• Приглашаем посетить наш сайт
    Плещеев (plescheev.lit-info.ru)
  • Cлово "ДЯДЯ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ДЯДИ, ДЯДЕ, ДЯДЮ, ДЯДЕЙ

    1. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Приложение.
    Входимость: 85.
    2. Чертогон
    Входимость: 50.
    3. Грабеж Главы 5-9.
    Входимость: 35.
    4. Зверь
    Входимость: 35.
    5. Грабеж Главы 10-14.
    Входимость: 27.
    6. Смех и горе. Главы 5-9.
    Входимость: 27.
    7. Мелочи архиерейской жизни. Глава 13.
    Входимость: 26.
    8. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 7.
    Входимость: 15.
    9. Смех и горе. Главы 85-89.
    Входимость: 13.
    10. Грабеж Главы 15-17.
    Входимость: 12.
    11. Несмертельный Голован. Глава 11.
    Входимость: 12.
    12. Колыванский муж. Глава 12.
    Входимость: 10.
    13. Христос в гостях у мужика
    Входимость: 10.
    14. Маленькая ошибка
    Входимость: 10.
    15. Маленькая ошибка
    Входимость: 10.
    16. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 9.
    Входимость: 9.
    17. Жизнь Николая Лескова. Часть 1. Глава 4.
    Входимость: 8.
    18. Мелочи архиерейской жизни. Глава 3.
    Входимость: 8.
    19. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Глава 5.
    Входимость: 7.
    20. Некрещеный поп. Глава 3.
    Входимость: 7.
    21. Смех и горе. Главы 30-34.
    Входимость: 7.
    22. Заметки неизвестного. Глава 3.
    Входимость: 7.
    23. Смех и горе
    Входимость: 7.
    24. На ножах. Часть 5. Глава 27.
    Входимость: 7.
    25. Запечатленный ангел. Глава 10.
    Входимость: 7.
    26. Русское тайнобрачие. Глава 3.
    Входимость: 7.
    27. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 6.
    28. Запечатленный ангел. Глава 14.
    Входимость: 6.
    29. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 10.
    Входимость: 6.
    30. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 8.
    Входимость: 6.
    31. Томленье духа
    Входимость: 5.
    32. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 6.
    Входимость: 5.
    33. Некуда. Книга 2. Глава 22.
    Входимость: 5.
    34. Русское тайнобрачие. Глава 2.
    Входимость: 5.
    35. Некуда. Книга 2. Глава 4.
    Входимость: 4.
    36. Колыванский муж. Глава 7.
    Входимость: 4.
    37. Полунощники. Глава 14.
    Входимость: 4.
    38. Полунощники. Глава 6.
    Входимость: 4.
    39. Смех и горе. Главы 90-92.
    Входимость: 4.
    40. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Глава 8.
    Входимость: 4.
    41. Продукт природы
    Входимость: 4.
    42. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 7.
    Входимость: 4.
    43. Обойденные. Часть 2. Глава 8.
    Входимость: 4.
    44. Запечатленный ангел. Глава 15.
    Входимость: 3.
    45. Жизнь Николая Лескова. Часть 1. Примечания.
    Входимость: 3.
    46. Пугало. Глава 8.
    Входимость: 3.
    47. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 3.
    Входимость: 3.
    48. Зимний день. Глава 11.
    Входимость: 3.
    49. Колыванский муж. Глава 6.
    Входимость: 3.
    50. Жизнь Николая Лескова. Примечания.
    Входимость: 3.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Приложение.
    Входимость: 85. Размер: 80кб.
    Часть текста: он досидел при ней до своей поздней ночи и видел все без очков и довольно ясно. Она погасла четыре дня тому назад в его небольшой оригинальной квартире, где он проводил свою оригинальную жизнь. Это было здесь, в Петербурге, которого он не только не любил, но даже ненавидел, а под конец даже и презирал и как бы в наказание за то осужден был провести здесь свои последние годы — годы упадка своих сил, значения и состояния, которые он растратил многоразличными способами. К последней поре у него оставалось только то, что теперь едва ли что-нибудь стоит: именно честь и независимость убеждений да те слабости, на которые намекает сочиненная мною ему эпитафия. А было время, и относительно весьма недавнее время, когда его очень знали и одни его очень любили, другие им хвастались, третьи его побаивались и не было никого, кто бы его не уважал... в душе. О, разумеется, только в душе! Но, однако, и так не было ни одного человека, который бы решился громко возражать против того, что князь Яков Львович Протозанов, или, как его в шутку звали, «князь Кис-ме-квик», самый добрый и благородный человек, какого только можно пожелать встретить. А он, по правде говоря, был человек довольно обыкновенный и ума не самого дальнего, но было в нем нечто такое, что делало его весьма милым, интересным и замечательным явлением в преходящей жизни. Он именно был явление , и сам смотрел на себя как на странное явление. Странного в нем было много, и, между прочим, то, что он не только понимал в совершенстве себя и свое время, но даже превосходно судил о ...
    2. Чертогон
    Входимость: 50. Размер: 28кб.
    Часть текста: жили нуждно, но гордо, у богатых материных родных ничего не просили, да и сношений с ними не имели. Однако, когда мне пришлось ехать в университет, матушка стала говорить: — Пожалуйста, сходи к дяде Илье Федосеевичу и от меня ему поклонись. Это не унижение, а старших родных уважать должно,— а он мой брат, и к тому благочестив и большой вес в Москве имеет. Он при всех встречах всегда хлеб-соль подает... всегда впереди прочих стоит с блюдом или с образом... и у генерал-губернатора с митрополитом принят... Он тебя может хорошему наставить. А я хотя в то время, изучив Филаретов катехизис, в бога не верил, но матушку любил, и думаю себе раз: «Вот я уже около года в Москве и до сих пор материной воли не исполнил; пойду-ка я немедленно к дяде Илье Федосеичу, повидаюсь — снесу ему материн поклон и взаправду погляжу, чему он меня научит». По привычке детства я был к старшим почтителен — особенно к таким, которые известны и митрополиту и губернаторам. Восстав, почистился щеточкой и пошел к дяде Илье Федосеичу. ГЛАВА ВТОРАЯ Было так часов около шести вечера. Погода стояла теплая, мягкая и сероватая — словом, очень хорошо. Дом дяди известен,— один из первых домов в Москве,— все его знают. Только я никогда в нем не был и дядю никогда не видал, даже издали. Иду, однако, смело, рассуждая: примет — хорошо, а не примет — не надо. Прихожу на двор; у подъезда стоят кони-львы, сами вороные, а гривы рассыпные, шерсть как дорогой атлас лоснится, а заложены в коляску. Я...
    3. Грабеж Главы 5-9.
    Входимость: 35. Размер: 36кб.
    Часть текста: нынче ктитор, а у нас на самый первый день праздника дьякон оборвался. Маменька говорит: — Не слышали. — Да ведь у вас когда же о чем-нибудь интересном слышат! Такой уж у вас город глохлый. — Но каким же это манером у вас дьякон оборвался? — Ах, это он, мать моя, пострадал через свое усердие. Стал служить хорошо по случаю освобождения от галлов, и все громче, да громче, да еще громче, и вдруг как возгласил о «спасении» — так ему жила и лопнула. Подступили его с амвона сводить, а у него уже полон сапог крови натекло. — Умер? — Нет. Купцы не допустили: лекаря наняли. Наши купцы разве так бросят? Лекарь говорит: может еще на поправку пойти, но только голоса уже не будет. Вот мы и приехали сюда с нашим с первым прихожанином хлопотать, чтобы нашего дьякона от нас куда-нибудь в женский монастырь монашкам свели, а себе здесь должны выбрать у вас промежду всех одного самого лучшего. — А это кто же ваш первый прихожан и куда он отъехал? — Наш первый прихожанин называется Павел Мироныч Мукомол. На московской богачихе женат. Целую неделю свадьбу праздновали. Очень ко храму привержен и службу всякую церковную лучше протодьякона знает. Затем его все и упросили: поезжай, посмотри и выбери; что тебе полюбится — то и нам будет любо. Его всяк стар...
    4. Зверь
    Входимость: 35. Размер: 44кб.
    Часть текста: в свое время следователь. Ему поручали много важных дел, и потому он часто отлучался от семейства, а дома оставались мать, я и прислуга. Матушка моя тогда была еще очень молода, а я — маленький мальчик. При том случае, о котором я теперь хочу рассказать, — мне было всего только пять лет. Была зима, и очень жестокая. Стояли такие холода, что в хлевах замерзали ночами овцы, а воробьи и галки падали на мерзлую землю окоченелые. Отец мой находился об эту пору по служебным обязанностям в Ельце и не обещал приехать домой даже к рождеству Христову, а потому матушка собралась сама к нему съездить, чтобы не оставить его одиноким в этот прекрасный и радостный праздник. Меня, по случаю ужасных холодов, мать не взяла с собою в дальнюю дорогу, а оставила у своей сестры, а моей тетки, которая была замужем за одним орловским помещиком, про которого ходила невеселая слава. Он был очень богат, стар и жесток. В характере у него преобладали злобность и неумолимость, и он об этом нимало не сожалел, а напротив, даже щеголял этими качествами, которые, по его мнению, служили будто бы выражением мужественной силы и непреклонной твердости духа. Такое же мужество и твердость он стремился развить в своих детях, из которых один сын был мне ровесник. Дядю боялись все, а я всех более, потому что он и во мне хотел «развить мужество», и один раз, когда мне было три года и случилась ужасная гроза, которой я боялся, он выставил, меня одного на балкон и запер дверь, чтобы таким уроком отучить меня...
    5. Грабеж Главы 10-14.
    Входимость: 27. Размер: 21кб.
    Часть текста: слышал шаги, и очень близко. Постояли еще — ничего не слышно; но только что дальше пошли — слышим, он опять за нами поспевает... Слышно даже, как спешит и тяжело дышит. Мы убавили шаги и идем тише — и он тише; мы опять прибавим шагу — и он опять шибче подходит и вот-вот в самый наш след врезается. Толковать больше нечего: мы явственно поняли, что это подлёт нас следит, и следит как есть с самой гостиницы; значит, он нас поджидал, и когда я на обходе запутался в снегу между большим собором и малым — он нас и взял на примет. Теперь, значит, не миновать чему-нибудь случиться. Он один не будет. А снег, как назло, еще сильней повалил; идешь, точно будто в горшке с простоквашей мешаешь: бело и мокро — все облипши. А впереди теперь у нас Ока, надо на лед сходить; а на льду пустые барки, и чтобы к нам домой на ту сторону перейти, надо сквозь эти барки тесными проходцами пробираться. А у подлёта, который за нами следит, верно тут-то где-нибудь и его воровские товарищи спрятаны. Им всего способнее на льду между барок грабить — и убить и под воду спустить. Тут их притон, и днем всегда можно видеть их места. Логовища у них налажены с подстилкою из костры и из соломы, в которых они лежат, покуривают и дожидают. И особые женки кабацкие с ними тут тоже привитали. Лихие бабенки. Бывало, выкажут себя, мужчину подманят и заведут, а уж те грабят, а эти опять на карауле караулят. Больше всего нападали на тех, кто из мужского монастыря от всенощной возвращался, потому что наши певчих любили, и был тогда удивительный бас Струков, ужасного обличья: черный, три хохла на голове и...

    © 2000- NIV