• Приглашаем посетить наш сайт
    Мережковский (merezhkovskiy.lit-info.ru)
  • Cлова на букву "D"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово
    4DAILY
    5DAME
    6DAN
    16DAS
    1DECORUM
    1DEDIE
    1DEFEND
    3DEI
    1DELIRIUM
    1DELLA
    1DELUGE
    1DEM
    7DEN
    1DEPLORE
    2DEPUIS
    12DER
    2DERNIER
    30DES
    2DETAIL
    1DEUS
    2DEUTSCHE
    3DEUX
    1DIASTOLE
    8DIE
    8DIEU
    4DIRE
    1DIRECTIVE
    1DIS
    4DISCOURS
    1DISPOSE
    1DISPUTATION
    2DIT
    1DITES
    1DIX
    3DIXI
    1DOCTOR
    1DOLE
    1DON
    2DONC
    1DONNE
    2DOROTHEE
    2DRU
    1DULCE

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову DAME

    1. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 7.
    Входимость: 1. Размер: 36кб.
    Часть текста: лестнице, дверь в дверь, с нами. Ожидается некоторый жизненный уют: младшая сестра, любимый зять, неизменная почтенная Степановна - все это тут, рядом, за стеной. Большая разница лет *** и жизненных положений исключали возможность создаться свычке, а с тем и большому дружеству между сестрой и братом. Детские годы Ольга Семеновна жила дома или у родных по их деревням. Школьные - она провела в частном дворянском * Заимствование из соответствующей русской пословицы. ** Собр. соч., т. XX, 1902-1903, с. 97-98. *** Родилась 14 июля 1846 г. в Панине. пансионе в деревне Черемисовке Ливенского уезда, Орловской губернии. Здесь ее обучили "жарить" на фортепиано, "парлировать" по-французски и всем прочим светскостям в среднедворянском стиле. Со смертью - в этой же Черемисовке - от кори ее младшей, по общим отзывам многообещавшей, сестры Маши Марья Петровна перенесла на Ольгу любовь, которою прежде горела к умершей. В свое время ее начали "вывозить", но явно без успеха. Лицом она была похожа на брата Михайлу; это не красило девицу; приданого - никакого. "Невеститься" было нелегко. Не обходилось без уколов самолюбию от более счастливо поставленных во всех отношениях сверстниц из богатого родства, а случалось, и от брата-литератора, даже в печати. С переездом в 1863 году с матерью к Алексею Семеновичу в Киев...
    2. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 6.
    Входимость: 1. Размер: 21кб.
    Часть текста: Сам он себя производил из дворян, обеднявших во время переворотов, но дворянского в нем ровно ничего не было. Начиная с его фамилии, которую m-r Gigot напрасно скрашивал приставкою дворянской частицы, и кончая его наружностью и манерами, дававшими ему вид неудачного приходского клерка, он всего более напоминал католическою дьячка: тонкий, худой, немного запуганный, с глазами, таящими внутренний жар, и с длинными руками, постоянно стремящимися к упражнению в почтительных жестах. О происхождении его всякий имел свое мнение: так, Рогожин думал, что «эта баранья ляжка» (так он величал Жиго) был непременно дьячок, а Патрикей соображал, что Жиго из почтальонов, потому что он необыкновенно скоро бегал и любил быть на посылках; Ольга же Федотовна утверждала, что Жиго, по всем видимостям, из портных, потому что он всегда любил садиться ловко, сворачивая под себя ножки калачиком, и необыкновенно искусно штопал свое платье. Но каково бы там ни было в самом деле его происхождение, он оказался как нельзя более отвечающим тому назначению, какое желала ему дать бабушка. Gigot был человек в некоторых отношениях удивительный: он болтал с детьми с утра и до вечера и, скоро овладев их расположением, быстро приучил их бегло говорить с собою по-французски. Кроме того, он был совершенно безвреден: в этом отношении он даже превзошел все ожидания княгини, которая, несмотря на рекомендацию графа, принимая в дом monsieur Gigot, положила себе правилом следить за всяким его словом, «чтобы не наговорил детям глупостей». Очень скоро она убедилась, что это совершенно напрасно: все ее опасения в этом роде не имели никакого места. Gigot говорил целые дни, и когда он говорил, княгиня слышала какие-то слова, пожалуй, даже интересные,...
    3. Жизнь Николая Лескова. Часть 1. Глава 4.
    Входимость: 1. Размер: 32кб.
    Часть текста: и т. д. ** 50 . Об отце и матери говорено уже в меру знаемого. Никогда не забывая о своем изгнании из родительского дома, Семен Дмитриевич не видел большого удовольствия распространяться о своем жесткосердом отце. Не удивительно, что о деде писателя не сбереглось и пространных воспоминаний. Прожив жизнь в служилой среде и женившись на девушке дворянского круга и воспитания, Семен Лесков совершенно отошел ото всего, с семинарии ненавистного ему "левитского". Новое, жизненно-лучшее заслоняло и отодвигало старое, худшее: карачевское отходило в даль времен и полуапокрифических преданий, не вызывая сожалений о себе. На смену выступали: высшая культура, лучший * Архив А. Н. Лескова. ** Горький М. Несобранные литературно-критические статьи. М., 1941, с. 85. бытовой уклад нового родства, более счастливые и выигрышные правовые и материальные условия последнего. Естественно, что в орловско-киевских Лесковых, начиная с самого писателя, жило уже больше алферьевского, чем старолесковского. Дед по отцовской линии в их представлении не жил. О нем никто не говорил, его никто не вспоминал. Не позабыли, а просто не знали. Когда я, в отроческие годы, пытался узнать о нем что-нибудь, отец мой, старший из детей Семена Дмитриевича, шутливо отвечал: "Умен был крутопоп Дмитрий, чего и тебе желаю!" И только. Все карачевское отмирало, погружалось в забвение. Никто, например, не исключая и Николая Семеновича, не был уверен, в каком именно уезде стояло, давшее всему роду имя, село Лески. Бабки по отцу точно и вовсе не было. Даже имя ее не сбереглось. Из всех былых аборигенов села Лески в живых оставалась уже одна вдова Пелагея Дмитриевна, связи с которой у Семена Дмитриевича в семинарские его годы сложиться было некогда, а по возвращении...
    4. На ножах. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 1. Размер: 71кб.
    Часть текста: было тяжело, нервными людьми овладело столь общее им предгрозовое беспокойство. Иосаф Платонович Висленев спал, обливаясь потом, которого нимало не освежала струя воздуха, достигавшая до него в открытое окно. Висленеву снились, тяжелые сны с беспрестанными перерывами, как это часто бывает с людьми, уснувшими в сознании совершенной ими неловкости. Висленев во сне повернулся на другую сторону, лицом к окну: здесь было более воздуха и стало дышаться легче. Иосаф Платонович мало-помалу освобождался от своих снов и начал припоминать, что он в отеческом доме, но с этим вместе его кольнуло в сердце. "Что я здесь вчера делал?" - мелькнуло в его голове. "Где теперь этот ножик? Эта улика против меня. Надо встать и искать". Он раскрыл полусонные глаза и видит, что сновиденье ему не лжет: он действительно в родительском доме, лежит на кровати и пред ним знакомое, завешенное шторой окно. Он слышит шепот дрожащих древесных листьев и соображает, что солнце не блещет, что небо должно быть в тучах, и точно, вот штора приподнялась и отмахнулась, и видны ползущие по небу серые тучи и звонче слышен шепот шумящих деревьев, и вдруг среди всего этого в просвете рамы как будто блеснул на мгновение туманный контур какой-то эфирной фигуры, и по дорожному песку послышались легкие и частые шаги. Что бы это такое было? Во сне или наяву? Висленев совсем...
    5. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 15.
    Входимость: 1. Размер: 14кб.
    Часть текста: корью, которая от него перешла к дяде Якову. Это продержало княгиню в Петербурге около месяца. В течение этого времени она не получала здесь от дочери ни одного известия, потому что письма по уговору должны были посылаться в Протозаново. Как только дети выздоровели, княгиня, к величайшему своему удовольствию, тотчас же уехала. На севере «в ингерманландских болотах» было еще сыро и холодно, но чем ближе к югу, тем становилось теплее и приятнее: за Москвою, к Оке, совсем уже была весна, хотя еще и ранняя, без яркой зелени и без обилия цветов, но уже с животворною мягкостью в воздухе, которая так целебно живит силы и успокаивает душевные волнения. Все чувства княгини отдыхали среди этой атмосферы от утомления, которое она чувствовала после столь несвойственной ей жизни и мелких интриг, кипящих в салонах. Эти скромные картины русской ранней весны превосходны, весело зеленеющие озими играют на солнце; поднятый к яровому посеву тучный чернозем лежит как бархат и греется, тихие ручейки и речки то мелькают в перелогах, как волшебные...

    © 2000- NIV