• Приглашаем посетить наш сайт
    Соловьев (solovyev.lit-info.ru)
  • Гора. Египетская повесть. Глава 24.

    Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
    Примечания

    ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

    Встревоженные люди беспрестанно меняли свое настроение, переходя от надежды к отчаянию: то они верили, что Зенон, придет и при нем, как при человеке, который хорошо знаком всем знатным людям, суровость правителя изменится: то говорили: «Что может заставить Зенона покинуть спокойную жизнь и отдать себя добровольно нашей печальной судьбе?» Епископ и его приближенные люди тоже считали это совсем невозможным, тем более что они и не считали Зенона за христианина.

    — Он, — рассуждали они, — знает, что мы с ним не согласны. Ему нет дела до чуда, которого от нас требуют. Он не пойдет с нами на муки.

    В этих сомнениях прошло довольно времени, и уныние усиливалось, а за час до полудня люди, глядевшие в город со стены, замахали руками и закричали:

    — Идут биченосцы!.. — и многие упали в страхе на землю.

    Но один человек, который не успел соскочить вместе с другими, заметил, что с другой стороны во весь скок несся верхом на красно-гнедом коне молодой статный всадник с непокрытою головой, остриженною по греческой моде, и с повязкой через левое око.

    — Братья! — воскликнул увидевший всадника человек, — мы спасены: к нам скачет Зенон златокузнец.

    И Зенон в самом деле опередил биченосцев, бросил поводья коня, соскочил и вскричал громко страже:

    — Откройте двери и впустите меня: я христианин; я хочу быть с теми, которые будут страдать!

    Ворота раскрылись, и стража впустила Зенона.

    Толпа христиан мгновенно его окружила, и все старались ему наперерыв говорить, а он не мог никому отвечать и шел между ними спокойно и тихо всем повторял:

    — Не бойтесь!.. Христос среди нас... Почтим слова его послушаньем... Умрем за нашего Учителя!

    — Умрем, если нужно, умрем! — прокатилось в народе.

    Зенон стал обнимать и целовать людей направо и налево.

    Нефора смотрела на Зенона с высоты террасы и любовалась спокойствием его походки и движений его рук, которыми он то обнимал, то ласкал людей, бросавшихся к нему со стенаньем и воплями.

    Душа этого человека точно не знала страха, и Нефоре казалось, что она видит не мученика, который готовится встретить скоро унижение и смерть, а актера — так всякое движение Зенона было красиво и нежно, а в то же время исполнено достоинства и силы.

    Увидев Нефору, Зенон на мгновенье остановился. Присутствие ее здесь удивило его, но он тотчас же оправился, поднял руку к своему выколотому глазу, поправил повязку и пошел безостановочно дальше в покои, где был епископ. Там Зенон оставался минуту и, снова выйдя на террасу, сказал:

    — Братья и сестры! если силен и бодр дух, в вас живущий, пусть нас не ведут — пойдем лучше сами. Я известен правителю и сейчас пойду к нему и упрошу его, чтобы он дозволил нам идти к горе Адеру одним, без надзора его биченосцев.

    — Это зачем же? — проговорило несколько голосов.

    — Для того, чтобы все видели, что мы идем доброю волей, а не по принуждению.

    Люди молчали, но из толпы вышел один шерстобит, по имени Малафей, и, лукаво взглянувши в лицо Зенона, сказал:

    — Я тебя понимаю. Иди и проси. Поклянись, что мы пойдем сами.

    — Я не знаю, как ты меня понимаешь, но я клясться не стану. Нам не дозволено клясться, но я скажу, что мы не унизим имени Христова.

    Тогда все закричали:

    — Да, да! прекрасно! Иди, брат наш Зенон, иди и давай за нас слово, что мы не посрамим имени Христова.

    — Но только вернешься ли ты сам к нам? — спросил Малафей шерстобит.

    Зенон побледнел и отвечал:

    — У меня нет ни жены, ни детей, которых бы я мог вам оставить заложниками; но я не лгу: я — христианин.

    — Страх действует на всякого, и было бы лучше, если бы ты оставил заложника.

    — Я остаюсь залогом, что Зенон вернется! — вскричала Нефора.

    Зенон на нее оглянулся и молвил:

    — Благодарю тебя. Мне нужен всего только один час времени. Но если случится...

    — Если ты через час не вернешься, пусть они растерзают меня на этом помосте, — досказала Нефора.

    Зенон протянул ей руку и пожал ее сердечным пожатием.

    Стража выпустила Зенона с одним из биченосцев, но еще до истечения часа художник вернулся один, имея в руках папирус, на котором для христиан написан был пропуск к горе без всякого караула.

    Биченосцы перед ним раскрыли ворота, и они вышли свободно. Впереди шел больной епископ, а его под руки поддерживали Зенон и женщина в темном покрове.

    Это была Нефора.

    Пока они шли городом, она не поднимала с головы своего покрывала, и многие спрашивали: кто это такая? Христиане же, проходя, отвечали: это новая христианка! Но потом сами себя вопрошали: где и когда эта женщина крестилась? Как ее христианское имя? Зенон должен знать о ней все, но неизвестно и то, где принял веру Зенон... Только теперь неудобно было их расспрашивать, так как они идут впереди бодрее всех и на их плечи опирается ослабевший епископ...

    Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
    Примечания
    © 2000- NIV