• Приглашаем посетить наш сайт
    Житков (zhitkov.lit-info.ru)
  • Cлово "УЧИТЕЛЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: УЧИТЕЛЯ, УЧИТЕЛИ, УЧИТЕЛЮ, УЧИТЕЛЕЙ

    1. Смех и горе. Главы 10-14.
    Входимость: 18. Размер: 18кб.
    2. О куфельном мужике и проч. Заметки по поводу некоторых отзывов о Л.Н. Толстом.
    Входимость: 13. Размер: 55кб.
    3. Сказание о Федоре-христианине и о друге его Абраме-жидовине
    Входимость: 12. Размер: 46кб.
    4. Соборяне. Часть 1. Глава 9.
    Входимость: 9. Размер: 7кб.
    5. Соборяне. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 9. Размер: 10кб.
    6. Соборяне. Часть 2. Глава 12.
    Входимость: 9. Размер: 10кб.
    7. Некуда. Книга 1. Глава 21.
    Входимость: 9. Размер: 34кб.
    8. Некуда. Книга 1. Глава 30.
    Входимость: 8. Размер: 75кб.
    9. Соборяне. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 8. Размер: 118кб.
    10. Сошествие в ад
    Входимость: 8. Размер: 65кб.
    11. Соборяне. Часть 1. Глава 16.
    Входимость: 7. Размер: 6кб.
    12. Умершее сословие
    Входимость: 7. Размер: 35кб.
    13. Автобиографическая заметка (1882-1885)
    Входимость: 7. Размер: 20кб.
    14. Соборяне. Часть 3. Глава 4.
    Входимость: 6. Размер: 8кб.
    15. Некуда. Книга 1. Глава 13.
    Входимость: 6. Размер: 13кб.
    16. Чертогон
    Входимость: 6. Размер: 28кб.
    17. Жизнь Николая Лескова. Часть 1. Глава 1.
    Входимость: 6. Размер: 32кб.
    18. Соборяне. Часть 2. Глава 11.
    Входимость: 5. Размер: 5кб.
    19. Соборяне. Часть 1. Глава 15.
    Входимость: 5. Размер: 6кб.
    20. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Глава 2.
    Входимость: 5. Размер: 17кб.
    21. Алексей Петрович Ермолов
    Входимость: 4. Размер: 27кб.
    22. Сеничкин яд
    Входимость: 4. Размер: 82кб.
    23. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 3.
    Входимость: 4. Размер: 70кб.
    24. Котин доилец и Платонида. Глава 3
    Входимость: 4. Размер: 5кб.
    25. Житие одной бабы. Часть 2. Глава 9
    Входимость: 4. Размер: 22кб.
    26. Соборяне. Часть 2. Глава 1.
    Входимость: 4. Размер: 16кб.
    27. Соборяне. Часть 1. Глава 4.
    Входимость: 4. Размер: 13кб.
    28. Популярные русские люди
    Входимость: 4. Размер: 40кб.
    29. Смех и горе. Главы 60-64.
    Входимость: 4. Размер: 28кб.
    30. Соборяне. Часть 4. Глава 8.
    Входимость: 4. Размер: 5кб.
    31. Некуда. Книга 1. Глава 11.
    Входимость: 3. Размер: 8кб.
    32. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Примечания.
    Входимость: 3. Размер: 36кб.
    33. Еврей в России
    Входимость: 3. Размер: 105кб.
    34. Письма. Щебальскому П.К. 4 января 1876 г.
    Входимость: 3. Размер: 3кб.
    35. Обойденные. Примечания.
    Входимость: 3. Размер: 38кб.
    36. Соборяне. Часть 1. Глава 8.
    Входимость: 3. Размер: 9кб.
    37. Гора. Египетская повесть. Глава 29.
    Входимость: 3. Размер: 11кб.
    38. Сибирские картинки 18 века. Глава 10.
    Входимость: 3. Размер: 5кб.
    39. Прекрасная Аза
    Входимость: 3. Размер: 32кб.
    40. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка. Примечания.
    Входимость: 3. Размер: 97кб.
    41. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Примечания.
    Входимость: 3. Размер: 64кб.
    42. Аннинский Л.А. Несломленный
    Входимость: 3. Размер: 48кб.
    43. Обойденные. Часть 1. Глава 2.
    Входимость: 3. Размер: 29кб.
    44. Соборяне. Часть 3. Глава 3.
    Входимость: 3. Размер: 9кб.
    45. Соборяне. Часть 3. Глава 6.
    Входимость: 3. Размер: 10кб.
    46. Соборяне. Часть 1. Глава 17.
    Входимость: 3. Размер: 4кб.
    47. Легендарные характеры. Глава 3.
    Входимость: 3. Размер: 38кб.
    48. Ал.Горелов. Хождение за истиной
    Входимость: 2. Размер: 25кб.
    49. Жизнь Николая Лескова. Часть 1. Примечания.
    Входимость: 2. Размер: 32кб.
    50. Некуда. Книга 1. Глава 29.
    Входимость: 2. Размер: 13кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Смех и горе. Главы 10-14.
    Входимость: 18. Размер: 18кб.
    Часть текста: у школяров есть честность гражданская; у нас была честность рыцарская. Жизнь была тоже рыцарская. Неустрашимость, храбрость и мужество в разнообразнейших их приложениях и проявлениях подвергались испытанию. Классные комнаты назывались залами различных орденов. Тут были круглоголовые, черноголовые рыцари, странствующие рыцари и всякие другие, каких вам угодно орденов и званий. Огромный сад пансиона служил необъятным поприщем, на котором происходили бои и турниры, что бывало зимой, когда нас пускали в этот сад, особенно удобно по причине огромных, наваленных тут сугробов, изображавших замки и крепости. Я жил голодно и учился прекрасно. Так прошел год, в течение которого я не ездил домой ни разу. Я, впрочем, обвыкся и не скучал. Затруднительною порой в этой жизни было для нас вдруг объявленное нам распоряжение, чтобы мы никак не смели «отвечать в повелительном наклонении». Нам было сказано, что это требуется из Петербурга, и мы были немало устрашены этим требованием, но все-таки по привычке отвечали: «подведи шар под меридиан» или «раздели частное и умножь делителя». Отучить нас отвечать иначе, как напечатано в книгах, долго не было никакой возможности, и бывали мы за то биты жестоко и много, даже и не постигая, в ...
    2. О куфельном мужике и проч. Заметки по поводу некоторых отзывов о Л.Н. Толстом.
    Входимость: 13. Размер: 55кб.
    Часть текста: сочинениям с настоящим беспристрастием свободной литературной критики. Для этого, без сомнения, придет свое время, а до той поры теперь остается заботиться только о том, чтобы сохранить то, что чувствуют и как судят современные читатели, на глазах которых совершается величественный литературный успех гр. Толстого, а в то же время перед движением торжественной колесницы этого писателя с каким-то азартом производится идоложертвенное избиение литературных младенцев. Когда настанет этот час, который не затмит величия гр. Л. Н. Толстого, но даст возможность говорить о достоинстве его сочинений с полною откровенностью, тогда для свободных от нынешних тенденций критиков может оказаться подспорьем то, что теперь упускается из виду нынешними критиками, пишущими под влиянием партийной страстности или других побуждений, литературе посторонних и не полезных. Я не занимаюсь критикою и тем менее позволил бы себе критиковать сочинения графа Л. Н. Толстого, что и чрезвычайно трудно и чрезвычайно ответственно. Но чтобы установить точку моих отправлений к тому, что хочу сказать далее, — я оговариваюсь, что я разделяю мнение тех, кто считает графа Л. Н. великим и даже величайшим современным писателем в мире. Но из всех критиков, восхваляющих графа, по моему мнению, иностранные критики судят о нашем великом писателе лучше и достойнее, чем критики русские, а из иностранцев, кажется, всех полнее, глубже и правильнее понимает и толкует сочинения гр. Толстого — виконт Мельхиор де Вогюэ. Таково мое личное мнение. Может быть, оно и ошибочно и даже совсем неверно, но я его сознаю искренно и пишу далее. Именно по тому уважению, какое я питаю к графу Л. Н. Толстому как к великому писателю моей родины, я не в силах отрывать от него своего внимания и не могу не отмечать того, что в суждениях о нем отзывается крайнею несправедливостью и пристрастием. Особенно досадительным кажется, когда в толкованиях идей этого писателя — главное, или по крайней мере более...
    3. Сказание о Федоре-христианине и о друге его Абраме-жидовине
    Входимость: 12. Размер: 46кб.
    Часть текста: его Абраме-жидовине Н.С.Лесков. Сказание о Федоре-христианине и о друге его Абраме-жидовине ГЛАВА ПЕРВАЯ В греческом городе Византии, прежде чем этот город стал называться Константинополем, а у русских Царьградом, жили два соседа. Один был еврей, а другой крещеный из потаенных (то есть тайно исповедовавших христианство еще до того, как оно было признано официальной религией.); еврей содержал ветхозаветную веру пророка Моисея (Моисей - библейский первоучитель иудаизма), а крещеный разумно соблюдал свою христианскую веру. Оба соседа жили исправно, а промыслами занимались различными: еврей делал золотые и серебряные вещи, а христианин имел корабли и посылал их с товарами за море. По соседству они друг другу ничем не досаждали и имели обыкновение никогда друг с другом о вере не спорить. Кто из них в какой вере родился, тот в такой и пребывал, и свою веру перед другим не превозносил, а чужую не унижал и не порочил. Оба рассуждали так: "Кому что в рассуждении веры от Бога открыто - такова, значит, воля Божия". И так они в добром согласии прожили много лет счастливо. У обоих этих соседей было по сыну, которые родились в один год. Христианин своего сына потаенно окрестил и назвал Федором, а еврей своего, по еврейскому закону, в восьмой день обрезал и назвал его Абрамом. Тогда в Царьграде...
    4. Соборяне. Часть 1. Глава 9.
    Входимость: 9. Размер: 7кб.
    Часть текста: прошел несколько пустых улиц и, наконец, повернул в очень узенький переулочек, который наглухо запирался старым решетчатым забором. За забором видна была церковь. Пригнув низко голову, Дарьянов вошел в низенькую калиточку на церковный погост. Здесь, в углу этого погоста, местилась едва заметная хибара церковного сторожа, а в глубине, за целым лесом ветхих надмогильных крестов, ютился низенький трехоконный домик просвирни Препотенской. На погосте не было той густой пыли, которая сплошным слоем лежала по всему пространству городской площади и улиц. Тут, напротив, стлалась зеленая мурава, и две курицы, желавшие понежиться в пыли на солнечном припеке, должны были выйти для этого за калитку и лечь под ее порогом на улице. Здесь они закапывались в пыль, так что их почти нельзя было и заметить, и лежали обыкновенно каждый день в полной уверенности, что их никто не побеспокоит; при появлении перешагнувшего через них Дарьянова они даже не шевельнулись и не тронулись, а только открыли по одному из своих янтарных глаз и, проводив сонным взглядом гостя, снова завели их выпуклыми серыми веками. Дарьянов прямо направился к калитке домика Препотенских и постучал в тяжелое железное кольцо. Ответа не было. Везде тишь: ни собака не тявкнет, ни голос человеческий не окликнет. Дарьянов постучал снова, но опять безуспешно. Тогда он, отложив всякую надежду кого-нибудь дозваться, прошел под жердочку в малину, которою густо оброс просвирнин домик, и...
    5. Соборяне. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 9. Размер: 10кб.
    Часть текста: Часть 1. Глава 3. ГЛАВА ТРЕТЬЯ — Мне,— говорил сквозь слезы взволнованный Ахилла,— мне по-настоящему, разумеется, что бы тогда следовало сделать? Мне следовало пасть к ногам отца протопопа и сказать, что так и так, что я это, отец протопоп, не по злобе, не по ехидству сказал, а единственно лишь чтобы только доказать отцу Захарии, что я хоть и без логики, но ничем его не глупей. Но гордыня меня обуяла и удержала. Досадно мне стало, что он мою трость в шкаф запер, а потом после того учитель Варнавка Препотенский еще подоспел и подгадил... Ах, я вам говорю, что уже сколько я на самого себя зол, но на учителя Варнавку вдвое! Ну, да и не я же буду, если я умру без того, что я этого просвирниного сына учителя Варнавку не взвошу! — Опять и этого ты не смеешь,— останавливал Ахиллу отец Захария. — Отчего же это не смею? За безбожие-то да не смею? Ну, уж это извините-с! — Не смеешь, хоть и за безбожие, а все-таки драться не смеешь, потому что Варнава был просвирнин сын, а теперь он чиновник, он учитель. — Так что, что учитель? Да я за безбожие кого вам угодно возделаю. Это-с, батюшка, закон, а не что-нибудь. Да-с, это очень просто кончается: замотал покрепче руку ему в аксиосы, потряс хорошенько, да и выпустил, и ступай, мол, жалуйся, что бит духовным лицом за безбожие... Никуда не пойдет-с! Но боже мой, боже мой! как я только вспомню...

    © 2000- NIV