• Приглашаем посетить наш сайт
    Андреев (andreev.lit-info.ru)
  • Cлово "XXXII"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  
    1. Загадочный человек. Примечания.
    Входимость: 1. Размер: 27кб.
    2. Детские годы. Глава 32.
    Входимость: 1. Размер: 12кб.
    3. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 3.
    Входимость: 1. Размер: 25кб.
    4. Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Глава 1.
    Входимость: 1. Размер: 21кб.
    5. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Глава 5.
    Входимость: 1. Размер: 30кб.
    6. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Примечания.
    Входимость: 1. Размер: 64кб.
    7. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 11.
    Входимость: 1. Размер: 43кб.
    8. Товарищеские воспоминания о П. И. Якушкине
    Входимость: 1. Размер: 45кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Загадочный человек. Примечания.
    Входимость: 1. Размер: 27кб.
    Часть текста: Примечания. Примечания ЗАГАДОЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК Печатается по изданию: Н. С. Лесков. Полное собрание сочинений. СПб., 1889, т. 8, стр. 3—127. Впервые напечатано в газете «Биржевые ведомости» (1870, № 51, 54, 56, 58, 60, 64, 66, 68, 76 и 78) под названием «Загадочный человек. Очерк из истории комического времени на Руси», главы I — XXXII. Без подписи. Отдельным дополненным изданием вышло в 1871 году: Н. С. Лесков-Стебницкий. Загадочный человек. Эпизод из истории комического времени на Руси. С письмом автора к Ивану Сергеевичу Тургеневу. Непосредственным поводом к написанию книги об Артуре Бенни явились сообщения русских газет о его смерти («Санкт-Петербургские ведомости» от 7 февраля 1868 года, «Иллюстрированная газета», 1868, № 7) и отклик на них И. С. Тургенева, выступившего в защиту Бенни в письме в редакцию «Санкт-Петербургских ведомостей» (1868, № 52, от 23 февраля), в котором он писал: «Смею вас уверить, что Бенни заслуживал более сочувственного напутствия или хотя сострадательного молчания» (И. С. Тургенев. Сочинения. Л.—М., 1930, т. XII, стр. 381). Уже в начале 1869 года Лесков просил А. П. Милюкова помочь пристроить его книгу: «Некоею порою я знал в Петербурге некоего «неразгаданного человека» Артура Бенни. Он убит при Ментане, и его интереснейшая история, мною в свое время описанная, может быть оглашена. Это вещь пряная и забористая и, кажется, очень интересная. Шуму она может возбудить множество. Я ее хотел напечатать в газете, но с газетами петербургскими совсем не имею связей» («Шестидесятые годы», М.—Л., 1940, стр.294, письмо от 4 января 1869 года). По-видимому, вскоре рукопись «Загадочного человека» была отправлена в редакцию «Русского вестника», так как в письме к Н. А. Любимову (от 25 мая 1869 года. Рук. отд. ИРЛИ (Пушкинский дом), фонд 269) Лесков писал: «Петр Карлович известил меня, что он передал вам, на ваш просмотр и заключение, мою небольшую рукопись «Шпион. Эпизод из истории комического времени на Руси». Таким образом,...
    2. Детские годы. Глава 32.
    Входимость: 1. Размер: 12кб.
    Часть текста: его ежеминутно — и в глазах его домашних и в глазах посторонних, которым была охота что-нибудь видеть. Я не знаю, было ли Христе что-нибудь известно о том, что о ней толковали, но полагаю, что нет, потому что она решительно умерла и погреблась для всего мира. Кроме ее собственного дома, ее нигде нельзя было видеть: к нам она приходила, вся закутанная, поздно вечером и уходила ночью, да и то это продолжалось только до тех пор, пока maman была больна; но как только maman начала выходить, Христя с тех пор к нам уже не показывалась. Еще оставалась у нее церковь, так как Христя, несмотря на свое своеволие, была очень набожна, но она избрала для своего моления самую уединенную церковь и там пряталась от всех взоров. Вообще прятанье сделалось у Христи какою-то страстью и наводило на меня лично очень неприятное впечатление: укрывающаяся Христя была точно олицетворение нечистой совести, что вовсе не шло к ней, тем более что она, судя по ее недавнему объяснению с maman, считала свою совесть совершенно чистою. А время все шло своим чередом, дни уходили за днями; Христя все так же старалась быть невидимой, и мы виделись с нею очень редко, а с Сержем никогда; но укрепившийся в фаворе женской половины этого дома Пенькновский ретиво доносил нам, что там идут ужасные сцены и что жена и мать Сержа задумали какой-то план мщения. План этот, как вскоре обнаружилось, состоял в том, что высокий покровитель семьи Сержа, при котором сей последний был записан на службе, дал ему поручение в Петербург. Серж было восстал против этого и подавал просьбу в отставку, но просьбы этой от него не приняли, а Христя убедила его не поднимать спора и ехать. Он ее послушался и уехал, кажется, точно так же легко, как прежде послушался...
    3. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 3.
    Входимость: 1. Размер: 25кб.
    Часть текста: 23 июля (4 августа) все, кто случился о ту пору из Лесковых в Киеве, торжественно и радушно встречали на вокзале "старшего в роде". Всех больше, конечно, была * Одно письмо Долгоруковой без даты, второе от 28 августа 1870 г. - ЦГЛА. ** "Новое время", 1889, N 4614, 2 января. растрогана Марья Петровна, главным образом настаивавшая на непременном свидании с первенцем. День-два спустя, когда первое возбуждение поулеглось, после обеда отец собрался навестить мою мать, прикованную в это время к городу хлопотами по выполнению больших строительных работ на своем земельном участке. Алексей Семенович приказал заложить нам свою покойную докторскую пролетку, и мы вдвоем отправились с высокого Старого города по хорошо памятным отцу улицам вниз, к Днепру, на Подол. Выходя из экипажа у крыльца Солидного деревянного особняка на каменном фундаменте, расположенного па широкой и тихой Андреевской улице, упиравшейся в набережную, мы увидали в открытом окне довольно статную еще хозяйку. Встретив нас в просторной передней,...
    4. Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Глава 1.
    Входимость: 1. Размер: 21кб.
    Часть текста: его показанию, "в литераторство" его "втравили" и "свели" с Краевским и Дудышкиным профессор Вальтер, Громека и другие. Вообще, "писательство началось случайно". Все это тем удивительнее, что еще в Орле близость со Сребницким и особенно с Опанасом Марковичем вовлекла его в исключительную заинтересованность литературою. Почему еще там зародившаяся страсть не привела к хотя бы робкому творческому опыту? Почему так долго не было последнего и позже? С чего же на тридцатом году жизни начались литературные попытки? По чуть не общепринятому обычаю со стихов? Опять-таки, он их никогда не писал, кроме двух-трех интимных или шутливых четверостиший, да и то уже в пору настоящего писательства. И начало было свое - необычное. Общение с передовыми профессорами Киевского университета привело к знакомству со статистикой (Д. П. Журавский), с социологией, философией, политической экономией. Трехлетние деловые странствия по родной земле ознакомили с экономикой и бытовыми условиями всех слоев населения в самых различных участках России, со всем многообразием отраслей промышленности в каждой отдельной местности. Все это приковывало к себе жадное внимание любознательного, молодого наблюдательного и хорошо подготовленного жизнью Лескова. В нем вырабатывался экономист-этнограф. Одновременно заклады- вался грунт, полезный и необходимый для заправского беллетриста, для художника, пробудившегося и выросшего в нем с огромным, по сравнению со многими, опозданием, но зато на хорошо утучненной почве большого опыта и огромных практических знаний. В 1859 году на глазах у него прокатилась волна "питейных бунтов", захлестнувшая Пензенскую губернию с Городищенским ее уездом. Лесков хорошо знал положение винокуренного дела в данной местности и, впервые в жизни, решил взяться за перо. В апрельской книжке журнала "Отечественные записки" за 1861 год появляется статья - "Очерки винокуренной промышленности....
    5. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Глава 5.
    Входимость: 1. Размер: 30кб.
    Часть текста: литературами. Однако, с огромным любопытством изучив их и с благодарностью кое-что переняв от них в приемах письма, он сохранял неколебимую убежденность, что родная русская литература была богаче, сильнее и жизненнее польской и тем более "малорусской". На протяжении всего литературного своего пути он неизменно черпает материалы для безотрадно-жутких картин - из своих орловских, пензенских, поволжских, вообще великорусских впечатлений и памятей ("Засуха", "Житие одной бабы", "Леди Макбет нашего уезда", "Коровья смерть" в "На ножах", "Пугало", "Продукт природы", "Тупейный художник", "Юдоль", "Загон", "Пустоплясы"), а для "пэозажей" и "жанров", полных юмора или хотя бы и злой, но веселой, искрящейся сатиры, - из украинских ("Некрещеный поп", "Путимец", "След ноги богоматери в Почаеве", "Старинные психопаты", "Печерские антики", "Заячий ремиз"). Приступая к развертыванию одной из полуапокрифических своих повестей, с детства остро наблюдательный и хорошо памятливый, старый писатель поучительно завещает и исповедует: "И мне стал припоминаться целый рой более или менее замечательных историй и историек, которые издавна живут в той или другой из...

    © 2000- NIV