяновича, имел замыслы на жизнь Бодростина с тем, чтобы жениться на его вдове.

    "Черт возьми, не может же быть, чтобы старик Синтянин так ошибался! А между тем, если она его любит и за него невестится, то с какой стати ей его выдавать и даже путать? Нет; тут что-то не чисто, и я их на этом барине накрою", - решил генерал и подавил электрическую пуговку в своем столе.

    - Перушкина! - сказал он вошедшему дежурному чиновнику.

    Почти в это же самое мгновение пред ним появился неслышными шагами пожилой человек, остриженный по-купечески, в скобку, и одетый в простой, длиннополый, купеческий сюртук.

    - Андрей Парфеныч! - сказал ему генерал, - поглядело ли твое степенство на эту барыню, которая сейчас вышла?

    - Как же-с, ваше превосходительство, поглядел, - отвечал вошедший.

    - Это она?

    - Так-с.

    - Григория Васильевича Акатова сестрица?

    - Слышал-с.

    - Ее надо изловить: сумеешь ли?

    Андрей Парфенович тряхнул головой, вздохнул и произнес:

    - Службу свою должно исполнять, ваше превосходительство.

    - То-то! Я на тебя надеюсь. Ты один эту механику проследить можешь; тут дело темное: вор на вора в донос идет. Андрей Парфенович покачал головой.

    - Что?

    - Ученые-с, говорю: беда с ними.

    - Да, но смотри не суди об этой барыне по Григорию Васильевичу, у этой под каблуком больше ума, чем у ее брата во лбу. Горданова ты тоже знаешь? - И генерал вскинул острый взгляд на Андрея Парфеновича.

    - Довольно о них известны.

    - И понимаешь, чем он держится?

    - Помилуйте, как не понимать-с.

    - Так ты должен понимать и то, сколько я тебе верю в этом деле. Поймай мне этого Горданова!

    Андрей Парфенович молчал.

    - Можешь?

    - Постараюсь.

    Генерал хлопнул его по плечу и проговорил с расстановкой на ухо;

    - Поймай его, и я этого не забуду.

    - Изловлю-с,

    - Тут есть еще княгинька Вахтерминская.

    - Знаю-с.

    - Действительно ли ты ее знаешь?

    Андрей Парфенович развел руками и ответил:

    - Как не знать! Да ведь она тоже при тех самых делах, что и господин

    Горданов.

    - Излови их, и я тебя озолочу.

    Часть: 1 2 3 4 5 6
    Часть 5, глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
    13 14 15 16 17 18 19 20
    21 22 23 24 25 26 27 28
    29 30 31 32 33 34 35 36
    Эпилог
    Примечания
    А. Шелаева: "Забытый роман"
    © 2000- NIV