• Приглашаем посетить наш сайт
    Набоков (nabokov.niv.ru)
  • Cлово "PAUL"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  
    1. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Примечания.
    Входимость: 1.
    2. Обойденные. Примечания.
    Входимость: 1.
    3. Обойденные. Часть 2. Глава 8.
    Входимость: 1.
    4. Шерамур. Примечания.
    Входимость: 1.
    5. Шерамур. Глава 19.
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Примечания.
    Входимость: 1. Размер: 52кб.
    Часть текста: С. Лесковым (см. «Русская старина», 1895, № 12, стр. 210). Сохранились и отдельные черновые наброски 3-й части «Захудалого рода» (см. Приложения). Издатель «Русского вестника» M. H. Катков допустил грубое вмешательство в текст, публиковавшийся в журнале. Особенно большой правке подверглась вторая часть хроники. Она была сильно сокращена, отдельные эпизоды выброшены, фамилии ряда персонажей изменены. Касаясь характера этих «урезок» и искажение, Н. С. Лесков 23 марта 1875 года с возмущением писал И. С. Аксакову. «Мне кажется, что перекрещивать Жиго в Жиро не было никакой надобности, что уничтожать памфлет Рогожина против Хотетовой (А. А Орловой) не было нужды, что от перемены мною сочиненной для нее фамилии Хотетова в Хоботову дело ничего не выигрывает; что старой княгине можно было дозволить увлечься раздариванием дочери всего дорогого, причем дело дошло до подаренья ей самой Ольги Федотовны, и пр. и пр.». (Рукоп. отдел ИРЛИ АН СССР, ф. 3, оп. 4, № 337, л. 22). При подготовке отдельного издания 1875 года Лесков восстановил подлинный текст «Захудалого рода» и напечатал его, как он выразился, со своей, «а не с катковской...
    2. Обойденные. Примечания.
    Входимость: 1. Размер: 38кб.
    Часть текста: 1866, оттиски из "Отечественных записок"). По свидетельству автора (см "Петербургская газета", 1894, 27 нояб.), роман написан в Париже куда Лесков уехал как корреспондент газеты "Северная пчела" в 1862 году после скандальной истории, связанной с созданием антинигилистического романа "Некуда". Однако есть основания считать что вторая и третья части романа "Обойденные" были написаны в Петербурге в начале 1865 года, так как в них упоминается репертуар русских "толстых" журналов этого времени. Сроки создания произведения уточняются в письме Н. С. Лескова к Н. Н. Страхову от 6 марта 1865 года: "У меня есть повесть, почти роман, вовсе не тенденциозный и совсем отделанный отчетливо,- называется "Всяк своему нраву работает",- писал Лесков (Отдел рукописей и редкой книги Государственной публичной библиотеки имени М. Е. Салтыкова Щедрина). Роман автобиографичен. В нем, в частности, нашли отражение впечатления от пребывания в Париже, жизненные перипетии в связи с неудачной женитьбой Лескова на Ольге Васильевне Смирновой (ее можно рассматривать как прототип жены Долинского), воспоминания о Киеве, где Лесков провел молодые годы. Вместе с тем здесь отчасти продолжается антинигилистическая линия "Некуда", о чем свидетельствуют, например, действующие в нескольких его эпизодах нигилисты с неблагозвучными фамилиями Вырвич и Шпандорчук. Полемическая заостренность ощущается в противопоставлении мастерской при магазине лесковской героини Анны Михайловны и предприятия Веры Павловны ("Что...
    3. Обойденные. Часть 2. Глава 8.
    Входимость: 1. Размер: 32кб.
    Часть текста: речи этого человека, хлеставшие бурными потоками в споре о всем известной старенькой книжке Saint-Pierre "Paul et Virginie" {Сен-Пьера "Поль и Виргиния" (франц.)}, и теперь, когда история событий доводит меня до этой главы романа, в ушах моих снова звучат эти пылкие речи смелого адвоката за право духа, и человек снова начинает мне представляться недочитанною книгою. Дорушка и слышать не хотела ни о каких знакомствах и ни о каких разнообразиях. Когда Долинский случайно познакомился где-то в cafe с братом Веры Александровны Онучиной, Кириллом, и когда Кирилл Александрович сделал Долинскому визит и потом еще навестил его два или три раза, Дорушка не то что дулась, не то чтобы тяготилась этим знакомством, но точно как будто боялась его, тревожилась, находила себя в каком-то неловком, непрямом положении. А Кирилл Онучин не был совсем же неприятный аристократ, ни демократический фат, ни лев, ни франт дурного тона. Это был человек самый скромный и вообще тип у нас довольно редкий. По происхождению, состоянию, а равно по тонкости и белизне кожи, сквозь которую видно было, как благородная кровь переливается в тоненьких, голубых жилках его висков, Кирилл Онучин был аристократ, но ни одного аристократического стремления, ни одного исключительного порока и недостатка, свойственного большинству наших русских патрициев, в Кирилле Онучине не было и...
    4. Шерамур. Примечания.
    Входимость: 1. Размер: 21кб.
    Часть текста: особей, составляющих, так сказать, типические разновидности этой не утратившей интереса породы. — Н. Л.» Таким образом, из заглавия и примечания очевидно, что Лесков на этой стадии еще не включал «Шерамура» в число праведников. Не окончательно включен он в их число и в отдельном издании 1880 (1886) года. Заглавие книги — «Три праведника и один Шерамур» это ясно показывает. Лишь в издании 1889 года «Шерамур» включен в этот цикл. Текст «Нового времени» для отдельного издания подвергся существенной переработке. Большая часть изменений — стилистическая правка. Но некоторые места не попали в текст газеты или издания 1880 (1886) года, скорее всего по цензурным соображениям. Так, в главе восьмой в тексте газеты родитель Шерамура рождением сына «утешал свою ипохондрию», в издании 1880 (1886) года — «развлекал свою ипохондрию», а в издании 1889 года стояло: «Дворянин — развлекал свою ипохондрию». В той же главе перед цитатой из Державина в «Новом времени» не было слов: «а потом политическое»; они появились в издании 1880 (1886) года. В той же главе, рассказывая о том, почему он не кончил Технологического института, Шерамур в «Новом...
    5. Шерамур. Глава 19.
    Входимость: 1. Размер: 5кб.
    Часть текста: усилий читаю: «долг и за процент ж. в. х.». Больше ничего нет. Снимаю бумагу и нахожу книгу Ренана «St. Paul», 1 но прежде, чем я успел ее развернуть, из нее что-то выпало и покатилось. Начинаю искать, шарить по всем местам: что бы это такое вывалилось? Зову служанку, ищем вдвоем, втроем, всё приподнимаем, двигаем тяжелую мебель и, наконец, находим... Но что? — Находим чистейшего золота двадцатифранковую французскую монету! Не может же быть, чтобы она валялась тут исстари: пол метут, натирают, и не могли бы ее не заметить... Нет; монета положительно сейчас только выпала из книги. Но что это такое? зачем и кто мог сделать мне такое приношение? Ломаю голову, припоминаю, не положил ли я ее сам, соображаю то и другое и не прихожу ни к какому результату. Опять разыскиваю оберточную бумагу и рассматриваю письмена, возлагая на них последнюю надежду узнать: что это за явление? Ничего более: «долг и за процент ж. в. х... » Характер почерка неуловим, потому что писано на протекучке, и все расплылось... Соображаю, что здесь долг и что — процент , или «за процент»: монета долг, а книга «за процент», или наоборот? И потом, что значат эти «ж. в. х.»? Нет сомнения, что это не первые буквы какого-либо имени, а совсем что-то другое... Что же это такое? Подбираю, думаю и сочиняю: все выходит как-то странно и некстати: «жму вашу руку»,— но последняя буква не та: «жгу ваш хохол», тут все буквы...

    © 2000- NIV