• Приглашаем посетить наш сайт
    Аверченко (averchenko.lit-info.ru)
  • Cлово "МАТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: МАТЕРИ, МАТЕРЬЮ, МАТЕРЯМ, МАТЕРЕЙ

    1. Расточитель. Действие 5.
    Входимость: 42.
    2. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Приложение.
    Входимость: 41.
    3. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 37.
    4. Жизнь Николая Лескова. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 31.
    5. Пагубники
    Входимость: 30.
    6. Некуда. Книга 2. Глава 3.
    Входимость: 22.
    7. На ножах
    Входимость: 21.
    8. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 3.
    Входимость: 21.
    9. Полунощники. Глава 5.
    Входимость: 21.
    10. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 6.
    Входимость: 20.
    11. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 5.
    Входимость: 20.
    12. Русский драматический театр в Петербурге
    Входимость: 17.
    13. Некуда. Книга 2. Глава 29.
    Входимость: 17.
    14. Некуда. Книга 1. Глава 5.
    Входимость: 15.
    15. Детские годы. Глава 15.
    Входимость: 14.
    16. Некуда. Книга 1. Глава 6.
    Входимость: 14.
    17. Жизнь Николая Лескова. Часть 1. Глава 1.
    Входимость: 14.
    18. Овцебык. Глава 4
    Входимость: 14.
    19. Детские годы. Глава 21.
    Входимость: 13.
    20. Смех и горе. Главы 5-9.
    Входимость: 13.
    21. На ножах. Часть 3. Глава 5.
    Входимость: 13.
    22. Островитяне. Глава 27.
    Входимость: 12.
    23. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 9.
    Входимость: 12.
    24. Смех и горе
    Входимость: 12.
    25. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 10.
    Входимость: 12.
    26. Сказание о Федоре-христианине и о друге его Абраме-жидовине
    Входимость: 12.
    27. Некуда. Книга 1. Глава 4.
    Входимость: 11.
    28. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 6.
    Входимость: 11.
    29. Сеничкин яд
    Входимость: 11.
    30. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 8.
    Входимость: 11.
    31. Расточитель
    Входимость: 11.
    32. Автобиографическая заметка (1882-1885)
    Входимость: 11.
    33. Синодальный философ
    Входимость: 11.
    34. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 7.
    Входимость: 11.
    35. Заметки неизвестного. Глава 21.
    Входимость: 11.
    36. Детские годы. Глава 3.
    Входимость: 10.
    37. Жизнь Николая Лескова. Часть 1. Глава 4.
    Входимость: 10.
    38. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 3.
    Входимость: 10.
    39. Островитяне. Глава 11.
    Входимость: 10.
    40. Обойденные. Часть 1. Глава 2.
    Входимость: 10.
    41. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 7.
    Входимость: 10.
    42. Детские годы. Глава 24.
    Входимость: 10.
    43. Некуда. Книга 1. Глава 17.
    Входимость: 9.
    44. Дама и фефёла. Главы 5-9.
    Входимость: 9.
    45. Некуда. Книга 1. Глава 9.
    Входимость: 9.
    46. Заячий ремиз. Главы 5-9.
    Входимость: 9.
    47. Обойденные. Часть 2. Глава 7.
    Входимость: 9.
    48. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 4.
    Входимость: 9.
    49. Некуда. Книга 2. Глава 12.
    Входимость: 9.
    50. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 8.
    Входимость: 9.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Расточитель. Действие 5.
    Входимость: 42. Размер: 33кб.
    Часть текста: (Задумывается.) Да, уж и лето и осень почти минула с тех пор, как Ивана Максимыча в сумасшедший посадили; а на бумагу, которую Калина Дмитрич от него послал, до сих пор ни ответа, ни привета нет. Сорокоуст успеют отчитать, пока этой защиты дождешься... И я здесь сижу в этой кладовой у Дробадонова совершенно напрасно... От матери, и от той скрыто, где я; а Фирс Князев всё поиски правит: его не обманешь. Вчера опять, Калина Дмитрич говорит, посулы делал, что даст сто рублей тому, кто его на мой след наведет; а кормовые на пересылку давно представлены... За сто ли рублей у нас не найдется охотника человека продать, лишь бы пронюхали. (Пауза.) Да мне уж и самой наскучило!.. Три месяца изо дня в день одна-одинешенька в этой норе с крысами высидела... Не умела я в те поры решаться, когда следовало. Не в Петербург мне надо было с Ванею собираться, да не надеяться, как Калина Дмитрич уверил, старости доживать, друг друга жалеючи; а надо было прямо его пожалеть: разогнаться самой да в воду. Вот бы и конец был... Пагуба я, как есть для всех пагуба... Теперь еще, если здесь найдут, и он и Калина наотвечаются... А он еще было задумал где-то мне фальшивую бумагу хлопотать... Легко ли дело: очень нужно людей губить! Уйти я и без всяких бумаг уйду; а что со мной будет — это мне все равно... Бродяга, так и бродяга: разве не все равно. Это чем не...
    2. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Приложение.
    Входимость: 41. Размер: 80кб.
    Часть текста: Кис-ме-квик) Очерк В нем были слабости, Была и добродетель: О первых знает всяк,— Последней бог свидетель. Эпитафия I Я не могу сказать о нем, что его «схоронили и позабыли», потому что он умер только вчера, а <позабыли его> гораздо ранее. Его свеча догорала тихо и одиноко, может быть и она немножко коптила, потому что на ней собралось немало нагара; но все-таки он досидел при ней до своей поздней ночи и видел все без очков и довольно ясно. Она погасла четыре дня тому назад в его небольшой оригинальной квартире, где он проводил свою оригинальную жизнь. Это было здесь, в Петербурге, которого он не только не любил, но даже ненавидел, а под конец даже и презирал и как бы в наказание за то осужден был провести здесь свои последние годы — годы упадка своих сил, значения и состояния, которые он растратил многоразличными способами. К последней поре у него оставалось только то, что теперь едва ли что-нибудь стоит: именно честь и независимость убеждений да те слабости, на которые намекает сочиненная мною ему эпитафия. А было время, и относительно весьма недавнее время, когда его очень знали и одни его очень любили, другие им хвастались, третьи его побаивались и не было никого, кто бы его не уважал... в душе. О, разумеется, только в душе! Но, однако, и так не было ни одного человека, который бы решился громко возражать против того, что князь Яков Львович Протозанов, или, как его в шутку звали, «князь Кис-ме-квик», самый добрый и благородный человек, какого только можно пожелать встретить. А он, по правде...
    3. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 37. Размер: 58кб.
    Часть текста: званию, и по очень хорошему, честно нажитому состоянию пользовался в заднепровской Украйне очень почтенной известностью и уважением. Стойкость, строгая справедливость и дальновидный дипломатический ум можно ставить главными чертами, способными характеризовать личность старого войта. Сын такого отца, Игнатий Долинский не наследовал всех родительских качеств. Он был человек очень честный в буржуазном смысле этого слова, и даже неглупый, но ленивый, вялый, беспечный и ко всему всесовершенно равнодушный. Жена Игнатия Долинского, сиротка, выросшая "в племянницах" в одном русском купеческом доме, принадлежала к весьма немалочисленному разряду наших с детства забитых великорусских женщин, остающихся на целую жизнь безответными, сиротливыми детьми и молитвенницами за затолокший их мир божий. Игнатий Долинский неспособен был разбудить в своей безответно доброй жене ни смелости, ни воли, ни энергии. Выйдя замуж и рожая детей, она оставалась таким же сиротливым и бесхитростным ребенком, каким была в доме своего московского дяди и благодетеля. Жизнь в Киеве, на высоком Печерске, в нескольких шагах от златоверхой лавры, вечно полной богомольцами, стекающимися к родной святыне от запада, и севера, и моря, рельефнее всего выработала в характере Долинской одну черту, с детства спавшую в ней в зародыше. С каждым годом Ульяна Петровна Долинская становилась все религиознее; постилась все строже, молилась больше; скорбела о людской злобе и не выходила из церкви или от бедных. Нищие, странные и убогие были любимою средою Долинской, и в этой исключительной среде ее робкая и чистая душа старалась скрываться от мирских сует и треволнений. Деньги для Долинской никогда не имели никакой цены, а тут, отдаваясь с летами одной мысли о житье по слову божию, она стала даже с омерзением смотреть на...
    4. Жизнь Николая Лескова. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 31. Размер: 25кб.
    Часть текста: вести в гостиной легкую светскую беседу, вставить к месту острое русское словцо или красивое иноземное выражение, рукодельничала, знала хозяйство. В итоге все, что требовалось тогда для выхода замуж, было налицо, кроме самого главного - приданого. А без него виды на "хорошую партию" были слабы. Не было и видного, чиновного или общественного, положения у отца, не хватало и красоты, покрывавшей в добрый час все нехватки. Оставалась одна цветущая юность с сопровождающей ее часто миловидностью. Не велико богатство. А засиживаться у родителей, занимавших в семье богатого "полупомешанного" зятя далеко не полноценное положение, не приходилось. Однажды Лесков писал, что его мать - "чистокровная аристократка влюбилась" в его отца - "дремучего семинариста" *. Тургеневский герой в рассказе "Три портрета" утверждал, что в его время, "таких роскошей не водилось"  48 . * Письмо Н. С. Лескова к П. К. Щебальскому от 16 апреля 1871 г. - "Шестидесятые годы", с. 313. Две сестры были уже пристроены. Посватался к третьей не совсем неимущий и небесчиновный уже Лесков - ее и благословили: слава создателю, и последняя сошла с рук, пристроена! Чего спокойнее. Девице-то ведь все семнадцать! Час добрый! Словом, все шло более чем просто: по всем преданьям старины, по воле родительской и жизненной необходимости. Марья Петровна была женщина большой воли, трезвого ума, крепких жизненных навыков, чуждая сентиментальностей и филантропии,...
    5. Пагубники
    Входимость: 30. Размер: 75кб.
    Часть текста: девушкам, испытывающим на чужбине тягость беспомощного положения, подвергающего их опасности терять себя в непосильной борьбе с обстоятельствами. Поиски людей, готовых прийти на помощь девушке, когда она изнемогает в борьбе и ей угрожает падение, кажется, удались шведской даме, - по крайней мере они удались ей хотя в известной мере, но все это касается одних шведок... Даму, о которой мы говорим, несправедливо было бы обвинять в национальной узкости: всякому простительно прежде всего позаботиться о своих, а потом, если есть возможность, и о других. Иначе можно разбросаться силами и не достичь ничего. Этому уроку и мы желаем последовать. Я не филантроп, не имею возможности быть филантропом и не верю в пользу филантропических затей, которых видел много: но вопросы, интересующие общество в данное время, интересуют отчасти и меня, а что мне интересно, то я люблю уяснить себе не с чужого голоса. С этой целью я собрал и напечатал в одном из наших исторических журналов несколько исторических сведений о том, как у нас ранее сего собирались уничтожить публичную пагубу у девушек и как этим...

    © 2000- NIV