• Приглашаем посетить наш сайт
    Кржижановский (krzhizhanovskiy.lit-info.ru)
  • Cлова на букву "R"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово
    1RADIX
    1RAIL
    1RARE
    1RAVEL
    1REBUS
    1REFRAIN
    1REGIME
    1REGINA
    1REIN
    3RELIGION
    2RES
    9RESTANTE
    1RETIRE
    1REV
    1REVENUE
    3REVIEW
    7REVUE
    1RIDICULE
    11RIEN
    1ROI
    1ROLLAND
    1ROSE
    1ROUTE
    1ROZ
    17RUE
    1RUMOR
    1RUSSE
    6RUSSIE

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову RUSSIE

    1. Мелочи архиерейской жизни. Примечания.
    Входимость: 1. Размер: 44кб.
    Часть текста: 1880, № 6, стр. 255— 267, глава XIV под заглавием: «Митрополит Исидор в его литературных интересах» — там же, стр. 326—332. Полностью со значительными исправлениями перепечатано в издании: «Мелочи архиерейской жизни», СПб., изд. И. Л. Тузоза, 1879, 228 стр., и «Мелочи архиерейской жизни», СПб., изд. 2-е, вновь автором пересмотренное, исправленное и значительно дополненное, с тремя приложениями, изд. И. Л. Тузова, 1880, стр. I— II и 1—186 (в этом издании в качестве приложения перепечатаны очерки: «Архиерейские объезды», «Епархиальный суд» и «Русское тайнобрачие»). Кроме того, в «Библиографии сочинений Н. С. Лескова. За тридцать лет (1860—1889)», составленной П. В. Быковым (приложена к тому X «Собрания сочинений» изд. 1890), на стр. XXIV указано еще одно издание, разнящееся от второго только числом страниц (302 вместо 306). В ленинградских книгохранилищах обнаружить это издание не удалось. Не включались Лесковым и не введены в настоящий том две полемических заметки — ответы критикам «Мелочей архиерейской жизни» Е. А. Попову и А. И. Предтеченскому. 1) «Из мелочей архиерейской жизни» — «Новое время», 1879, 5 ноября,...
    2. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Примечания.
    Входимость: 1. Размер: 52кб.
    Часть текста: Рукопись не сохранилась. В собрании И. А. Шляпкина (Рукоп. отдел ИРЛИ (Пушкинский Дом) АН СССР, ф. 341, оп. 2, № 93) хранится лишь черновая редакция первой части хроники, подаренная ему Н. С. Лесковым (см. «Русская старина», 1895, № 12, стр. 210). Сохранились и отдельные черновые наброски 3-й части «Захудалого рода» (см. Приложения). Издатель «Русского вестника» M. H. Катков допустил грубое вмешательство в текст, публиковавшийся в журнале. Особенно большой правке подверглась вторая часть хроники. Она была сильно сокращена, отдельные эпизоды выброшены, фамилии ряда персонажей изменены. Касаясь характера этих «урезок» и искажение, Н. С. Лесков 23 марта 1875 года с возмущением писал И. С. Аксакову. «Мне кажется, что перекрещивать Жиго в Жиро не было никакой надобности, что уничтожать памфлет Рогожина против Хотетовой (А. А Орловой) не было нужды, что от перемены мною сочиненной для нее фамилии Хотетова в Хоботову дело ничего не выигрывает; что старой княгине можно было дозволить увлечься раздариванием дочери всего дорогого, причем дело дошло до подаренья ей самой Ольги Федотовны, и пр. и пр.». (Рукоп. отдел ИРЛИ АН СССР, ф. 3, оп. 4, № 337, л. 22). При подготовке отдельного издания 1875 года Лесков восстановил подлинный текст «Захудалого рода» и напечатал его, как он выразился, со своей, «а не с катковской рукописи» (там же, л. 19). Подобное вмешательство Каткова в публикуемое произведение Лескова не было...
    3. Соборяне. Часть 4. Глава 11.
    Входимость: 1. Размер: 3кб.
    Часть текста: Соборяне. Часть 4. Глава 11. ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ Госпожа Мордоконаки возвратилась к себе тоже около того самого времени, когда доплелся домой изувеченный Варнава Препотенский. Быстрая езда по ровной, крепкой дороге имела на петербургскую даму то приятное освежающее действие, в котором человек нуждается, проведя долгое время в шуме и говоре, при необходимости принимать во всем этом свою долю участия. Мордоконаки не смеялась над тем, что она видела. Она просто отбыла свой визит в низменные сферы и уходила от них с тем самым чувством, с каким она уходила с крестин своей экономки, упросившей ее когда-то быть восприемницей своего ребенка. В этом удобном состоянии духа она приехала домой, прошла ряд пустых богатых покоев, разделась, легла в постель и, почувствовав, что ей будто холодно, протянула руку к пледу, который лежал свернутый на табурете у ее кровати. К удивлению своему, раскидывая этот плед, она заметила посредине его приколотую булавкой бумажку. Это был вчетверо сложенный тонкий почтовый листок. Сонная красавица взглянула внимательнее на этот supplément 1 к ее пледу и посреди странных бордюрок, сделанных по краям листка, увидала крупно написанное русскими буквами слово «Парольдонер». «Что бы это могло значить!» — подумала она и, выдернув булавку, развернула листок и прочитала: Милостивая государыня! Извините меня, что я пред вами откровенный, потому что военный всегда откровенный. Душевно радуюсь и бога благодарю, что вы отъезжаете устроить к ночи ваших любезных детей. Дай боже им достигнуть такой цели, как матушка ихняя. Прошу вас покорнейше написать ответ. Если же вы находите, что Повердовня не заслужил расположения, то удостойте своим неземным подчерком, который будет оценен в душе моей. Неземной я вас называю, Вы души моей кумир, Вам всю душу открываю,— В вас сокрыт волшебный мир. Капитан Повердовня. Мордоконаки расхохоталась, еще раз прочитала послание влюбленного капитана и, закрыв серебряным колпачком парафиновую свечку, сладко уснула, подумав: «Bon Dieu, voilà la véritable Russie!» 2 1 Дополнение (франц.). 2 Боже мой, вот она, настоящая Россия! (франц.).
    4. Некуда. Книга 2. Глава 3.
    Входимость: 3. Размер: 49кб.
    Часть текста: мелькнул огонь, и к стеклу прислонилось испуганное женское лицо. Приезжий из Швица постучал еще раз. Смелый мужской голос из-за двери спросил: — Кто там? — Из Швица, от ландсмана, — отвечал приезжий. Ему отперли дверь и вслед за тем снова тщательно заперли ее крепким засовом. Республика была полна французов, и в окрестностях стояли гренадеры Серрюрье. Посланец вынул из-за пазухи довольно большой конверт с огромною официальною печатью и подал хозяину. Конверт был весь мокрый, как и одежда человека, который его доставил, но расплывшиеся чернила еще позволяли прочесть содержание сложенного вчетверо квадратного листа толстой бумаги. На нем было написано: «Любезный союзник! Утеснители швейцарской свободы не знают пределов своей дерзости. Ко всем оскорблениям, принесенным ими на нашу родину, они придумали еще новое. Они покрывают нас бесчестием и требуют выдачи нашего незапятнанного штандарта. В ту минуту, как я пишу к тебе, союзник, пастор Фриц уезжает в Берн, чтобы отклонить врагов республики от унизительного для нас требования; но если он не успеет в своем предприятии до полудня, то нам, как и другим нашим союзникам, остается умереть, отстаивая наши штандарты. Во имя республики призываю тебя, союзник, соверши молитву в нашей церкви вместо пастора Фрица и укрепи народ твоею проповедью». — Где моя библия? — спросил пастор, сожигая на свече записку. — Ты едешь? — отчаянно проговорила слабая женщина по-французски. — Где моя библия? — переспросил пастор. — Боже всемогущий! Но твое дитя, Губерт! Пощади нас! — опять проговорила пасторша. — Ульрих! — крикнул пастор, слегка толкая спавшего на кровати пятилетнего ребенка. ...

    © 2000- NIV