• Приглашаем посетить наш сайт
    Сумароков (sumarokov.lit-info.ru)
  • На ножах. Часть 5. Глава 8.

    Часть: 1 2 3 4 5 6
    Часть 5, глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
    13 14 15 16 17 18 19 20
    21 22 23 24 25 26 27 28
    29 30 31 32 33 34 35 36
    Эпилог
    Примечания
    А. Шелаева: "Забытый роман"

    Глава восьмая. Парижские беды Monsieur Borne

    В Париже с Жозефом сделалось нечто еще более мудреное. Снося свою унизительную роль дорогой, Висленев надеялся, что он в первый и в последний раз разыгрывает роль мажордома, и твердо ступил на землю Парижа. И в самом деле, здесь он у самого амбаркадера был приглашен Глафирой в экипаж, сел с нею рядом, надулся и промолчал во все время переезда, пока карета остановилась пред темным подъездом Hotel de Maroc в rue Seine.

    Это притворное, капризное дутье на Глафиру было новым неблагоразумием со стороны Жозефа. Отмалчиваясь и дуясь, он нисколько не затруднял положения Глафиры, которая равнодушно смотрела на дома улиц и не думала о Висленеве. Это дутье даже дало Глафире повод поставить его в Париже на еще более обидную ногу, чем прежде. Глафира заняла в Hotel de Maroc лучшее отделение и потребовала une petite chambre {Маленькую комнату (фр.).} отдельно для своего секретаря. Висленев, слыша эти распоряжения, усугублял свое молчаливое неудовольствие, не захотел окинуть глазом открытую пред ним мансарду верхнего этажа и за то был помещен в такой гадостной лачуге, что и Бодростина, при всей своей пренебрежительности к нему, не оставила бы его там ни на одну минуту, если б она видела эту жалкую клетку в одно низенькое длинное окошечко под самым склоном косого потолка. Но Глафира никогда здесь не была, никогда не видала помещения своего несчастного секретаря и мажордома, и он так и завалялся тут, в этом никому не потребном чуланишке.

    Помнит он первые свои дни в Париже, те дни, когда он еще устанавливался и дулся, как бы имея право на что-то претендовать. Он упорно оставался в своей конуре и ничего в ней не приводил в порядок, и не шел к Глафире. Он хотел показать ко всему полное презрение и заставить Бодростину это заметить, но это положительно не удавалось. Глафира Васильевна не только не роптала на него за его отсутствие, но в пять часов вечера прислала ему пакетик, в котором был стофранковый билет и лаконическая записка карандашом, извещавшая его, что он здесь может располагать своим временем, как ему угодно, и кушать, где найдет удобнее, в любую пору, так как стола дома не будет. О назначении приложенных ста франков не было сказано: это было дано на хлеб насущный. Висленев, впрочем, думал было возвратить эти деньги, или намеревался хоть поговорить, что принимает их на благородных кондициях взаймы, но дверь Бодростиной была заперта, а затем, когда голод заставил его почать ассигнацию, он уже не думал о ней разговаривать. Теперь он только соображал о положении, в котором очутился, и о том, какое взято самою Глафирой, конечно, по собственной своей воле. По его мнению, ей, разумеется, совсем не так следовало бы жить, и Висленев об этом очень резонно рассуждал.

    - Я бежал, я ушел от долгов и от суда по этой скверной истории Горданова с Подозеровым, мне уже так и быть... мне простительно скитаться и жить как попало в таком мурье, потому что я и беден, и боюсь обвинения в убийстве, да и не хочу попасть в тюрьму за долги, но ей... Я этого решительно не понимаю; я решительно не понимаю и не могу понять, зачем она так странно ведет себя? Что за выходки такие, и для чего она нырнула прямо сюда, в этот гадостный квартал и... и возится с какими-то старухами и стариками... тогда как мы могли жить... могли жить... совсем иначе и без всяких стариков... Да что это, наконец, за глупость в самом деле.

    Висленеву стало так грустно, так досадно, даже так страшно, что он не выдержал и в сумерки второго дня своего пребывания в Париже сбежал с своей мансарды и толкнулся в двери Бодростиной. К великому его счастию, двери эти на сей раз были не заперты, и Иосаф Платонович, получив разрешение взойти, очутился в приятном полумраке пред самою Глафирой, которая лежала на мягком оттомане пред тлеющим камином и грациозно куталась в волнистом пледе.

    Здесь было так хорошо, тепло, уютно; темно-пунцовый свет раскаленных угольев нерешительно и томно сливался на средине комнаты с серым светом сумерек, и в этом слиянии как бы на самой черте его колебалась тонущая в мягких подушках дивана Глафира.

    Она была очень хороша и в эти минуты особенно напоминала одну из фей Шехеразады: вокруг нее были даже клубы какого-то курения, или это, может быть, только казалось.

    Увидав в такой обстановке свою очаровательницу, Висленев позабыл все неудовольствия и пени и, швырнув куда попало фуражку, бросился к оттоману, стал на колени и, схватив руку Глафиры, прильнул к ней страстным и долгим поцелуем. Разум его замутился.

    Мягкий шелковый пеплум Глафиры издавал тончайший запах свежего сена, - запах, сообщенный ему, в свою очередь, очень причудливыми духами. Все более и более сгущающийся сумрак, наступая сзади ее темною стеной, точно придвигал ее к огню камина, свет которого ограничивался все более и более тесным кругом. Остальной мир весь был темен, и в маленьком пятне света были только он и она.

    Висленев вскинул голову и взглянул в ярко освещенное лицо Глафиры. Она глядела на него спокойными, задумчивыми глазами и, медленно подняв руку, стала тихо перебирать его волосы.

    Это произвело на Иосафа Платоновича особенное, как бы магнетическое, действие, под влиянием которого он, припав устами к другой руке Глафиры, присел на пол и положил голову на край дивана. Прошло несколько минут, и темнота еще гуще скутала эту пару, и магнетизм шевелившейся на голове Висленева нежной руки, вместе с усыпляющим теплом камина, помутил ясность представлений в его уме до того, что он изумился, увидя над своим лицом лицо Глафиры. Бодростина, облокотясь на руку и склонясь, смотрела на него через лоб.

    - Вы, кажется, спите? - спросила она его бодрым и свежим голосом, внезапно разогнавшим всю таинственность и все чары полумрака.

    - Да, я было задремал, - отвечал Висленев, рассчитывая огорчить этими словами женское самолюбие Глафиры, но Бодростина повернула эту сонливость в укор ему и добавила с усмешкой:

    - Хорошо, очень хорошо! Два дня дулся, а на третий пришел да и спит... Нет, если вы такой, то я не хочу идти за вас замуж!

    Висленев, боясь попасть в решительный тон, отвечал лишь с легким неудовольствием, что он не понимает даже, к чему тут речь о браке, когда она замужем и он женат, но положение его таково, что и без брака заставляет желать немалого.

    - Ничего меньше, - отвечала Глафира, - или все, или ничего.

    - Да я имею одно "ничего", - обиженно молвил Висленев. - Я ведь вам по правде скажу, я ровно ничего не понимаю, что такое вы из меня строите. Это какое-то вышучиванье: что же я шут, что ли, в самом деле, чтобы слыть мажордомом?

    - А вам разве не все равно, чем вы слывете и как называетесь?

    - Извините меня, но мне это совсем не все равно.

    - В таком случае, конечно... я очень сожалею, что я прибегла к этим небольшим хитростям... Но я ведь в простоте моей судила по себе, что дело не в названии вещи, а в ее сути.

    - Да ведь у меня же нет никакой и сути?

    - А-а! если так, если для вас суть заключается не в том, чтобы видеть меня и быть вместе со мною, то, разумеется, это не годится, и вы свободны меня оставить.

    При этих словах она быстро отняла свою руку от его головы и начала зажигать спичку, держа ее в таком отдалении между собою и Висленевым, что последний должен был посторониться и сел поодаль, ближе к камину.

    - Быть при вас, - повторил он вздыхая. - Да, суть в том, чтобы быть при вас, но чем быть? Вот в чем дело! Гм... вы говорите о своей простоте, а между тем вы сделали меня вашим слугой.

    - А вы хотите, чтоб я себя компрометировала, чтобы вы слыли моим любовником. Вас унижает быть моим слугой?

    - Да-с, унижает, потому что дело в том, каким слугой быть! Слугой, да не дворецким.

    - Да, ну это, может быть, мой промах, но что делать, надо поступать так, как позволяют обстоятельства.

    - Таких обстоятельств нет, которые бы заставляли человека унижать другого равного до подобной низкой роли, до какой низведен я, потому что это остается на всю жизнь.

    Бодростина расхохоталась и возразила:

    - Какой вздор вы говорите! Почему же это останется на всю жизнь? Разве все рыцари не бывали, в свою очередь, прежде оруженосцами?

    - То рыцари и тогда был век, а теперь другой, и кто видел меня при вас в этом шутовском положении лакея, для того уже я вечно останусь шутом.

    - А я вам говорю, что это неправда.

    - Нет-с, это правда, и мне очень невесело, что я в этом водевиле из господ попал в лакеи.

    - А вы были господином? Это для меня новость.

    Глафира тихо засмеялась и снова добродушно коснулась рукой его головы.

    - Если я не был особенным господином, то... все-таки до сих пор я никогда не был и лакеем, - проговорил смущенный Висленев.

    - Ну, так успокойтесь же, вы и теперь никак не лакей, а если уже вам непременно хочется приравнивать свое положение к водевильным ролям, то вы "Стряпчий под столом".

    Глафира опять рассмеялась и затем серьезнейшим и спокойным тоном прочитала своему собеседнику нотацию за его недоверие к ней и недальновидность. Она разъяснила ему все самомалейшие его сомнения с такою ясностию, что Иосаф Платонович навсегда и прочно убедился не только в целесообразности, но даже и в необходимости всех ее планов и предначертаний. Висленев без большого труда уверовал, что Бодростина не могла и не может выдавать его иначе, как выдает, то есть за ее мажордома, потому что баронесса и графиня, доводясь родственницами Михаила Андреевича, не преминули бы сделать своих заключений насчет пребывания Иосафа при ее особе и не только повредили бы ей в России, но и здесь на месте, в Париже, не дали бы ступить шага в тот круг, где она намерена встретить людей, способных разъяснить томящие ее отвлеченные вопросы. Одним словом, она прямо объявила, что главнейшая цель ее прибытия в Париж есть сближение с Алланом Карденом и другими влиятельнейшими лицами спиритических кружков.

    - Ваша роль, - добавила она, поднимаясь с дивана и становясь пред Висленевым, - ваша роль, пока мы здесь и пока наши отношения не могут быть иными как они есть, вполне зависит от вас. Назвать вас тем, чем вы названы, я была вынуждена условиями моего и вашего положения, и от вас зависит все это даже и здесь сделать или очень для вас тяжелым, как это было до сей минуты, или же... эта фиктивная разница может вовсе исчезнуть. Как вы хотите?

    - Разумеется, я бы хотел, чтоб она исчезла.

    - В таком случае... я не помню, право... мне кажется, когда мы были там... на хуторе, у Синтяниной...

    - Да-с.

    - Когда мы были там после последнего раза, как был у меня Сумасшедший Бедуин и рассказывал про своего Испанского Дворянина...

    - Пред самою дуэлью Горданова?

    - Да, пред самым убийством Подозерова.

    - Вы говорите убийством?

    - Да, я говорю "убийством". Пред самым этим событием вы говорили, что вы порой нечто такое чувствуете... что на вас как будто что-то такое находило или находит?

    - Ах, да... вы про это! Да, я иногда нечто этакое как будто ощущал.

    - Что же именно такое?

    - То есть, как вам сказать: что такое именно, этого я вам рассказать не могу, но ощущал и именно что-то странное.

    - На что же это, например, хоть похоже?

    - Решительно, что ни на что не похоже, а совсем что-то такое... понять нельзя!

    - Эту способность в вас следовало бы определить. Я подозреваю в вас способность сделаться медиумом, а если вы медиум, то поздравляю: вы можете доставить бесконечную пользу и себе, и обществу.

    - Что же, я готов, - отвечал Висленев.

    - Но только я говорю: вас надо испытать.

    - С величайшим моим удовольствием.

    - И тогда если окажется, что вы медиум и, как я полагаю, сильный медиум...

    - Непременно сильный, я это чувствую.

    - Тогда, каково бы ни было ваше положение, оно не только не помешает нам быть всегда вместе в полном равенстве, но общество само станет у вас заискивать и вы ему станете предписывать.

    Бодростина замолчала; Висленев тоже безмолвствовал. Он что-то прозревал в напущенном Глафирой тумане, и в дали для него уже где-то мелодически рокотали приветные колокольчики, на звуки которых он готов был спешить, как новый Вадим. В ушах у него тихо звонило, опущенные руки тяжелели, под языком становилось солоно, он в самом деле имел теперь право сказать, что ощущает нечто неестественное, и естественным путем едва мог прошипеть:

    - А что же такое, например, я буду после обществу предписывать?

    - Взгляды, мнения, мало ли что!

    - Да, да, да, понимаю.

    - Как посредник высших сил, вы можете сделать очень много, можете реформировать нравственность, разъяснять неразрешимые до сих пор дилеммы... ну, вообще обновлять, освежать, очищать человеческое мышление.

    - Да, да, понимаю: обновлять мышление и только.

    - Как и только! - удивилась Глафира.

    - Да; то есть можно только предписывать, обновлять мышление... реформировать мораль и тому подобное, а ничего практического, реального предписывать нельзя?

    - Ничего реального?.. Гм! - Глафира рассмеялась и добавила, - а вам, верно, думалось, что вы можете дать предписание перевезти к вам кассы Ротшильда или Томсона Бонара?

    - Нет, я знаю, что этого нельзя.

    - Напрасно вы это знаете таким образом, потому что это, весьма напротив, не нельзя, а возможно.

    У Висленева даже горло внутрь в грудь потянуло.

    - Как же возможно велеть привезти к себе кассы?

    - Отчего же, если это будет внушено хорошим умом...

    - Позвольте! позвольте! - перебил, вскочив с места, Висленев. - Теперь я понимаю.

    - Едва ли?

    - Нет-с, понимаю, совершенно понимаю.

    При этом он раскатился веселым смехом и заходил по комнате.

    Глафира молча зажгла свечи и пересела на другой диван.

    - Теперь я понимаю все, - заговорил, остановясь с таинственным видом, Висленев. - Я понимаю вас, понимаю ваше отступничество от прежних идей, и я вас оправдываю.

    - Благодарю, - уронила Бодростина, начиная разрезывать новый том "Revue Spirite" {"Журнал спиритов" (фр.).}.

    - Да, я не только вас оправдываю, но я даже пойду по вашим стопам смелее и далее. Извольте-с, извольте! уверенный отныне, что разрушение традиций и морали путем ласкового спиритизма гораздо удобнее в наш век, чем путем грубого материализма, я... я не только свободною совестью перехожу на вашу сторону, но... но я с этой минуты делаюсь ревностнейшим гонителем всякого грубого материализма, кроме...

    - Конечно, кроме материализма и любви, - перебила с улыбкой Бодростина.

    - И то нет; я вовсе не то хотел сказать, а я хотел бы, кроме всего этого, еще где-нибудь разразиться против материализма жестокою статьей и поставить свое имя в числе его ярых врагов.

    - Место готово.

    - Где же?

    - Идите переоденьтесь и едем.

    Висленев встал, переоделся и поехал, и от этого ему сделалось хуже.

    Часть: 1 2 3 4 5 6
    Часть 5, глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
    13 14 15 16 17 18 19 20
    21 22 23 24 25 26 27 28
    29 30 31 32 33 34 35 36
    Эпилог
    Примечания
    А. Шелаева: "Забытый роман"
    © 2000- NIV