• Приглашаем посетить наш сайт
    Татищев (tatischev.lit-info.ru)
  • Cлово "УЙТИ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: УШЕЛ, УШЛА, УШЛИ, УЙДУ

    1. Путешествие с нигилистом
    Входимость: 9.
    2. На ножах. Часть 3. Глава 1.
    Входимость: 6.
    3. Некуда. Книга 2. Глава 20.
    Входимость: 6.
    4. Очарованный странник. Глава 6.
    Входимость: 6.
    5. Легендарные характеры
    Входимость: 6.
    6. На ножах. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 6.
    7. Сошествие в ад
    Входимость: 6.
    8. Житие одной бабы. Часть 2. Глава 2
    Входимость: 5.
    9. Томленье духа
    Входимость: 5.
    10. Расточитель. Действие 5.
    Входимость: 5.
    11. Житие одной бабы. Часть 2. Глава 7
    Входимость: 5.
    12. Легенды о совестном Даниле
    Входимость: 5.
    13. Житие одной бабы. Часть 2. Глава 5
    Входимость: 5.
    14. Белый орел
    Входимость: 5.
    15. Обман
    Входимость: 5.
    16. Язвительный
    Входимость: 5.
    17. Обойденные. Часть 3. Глава 10.
    Входимость: 5.
    18. Продукт природы
    Входимость: 5.
    19. На ножах. Часть 3. Глава 13.
    Входимость: 4.
    20. Некуда. Книга 1. Глава 30.
    Входимость: 4.
    21. Детские годы. Глава 30.
    Входимость: 4.
    22. Некуда. Книга 1. Глава 12.
    Входимость: 4.
    23. Некуда. Книга 2. Глава 29.
    Входимость: 4.
    24. Колыванский муж. Глава 6.
    Входимость: 4.
    25. Вдохновенные бродяги
    Входимость: 4.
    26. Пламенная патриотка
    Входимость: 4.
    27. Полунощники. Глава 3.
    Входимость: 4.
    28. Соборяне. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 4.
    29. Зверь
    Входимость: 4.
    30. Лев старца Герасима
    Входимость: 4.
    31. Воительница. Глава 3
    Входимость: 4.
    32. Очарованный странник. Глава 18.
    Входимость: 3.
    33. Некуда. Книга 1. Глава 16.
    Входимость: 3.
    34. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 8.
    Входимость: 3.
    35. На ножах. Часть 6. Глава 21.
    Входимость: 3.
    36. Леон дворецкий сын
    Входимость: 3.
    37. Некуда. Книга 2. Глава 30.
    Входимость: 3.
    38. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 3.
    39. Овцебык. Глава 7
    Входимость: 3.
    40. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 7.
    Входимость: 3.
    41. На ножах. Часть 3. Глава 9.
    Входимость: 3.
    42. Некуда. Книга 2. Глава 4.
    Входимость: 3.
    43. На ножах. Часть 2. Глава 12.
    Входимость: 3.
    44. Загадочный человек. Главы 35-39.
    Входимость: 3.
    45. На ножах. Часть 3. Глава 5.
    Входимость: 3.
    46. Некуда. Книга 1. Глава 24.
    Входимость: 3.
    47. Житие одной бабы. Часть 2. Глава 9
    Входимость: 3.
    48. Полунощники. Глава 6.
    Входимость: 3.
    49. Антука
    Входимость: 3.
    50. Расточитель. Действие 3.
    Входимость: 3.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Путешествие с нигилистом
    Входимость: 9. Размер: 19кб.
    Часть текста: что бывает у нас не часто. — Да, плохо нас везут, — сказал какой-то военный, — а все спасибо им, — лучше, чем на конях. На конях в сутки бы не доехали, а тут завтра к утру будем и завтра назад можно. Должностным людям то удобство, что завтра с родными повидаешься, а послезавтра и опять к службе. — Вот и я то же самое, — поддержал, встав на ноги и держась за спинку скамьи, большой сухощавый духовный. — Вот у них в городе дьякон гласом подупавши, многолетие вроде как петух выводит. Пригласили меня за десятку позднюю обедню сделать. Многолетие проворчу и опять в ночь в свое село. Одно находили на лошадях лучше, что можно ехать в своей компании и где угодно остановиться. — Ну, да ведь здесь компания-то не навек, а на час, — молвил купец. — Однако иной если и на час навяжется, то можно его всю жизнь помнить, — отозвался дьякон. — Чего же это так? — А если, например, нигилист, да в полном своем облачении, со всеми составами и револьвер-барбосом. — Это сужект полицейский. — Всякого это касается,...
    2. На ножах. Часть 3. Глава 1.
    Входимость: 6. Размер: 20кб.
    Часть текста: приют генеральши Синтяниной, отстоит от города в восьми верстах. Справа от него, в трех верстах, богатое Бодростинское подгородное имение, влево торговое село Рыбацкое и Ребров хутор, куда майор Филетер Иванович Форов постоянно ходил к другу своему, отцу Евангелу. Починок стоял в низменности, между двумя плоскогорьями, занятыми селом Рыбацким и обширною барскою Бодростинскою усадьбой, старый английский парк которой достигал до самого рубежа Починских полей. Починок, которым владели Синтянины, и Ребров хутор, на котором жил при церкви отец Евангел, были маленькие поселки, их почти и не видать было между селами Бодростиным и Рыбацким. Весной, когда полевые злаки еще не поднялись над землей выше чем прячется грач, хуторки еще чуть-чуть обозначались, словно забытые копенки прошлогоднего сена, но чуть лишь нива забирала силу и шла в рост, от ветхого купола ребровской колокольни только мелькал крестик. Что же касается до Синтянинского хутора, то его и совсем нельзя было видеть, пока к нему не подъедешь по неширокой, малопроезжей дорожке, которая отбегала в сторону от торной и пыльной дороги, соединяющей два большие села на крайних точках нагорного амфитеатра. Хутор Починок возник потому, что протекающий здесь небольшой ручеек подал одному однодворцу мысль поставить тут утлую мельницу, из разряда известных в серединной России "колотовок", и в таком виде, с одною мельничною избой, этот хутор-невидимка был куплен генералом Синтяниным, жена которого свила себе здесь гнездышко. Хуторок и теперь такой же невидимка, но он уже не тот бобыльник, каким был в однодворческих руках: на него легла печать рачения и вкуса. Никаких затей и претензий здесь нет и следа, но как только вы обогнули маленький зигзаг по малопроезженной...
    3. Некуда. Книга 2. Глава 20.
    Входимость: 6. Размер: 20кб.
    Часть текста: еще более жаль было бы ему своего хорошего места, и Лобачевский получил отпуск. Проводив Лобачевского на две недели в Петербург, Розанов сидел один-одинешенек и часто раздумывал о своем давно прошедшем и недавно прошедшем. Из этих дум невольно вытекали и вопросы о будущем. Розанов никак не мог сделать ни одного более или менее вероятного предположения о том, что будет далее с ним самим и с его семейством? Сначала неопределенность собственного положения, потом хлопотливая суета и ожидания, вытекавшие из временной политической возбужденности кружка, удаляли Розанова от этих размышлений; но теперь, с возвращением в самого себя, он крепко задумывался. «Ну что ж, — думал он, — ну я здесь, а они там; что ж тут прочного и хорошего. Конечно, все это лучше, чем быть вместе и жить черт знает как, а все же и так мало проку. Все кругом пустота какая-то... несносная пустота. Ничего, таки решительно ничего впереди, кроме труда, труда и труда из-за одного насущного хлеба. Ребенок?.. Да бог его знает, что и из него выйдет при такой обстановке», — думал доктор, засыпая. Часу в четвертом его разбудили и подали ему телеграфную депешу: Ольга Александровна извещала его из ближайшего губернского города, что она едет и завтра будет в...
    4. Очарованный странник. Глава 6.
    Входимость: 6. Размер: 16кб.
    Часть текста: а только земли за ним сзади прибавлялось. Я этакой легкости сроду не видал и не знал, как сего конька и ценить, на какие сокровища и кому его обречь, какому королевичу, а уже тем паче никогда того не думал, чтобы этот конь мой стал. — Как он ваш стал?— перебили рассказчика удивленные слушатели. — Так-с, мой, по всем правам мой, но только на одну минуту, а каким манером, извольте про это слушать, если угодно. Господа, по своему обыкновению, начали и на эту лошадь торговаться, и мой ремонтер, которому я дитя подарил, тоже встрял, а против них, точно ровня им, взялся татарин Савакирей, этакой коротыш, небольшой, но крепкий, верченый, голова бритая, словно точеная, и круглая, будто молодой кочешок крепенький, а рожа как морковь красная, и весь он будто огородина какая здоровая и свежая. Кричит: «Что, говорит, по-пустому карман терять нечего, клади кто хочет деньги за руки, сколько хан просит, и давай со мною пороться, кому конь достанется?» Господам, разумеется, это не пристало, и они от этого сейчас в сторону; да и где им с этим татарином сечься, он бы, поганый, их всех перебил. А у моего ремонтера тогда уже и денег-то не очень густо было, потому он в Пензе опять в карты проигрался, а лошадь ему, я вижу, хочется. Вот я его сзади дернул за рукав, да и говорю: так и так, мол, лишнего сулить не надо, а что хан требует, то дайте, а я с Савакиреем сяду потягаться на мировую. Он было не хотел, но я упросил, говорю: «Сделайте такую милость: мне хочется». Ну, так и сделали. — Вы с этим татарином... что же... секли друг друга? — Да-с, тоже таким манером попоролись на мировую, и жеребенок мне достался. — Значит, вы татарина победили? — Победил-с, не без труда, но пересилил его. — Ведь это, должно быть, ужасная боль, — Ммм... как вам сказать... Да, вначале есть-с; и даже очень чувствительно, особенно потому, что без привычки, и он, этот Савакирей, тоже имел сноровку на опух бить, чтобы кровь...
    5. Легендарные характеры
    Входимость: 6. Размер: 32кб.
    Часть текста: сказаниями, которым верили наши предки. Там будто женщины постоянно выставляются соблазнительницами, стремившимися удалить мужчин от возвышенных задач жизни и погрузить их в жизнь чувственную и безрассудную. Некоторыми, более горячими, чем основательными друзьями женского вопроса было выхвачено несколько примеров в этом роде, и те примеры, принятые без критики, до сей поры остаются в непререкаемом значении убедительных фактов. Между тем, на самом деле, это есть ложь, и в этом может убедиться всякий, кто пожелает познакомиться с женскими типами Пролога. Это здесь и предлагается. Разбирая Пролог, как повествовательный источник, я нашёл в нём ровно сто тем или "прилогов", которые дают более или менее пригодный материал для воспроизведения в повествовательном или пластическом искусстве, а из этих ста историй - в тридцати пяти участвуют женщины. Год по Прологу начинался с 1 сентября, и первое соблазнительное дело описано под 5-м числом сентября. 1) "По диаволю злохитрству, впаде в блуд некий епископ". Об этом никто не знал в его пастве, но епископ был человек искренний и сам не мог снести своего греха; он пришёл в церковь, снял с себя омофор и, став предо всеми на колени, начал каяться, "глаголя: отселе не могу быть вам епископ". Словом, - он принёс публичное покаяние в блудном трехе, после чего его надо было "извергнуть"; но как этот епископ был человек очень добрый и люди его любили, то им стало жаль потерять его, и потому "возопиша вси люди с плачем: грех твой на нас буди". Епископ отговаривался, но народ настаивал на своём. Тогда растроганный епископ, заливаясь слезами, потребовал себе от людей наказания, а те на это согласились, лишь бы он у них остался. Но вот епископ лёг на пол у дверного порога и просил, чтобы каждый мирянин, выходя из церкви, толкнул его презрительно ногой. Люди его послушались и стали его толкать, и когда последний...

    © 2000- NIV