• Приглашаем посетить наш сайт
    Толстой А.К. (tolstoy-a-k.lit-info.ru)
  • Cлово "ИСЧЕЗНУТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ИСЧЕЗ, ИСЧЕЗЛА, ИСЧЕЗЛИ, ИСЧЕЗЛО

    1. Некуда. Книга 2. Глава 4.
    Входимость: 4.
    2. Обойденные. Часть 3. Глава 10.
    Входимость: 4.
    3. Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Глава 6.
    Входимость: 3.
    4. На ножах. Часть 3. Глава 9.
    Входимость: 3.
    5. Справедливый человек
    Входимость: 3.
    6. Соборяне. Часть 3. Глава 4.
    Входимость: 2.
    7. На ножах. Часть 3. Глава 6.
    Входимость: 2.
    8. На краю света. Ранняя редакция.
    Входимость: 2.
    9. О рассказах и повестях А. Ф. Погосского
    Входимость: 2.
    10. Неразменный рубль
    Входимость: 2.
    11. На ножах. Часть 5. Глава 20.
    Входимость: 2.
    12. Некуда. Книга 1. Глава 30.
    Входимость: 2.
    13. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 2.
    14. Островитяне. Глава 3.
    Входимость: 2.
    15. Печерские антики. Глава 2.
    Входимость: 2.
    16. Еврей в России
    Входимость: 2.
    17. Русское тайнобрачие
    Входимость: 2.
    18. Белый орел
    Входимость: 2.
    19. На краю света. Глава 10.
    Входимость: 2.
    20. Смех и горе. Главы 5-9.
    Входимость: 2.
    21. На ножах. Часть 3. Глава 5.
    Входимость: 2.
    22. На ножах. Часть 5. Глава 8.
    Входимость: 2.
    23. Невинный Пруденций. Глава 19.
    Входимость: 2.
    24. По поводу "Крейцеровой сонаты"
    Входимость: 2.
    25. Чертовы куклы. Глава 9.
    Входимость: 2.
    26. Мелочи архиерейской жизни. Глава 11.
    Входимость: 2.
    27. Соборяне. Часть 3. Глава 17.
    Входимость: 2.
    28. Невинный Пруденций. Глава 5.
    Входимость: 2.
    29. Интересные мужчины. Глава 15.
    Входимость: 2.
    30. Печерские антики. Глава 37.
    Входимость: 2.
    31. Некуда. Книга 2. Глава 11.
    Входимость: 1.
    32. Зимний день. Глава 12.
    Входимость: 1.
    33. Заячий ремиз. Главы 20-24.
    Входимость: 1.
    34. Детские годы. Глава 21.
    Входимость: 1.
    35. Сим воспрещается...
    Входимость: 1.
    36. Бродяги духовного чина
    Входимость: 1.
    37. На ножах. Часть 1. Глава 8.
    Входимость: 1.
    38. Леди Макбет нашего уезда. Глава 14
    Входимость: 1.
    39. Котин доилец и Платонида. Глава 19
    Входимость: 1.
    40. Соборяне. Часть 4. Глава 1.
    Входимость: 1.
    41. Гора. Египетская повесть. Глава 30.
    Входимость: 1.
    42. На ножах. Часть 6. Глава 21.
    Входимость: 1.
    43. Некуда. Книга 2. Глава 20.
    Входимость: 1.
    44. Письма. Суворину А.С. 5 апреля 1870 г.
    Входимость: 1.
    45. Некуда. Книга 2. Глава 30.
    Входимость: 1.
    46. Пугало. Глава 8.
    Входимость: 1.
    47. Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Примечания.
    Входимость: 1.
    48. На ножах. Часть 6. Глава 22.
    Входимость: 1.
    49. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 6.
    Входимость: 1.
    50. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 2.
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Некуда. Книга 2. Глава 4.
    Входимость: 4. Размер: 48кб.
    Часть текста: — сухо сказал он Розанову, взойдя к нему в семь часов вечера. И они пошли. Выйдя за ворота, Розанов хотел взять извозчика, но Арапов сказал, что не надо. Они держали путь прямо к старому казенному зданию. — Здесь нам надо повидать одного человека, — говорил Арапов, входя под темную арку старого здания. «Юлия, или подземелья замка Мадзини» и все картинные ужасы эффектных романов лэди Редклиф вставали в памяти Розанова, когда они шли по темным коридорам оригинального дворца. Взошли в какую-то круглую комнату, ощупью добрались до одной двери — и опять коридор, опять шаги раздаются как-то страшно и торжественно, а навстречу никого не попадается. Потом пошли какие-то завороты, лесенки и опять снова коридор. В темноте, да для человека непривычного — точные катакомбы. Наконец впереди мелькнуло серое пятно: это была выходная дверь на какой-то дворик. Приближаясь к этому выходу, Розанов стал примечать, что по сторонам коридора есть тоже двери, и у одной из них Арапов остановился и стукнул три раза палкой. В ответ на этот стук послышались сначала очень глухие шаги, потом они раздались близко, и, наконец, дверь отворилась. Перед посетителями стоял солдат с сальною свечою в руках. — Дома? — спросил Арапов, бесцеремонно проходя мимо солдата. — Никак нет, ваше благородие, — ответил денщик. — Ну, все равно: дай мне, Трошка, огня, я напишу ему записочку. Солдатик пошел на цыпочках, освещая сальною...
    2. Обойденные. Часть 3. Глава 10.
    Входимость: 4. Размер: 23кб.
    Часть текста: шейхом..." И вот видится Долинскому Вера Сергеевна на огневом арабском коне, а возле нее статный шейх в белом плаще, и этот шейх сам он, Долинский. "Поскачем",- говорит ему Вера Сергеевна, и они несутся, несутся; кругом палящий зной, в сонном воздухе тихо дремлют одинокие пальмы; из мелкого кустарника выскочил желтый лев, прыгнул и, притаясь, лег вровень с травою. "Не отставай!" - говорит ему Вера Сергеевна, оскорбляя своего скакуна ударом. "Не отставай!" - повторяет она, уносясь от него далее. "Не отставай же, не отставай!" - кричит она чуть слышно, вовсе исчезая из его глаз за красною чертою огненного горизонта. Конь Долинского ни с места, он храпит и пятится. На небе темнеет, надвигается ночь, лошадь Долинского все дрожит, все мнется, и на нем самом не плащ, а белый холщовый саван, и лошадь его уж совсем не лошадь, а серый волк. "Утки крякнули, берега звякнули, море взболталось, тростники всколыхались, просыпается гамаюн-птица, шевелится зеленый бор",- заляскал, стукая челюстями, серый волк. "Хочешь, я спою тебе веселую песенку?" - спрашивает серый волк и, не дожидаясь ответа, затягивает: "Вечная память, вечная память". "Ничто, мой друг, не вечно под луною!" - с веселым хохотом прокричала бешено пронесшаяся мимо него на своем скакуне Вера Сергеевна. "Ничто, мой друг, не вечно под луною",- внушительно рассказывает Долинскому долговязый шейх, раскачиваясь на высоком седле. Долинский только хотел вглядеться в этого шейха, но того уже не было, и его белый бурнус развевается в темноте возле стройной фигуры Веры Сергеевны. Долинский хотел что-то сказать, но вдруг около него зашевелилась трава, вдруг она начала расти и расти, так что слышно было, как она растет. Росла она шибко и высоко - выше роста человеческого; из нее отовсюду беспрестанно вылетали огненные светляки и во всех направлениях описывали правильные, блестящие параболы; в неподвижном воздухе...
    3. Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Глава 6.
    Входимость: 3. Размер: 20кб.
    Часть текста: с кафе, в котором имелось много русских газет, вплоть до "Колокола" и даже его собственной "Северной пчелы". Сразу создалось приветливое окружение, общность духовных интересов, уютность жизни. Было у него письмо Артура Бенни к брату его - "очень молодому господину" - Карлу, тогда медицинскому студенту в Париже *, но, может быть по разнице лет и настроений, сближения, видимо, не сложилось и ценных воспоминаний не осталось. Сохранился, например, много более поздний, не дышащий теплом отзыв Лескова о нем, проскользнувший в горячем заступничестве за всегда милого Лескову "пана Опанаса", то есть А. В. Марковича. Совсем иначе развертывалась общность с "милыми чехами". Тепло и приветливо отнеслись к нему и некоторые из поляков, не совсем оправдываемых молодою польской партией за их сочувствие панславизму. Так, например, почтенный профессор Леонард Ходзько  60 , вообще радушно встречавший сербов, чехов и русских, не считаясь с доходившими уже до Парижа ранними слухами о под- * "Русское общество в Париже. Письмо третье и последнее". - "Повести, очерки и рассказы М. Стебницкого", т. I, СПб., 1867, с. 405, 440; "Библиотека для чтения", 1863, сентябрь, с. 30, 32. готовке восстания, представил Лескова своей жене и дал ему возможность провести "очень приятный вечер в его почтенном и прелестном семействе". На общепринятую на Западе мерку это являлось выражением особого доверия и расположенности, порождаемых особо же серьезною рекомендацией. Дальше легко создаются приятельские отношения с поэтом Иосифом Фричем, попозже ставшим противником "славянской унии" с царской Россией, но в то время горевшим идеей демократического объединения всех славян  61 , и с целым кружком чешских патриотов, как и с несколькими поляками. Дружество день...
    4. На ножах. Часть 3. Глава 9.
    Входимость: 3. Размер: 13кб.
    Часть текста: на одном месте, весь трясся и бормотал. Вид Сумасшедшего Бедуина и его кривлянья и беспокойство производили, посреди царствующей темной ночи, самое неприятное впечатление. Как ни была занята Бодростина своими делами, но эта метаморфоза остановила на себе ее внимание, и она сказала: - Что вы, Светозар Владенович, - какой странный! - А?.. что?.. Да, странник... еду, еду, - заговорил он, еще шибче махая в воздухе своим капюшоном. - Скверная планета, скверная: вдруг холодно, вдруг холодно, ух жутко... жутко, жутко... крак! сломано! а другая женщина все поправит, поправит! - Что это вы такое толкуете себе под нос? Какая другая женщина и что она поправит! - Все, все... ей все легко. И-и-и-х! И-и-и-х! Прочь, прочь, прочь, вот я тебя табакеркой! Вот!.. - И он действительно замахнулся своей табакеркой и ударил ею несколько раз по своему капюшону, который в это время взвился и махал над его головой. - Видели вы? - заключил он, вдруг остановясь и обращаясь к Бодростиной. - Что такое надо было видеть? - А черную птицу с одним крылом? Опять! опять прочь! И с этими словами Водопьянов опять замахал табакеркой, заскакал по лестнице, спустился по ней и исчез. Бодростина не обратила на это никакого внимания. Он уже надоел ей, и притом она была слишком занята своими мыслями и стояла около часа возле перил, пока по куртине вдоль акаций не мелькнула какая-то тень с ружьем в руке. При появлении этой тени Глафира Васильевна тихо шмыгнула за дверь и оттуда произнесла свистящим шепотом: - Прах на двух лапках! Тень вздрогнула, остановилась и потом вдруг бросилась бегом вперед; Бодростина же прошла ряд пустых комнат, взошла к себе в спальню, отпустила девушку и осталась одна. Через полчаса ее не было и здесь, она уже стояла у двери комнаты Павла Николаевича, на противоположном конце...
    5. Справедливый человек
    Входимость: 3. Размер: 23кб.
    Часть текста: ночь в Щербаковом переулке». Там, я помню, был куплет, что И в Щербаковом переулке Нашелся добрый человек. Значит, умел же автор этой пиесы найти «доброго человека» даже в таком маленьком и затхлом переулке, а может ли быть, чтобы не нашлось справедливого человека во всей России? Какого рода справедливость требуется от «справедливого, человека»? Требуется, чтобы он «при виде общественной несправедливости нашел в себе смелость и решимость во всеуслышание сказать людям: «Вы ошибаетесь и идете по пути заблуждений: вот где справедливость». Я цитирую это место из статьи одного публичного органа, который нет надобности называть. Я ручаюсь за одно: что приведенные мною слова напечатаны и что они очень многим казались глубоко верными; но я имел против них предубеждение. Я верил, что справедливый человек еще где-то уцелел, и я его действительно вскоре встретил. Я его видел в борьбе с целым обществом, которое он стремился победить один и не сробел. Это было минувшим летом. Я выехал из Петербурга с одним набожным приятелем, который взманил меня посмотреть одно большое религиозное торжество. Путь был не длинен и не утомителен: прохладным вечерком мы сели в вагон в Петербурге, а на следующее утро уже были на месте. Через полчаса мой набожный друг уже поссорился с соборным псаломщиком, который сказал...

    © 2000- NIV