• Приглашаем посетить наш сайт
    Мордовцев (mordovtsev.lit-info.ru)
  • Cлово "ЛОКОТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ЛОКТИ, ЛОКТЕМ, ЛОКТЯ, ЛОКТЯМИ

    1. Дух госпожи Жанлис
    Входимость: 7.
    2. Умершее сословие
    Входимость: 4.
    3. Некуда. Книга 3. Глава 20.
    Входимость: 4.
    4. Котин доилец и Платонида. Глава 15
    Входимость: 3.
    5. Домашняя челядь
    Входимость: 3.
    6. На ножах. Часть 3. Глава 17.
    Входимость: 2.
    7. Расточитель. Действие 5.
    Входимость: 2.
    8. Котин доилец и Платонида. Глава 18
    Входимость: 2.
    9. Привидение в инженерном замке
    Входимость: 2.
    10. Некуда. Книга 2. Глава 24.
    Входимость: 2.
    11. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 3.
    Входимость: 2.
    12. Островитяне. Глава 3.
    Входимость: 2.
    13. Импровизаторы
    Входимость: 2.
    14. Несмертельный Голован. Глава 6.
    Входимость: 2.
    15. Обойденные. Часть 1. Глава 10.
    Входимость: 2.
    16. Антука
    Входимость: 2.
    17. Старые годы в селе Плодомасове. Приложение.
    Входимость: 2.
    18. Обойденные. Часть 3. Глава 16.
    Входимость: 2.
    19. На ножах. Часть 3. Глава 3.
    Входимость: 2.
    20. Обойденные. Часть 2. Глава 2.
    Входимость: 2.
    21. Соборяне. Часть 2. Глава 9.
    Входимость: 2.
    22. Соборяне. Часть 3. Глава 23.
    Входимость: 2.
    23. Заметки неизвестного. Глава 21.
    Входимость: 2.
    24. Детские годы. Глава 21.
    Входимость: 1.
    25. Обойденные. Часть 1. Глава 16.
    Входимость: 1.
    26. Бродяги духовного чина
    Входимость: 1.
    27. На ножах. Часть 1. Глава 8.
    Входимость: 1.
    28. Владычий суд. Глава 14.
    Входимость: 1.
    29. На ножах. Часть 4. Глава 19.
    Входимость: 1.
    30. Обойденные. Часть 3. Глава 13.
    Входимость: 1.
    31. Гора. Египетская повесть. Глава 30.
    Входимость: 1.
    32. Полунощники. Глава 8.
    Входимость: 1.
    33. Котин доилец и Платонида. Глава 10
    Входимость: 1.
    34. Аскалонский злодей. Глава 9.
    Входимость: 1.
    35. Некуда. Книга 1. Глава 13.
    Входимость: 1.
    36. На краю света. Глава 11.
    Входимость: 1.
    37. Леди Макбет нашего уезда. Глава 6
    Входимость: 1.
    38. Островитяне. Глава 22.
    Входимость: 1.
    39. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 13.
    Входимость: 1.
    40. На ножах. Часть 1. Глава 9.
    Входимость: 1.
    41. Некуда. Книга 1. Глава 15.
    Входимость: 1.
    42. Некуда. Книга 2. Глава 4.
    Входимость: 1.
    43. Загадочное происшествие в сумасшедшем доме
    Входимость: 1.
    44. Островитяне. Глава 6.
    Входимость: 1.
    45. Леди Макбет нашего уезда. Глава 7
    Входимость: 1.
    46. Печерские антики. Глава 28.
    Входимость: 1.
    47. Левша. Глава 12.
    Входимость: 1.
    48. Обойденные. Часть 3. Глава 6.
    Входимость: 1.
    49. Александрит
    Входимость: 1.
    50. На ножах. Часть 3. Глава 10.
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Дух госпожи Жанлис
    Входимость: 7. Размер: 33кб.
    Часть текста: А. Б. Калмет ГЛАВА ПЕРВАЯ Странное приключение, которое я намерен рассказать, имело место несколько лет тому назад, и теперь оно может быть свободно рассказано, тем более что я выговариваю себе право не называть при этом ни одного собственного имени. Зимою 186 * года в Петербург прибыло на жительство одно очень зажиточное и именитое семейство, состоявшее из трех лиц: матери — пожилой дамы, княгини, слывшей женщиною тонкого образования и имевшей наилучшие светские связи в России и за границею; сына ее, молодого человека, начавшего в этот год служебную карьеру по дипломатическому корпусу, и дочери, молодой княжны, которой едва пошел семнадцатый год. Новоприбывшее семейство до сей поры обыкновенно проживало за границею, где покойный муж старой княгини занимал место представителя России при одном из второстепенных европейских дворов. Молодой князь и княжна родились и выросли в чужих краях, получив там вполне иностранное, но очень тщательное образование. ГЛАВА ВТОРАЯ Княгиня была женщина весьма строгих правил и заслуженно пользовалась в обществе самой безукоризненной репутацией. В своих мнениях и вкусах она придерживалась взглядов прославленных умом и талантами французских женщин времен процветания женского ума и талантов во Франции. Княгиню считали очень начитанною и говорили, что она читает с величайшим разбором. Самое любимое ее чтение составляли письма г-жи Савиньи, Лафает и Ментенон, а также Коклюс и Данго Куланж, но всех больше она уважала г-жу Жанлис, к которой она чувствовала слабость, доходившую до обожания. Маленькие томики прекрасно сделанного в Париже издания этой умной писательницы, скромно и изящно...
    2. Умершее сословие
    Входимость: 4. Размер: 35кб.
    Часть текста: все это только разводит дикие фантазии. Во дни нашей юности мы тоже видали «дикие фантазии», но только в другом роде. Нижегородские «дикие фантазии» напоминают мне другой город и другой губернаторский характер, который считали типическим в прошлую, хотя и не очень отдаленную от нас пору. Кто любит вспоминать недалекую старину и сопоставлять ее с нынешним временем, для тех, может статься, это будет не лишено интереса. Во время моей юности, проходившей в Орле, там жил «на высылке» Афанасий Васильевич Маркович, впоследствии муж талантливой русской писательницы, известной под псевдонимом «Марко Вовчок». Афанасий Васильевич в очень молодых годах был выслан в Орел из Киева по случившейся в Киеве «истории», которую тогда считали «политическою» и называли «костомаровскою историей». Маркович должен был жить в Орле и находиться под непосредственным наблюдением местного губернатора, а дабы наблюдение за ним было удобнее, Маркович был зачислен на службу в губернаторскую канцелярию. Тут он занимал должность делопроизводителя, или помощника правителя, — не помню уже теперь, по какому отделу. Имущественные средства Марковича были не очень свободны — он нуждался в подспорье, которым ему и служило маленькое жалованье, присвоенное его канцелярской должности (помнится, что-то около двадцати пяти рублей в месяц). Занятия службою Марковича не тяготили, но не могла его не тяготить подчиненность лицу, от которого он зависел. Орловскою губернией во время ссылки Марковича правил не раз упоминавшийся в литературе князь Петр Иванович Трубецкой. Уверяли, будто он был человек не злой, но невоспитанный и какой-то, — как его звали орловцы, — «невразумительный». Князь знал и понимал в делах очень мало, или, вернее сказать, — почти ничего, а правительственного искусства он не имел вовсе, но безмерно любил власть и страдал охотою вмешиваться во все. Такая склонность побудила его, между прочим, вмешаться даже в дела...
    3. Некуда. Книга 3. Глава 20.
    Входимость: 4. Размер: 15кб.
    Часть текста: и жаться к опустившей голову и так же дрожащей соседке. Люди проводят ночь не веселее своих коней. Укутавшись в свиты и раскатанные из ремней попоны, они жмутся и дрожат под стогом, не выпуская намотанных на локти чембуров, потому что лошадей привязать у стогов не к чему, а по опушке поляны разбиваться опасно. Холод проникает всюду и заставляет дрожать усталую партию, которая вдобавок, ожидая посланных за пищею квартирьеров, улеглась не евши и, боясь преследования, не смеет развести большого огня, у которого можно бы согреться и обсушиться. Сон, которым забылись некоторые из людей этого отряда, скорее похож на окоченение, чем на сон, способный обновить истощенные силы. По опушке поляны в нескольких местах, также коченея и корчась, трясутся оставленные сигнальщики; около стога, служащего центральным местом расположения отряда, тихо бродят четверо часовых, уткнув подбородки в поднятые воротники своих свит и придерживая локтями обледеневшие карабины. В одном месте, подрывшись под стенку стога, два человека, стуча зуб о зуб, изредка шепотом обмениваются друг с другом отрывочными фразами. — Хоть бы сухарь, — говорит один из них, молоденький мальчик с едва пробивающимся пушком на губах. — Жди, Стась, жди, — отвечает другой, более мужественный голос, и опять оба...
    4. Котин доилец и Платонида. Глава 15
    Входимость: 3. Размер: 5кб.
    Часть текста: что ничего она от него во всю свою жизнь не видела, кроме угроз да попреков, и никогда ничего лучшего не ожидала от него и в будущем. Но что же и теперь у нее впереди? Что ждет ее, одинокую, вдовую, бесприданную, в ее нынешних молодых годах? А жизнь так хороша, а жить, так хочется, так манится, так что-то кружится-кружится перед глазами... — Эх, чур меня совсем, что это такое мне думается,— проговорила в досаде Платонида Андревна и, сердито почесав одною рукою локоть другой руки, оперлась ею о подоконник и села и стала глядеть, как на карнизе фронтона амбаров сладко целуются с дружками сизые голуби. Пусто и скучно вокруг; скучно и пусто и на сердце Платониды Андревны. «Лучше б уж скорей состариться; лучше б я не шла никогда замуж; лучше б меня в монастырь отдали... » — думала она, отирая кисейным рукавом выступавшие на глазах почти детские слезы, и, вздыхая, перекладывала голову с одной усталой руки на другую. Так прошел час-другой, и тяжелый день тихо сгорел перед ее глазами. В самые густые сумерки к ней вошел Авенир. Он оглянулся по комнате, повесил на колок фуражку, сел против невестки на стул и подал ей на руке кисть винограда. — Где ты это взял, Авенир?— спросила его Платонида Андревна. — Лялиным бакалей пришла, так и этого привезли; только, говорят, его теперь есть при этой болезни не годится. — Отчего не годится? Ну-ка, давай-ка сюда, я погляжу, как не годится. Платонида взяла виноградную кисть, объела на ней все ягоды, обтерла рукавом алые губы и, выбросив на галерейку за окно пустую кисть, потихоньку засмеялась. И Авенир и вдова были совершенно спокойны; но обоим им что-то не говорилось. — Ты где был?— спросила Платонида нехотя своего деверя. — Так... в проходку немножко ходил,— отвечал Авенир. — Скучища у нас на дворе такая, что ужасть. — Да ведь что заведешь делать-то? — Что ты говоришь? — Говорю, что что ж, мол, заведешь делать, что скука? — Мой бы згад: теперь хорошо спать...
    5. Домашняя челядь
    Входимость: 3. Размер: 32кб.
    Часть текста: справки по современному вопросу "В приказе холопья суда бьют челом дворяне и дети боярские на своих холопей". Акты историч. II, 115. I В последнее время в петербургских газетах появилось много горячих заявлений о прислуге. Общий тон их таков, что теперь прислуга у нас совсем испортилась, а что прежде она, будто, была гораздо лучше. Всем, кажется, очень неудобно и даже не безопасно жить при нынешней распущенной прислуге, на которую нет надёжной управы и которая день ото дня ещё всё более и более становится небрежнее, дерзче и бесчестнее. Газеты замечают, что служащие люди не знают своего места и стремятся стать выше своего положения. Мужчины и женщины проникаются такими новыми разорительными и дурными навыками, каких прежде не было. Кухарки, например, пьют с утра до ночи кофей и носят широчайшие драповые тальмы; лакеи и повара расчёсывают капуль а-ля дурак, а горничные стригут чёлки, посещают театры и маскарады и выходят со двора не иначе, как в шляпах фик-фок на один бок. Чтобы позволить себе такое щегольство и роскошь, им, разумеется, недостаточно заслуженного жалованья и потому служащие люди стремятся иметь посторонние...

    © 2000- NIV