• Приглашаем посетить наш сайт
    Прутков (prutkov.lit-info.ru)
  • Cлово "УПРАВЛЯТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: УПРАВЛЯЛ, УПРАВЛЯЛИ, УПРАВЛЯЕТ, УПРАВЛЯЙ

    1. На ножах. Часть 3. Глава 4.
    Входимость: 4.
    2. Сеничкин яд
    Входимость: 3.
    3. Герои отечественной войны по гр. Л. Н. Толстому. Глава 5.
    Входимость: 3.
    4. Смех и горе. Главы 75-79.
    Входимость: 3.
    5. Борьба за преобладание
    Входимость: 3.
    6. Загон
    Входимость: 3.
    7. Смех и горе. Главы 20-24.
    Входимость: 3.
    8. Некуда. Книга 1. Глава 5.
    Входимость: 2.
    9. Жизнь Николая Лескова. Часть 1. Примечания.
    Входимость: 2.
    10. Соборяне. Часть 3. Глава 10.
    Входимость: 2.
    11. Продукт природы
    Входимость: 2.
    12. Печерские антики. Глава 4.
    Входимость: 2.
    13. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Примечания.
    Входимость: 2.
    14. Заметки неизвестного. Глава 10.
    Входимость: 2.
    15. Домашняя челядь
    Входимость: 2.
    16. Заячий ремиз. Главы 20-24.
    Входимость: 1.
    17. Сибирские картинки 18 века. Глава 7.
    Входимость: 1.
    18. Автобиографическая заметка (1889-1890)
    Входимость: 1.
    19. Житие одной бабы. Часть 2. Глава 4
    Входимость: 1.
    20. Смех и горе. Главы 15-19.
    Входимость: 1.
    21. Герои отечественной войны по гр. Л. Н. Толстому. Глава 2.
    Входимость: 1.
    22. Жизнь Николая Лескова. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 1.
    23. Легенды о совестном Даниле
    Входимость: 1.
    24. Неоцененные услуги. Глава 9.
    Входимость: 1.
    25. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 16.
    Входимость: 1.
    26. Невинный Пруденций. Глава 6.
    Входимость: 1.
    27. На ножах. Часть 4. Глава 18.
    Входимость: 1.
    28. Совместители. Глава 9.
    Входимость: 1.
    29. Загон. Примечания.
    Входимость: 1.
    30. Пигмей
    Входимость: 1.
    31. Дама и фефёла. Главы 10-14.
    Входимость: 1.
    32. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 1. Глава 10.
    Входимость: 1.
    33. Алексей Петрович Ермолов
    Входимость: 1.
    34. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Примечания.
    Входимость: 1.
    35. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 1.
    36. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 13.
    Входимость: 1.
    37. Детские годы
    Входимость: 1.
    38. Сибирские картинки 18 века. Глава 20.
    Входимость: 1.
    39. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 15.
    Входимость: 1.
    40. Жизнь Николая Лескова. Часть 1. Глава 4.
    Входимость: 1.
    41. Сибирские картинки 18 века. Глава 4.
    Входимость: 1.
    42. Герои отечественной войны по гр. Л. Н. Толстому. Глава 3.
    Входимость: 1.
    43. Д.П. Святополк-Мирский. Лесков
    Входимость: 1.
    44. Русские общественные заметки
    Входимость: 1.
    45. Обойденные. Часть 3. Глава 9.
    Входимость: 1.
    46. Владычий суд. Глава 12.
    Входимость: 1.
    47. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 5.
    Входимость: 1.
    48. Гора. Египетская повесть
    Входимость: 1.
    49. Большие брани
    Входимость: 1.
    50. Печерские антики. Глава 11.
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. На ножах. Часть 3. Глава 4.
    Входимость: 4. Размер: 20кб.
    Часть текста: славян; служил когда-то без году неделю в русской артиллерии и, выйдя в отставку, управлял с очень давних пор княжескими имениями. Последнее было несколько удивительно. Водопьянов, казалось бы, не мог управлять ничем, но между тем он управлял очень обширными землями и заводами, и владетель этих больших местностей не искал случая расстаться с Светозаром Владеновичем. Напротив, всем было известно, что князь, занимавший в Петербурге важную государственную должность, дорожит безалаберным Водопьяновым и, каждый год выписывая его к себе с отчетами, удерживал его при себе долго и ласкал, и дарил его. Сановник любил Водопьянова, и в этой любви его было что-то нежное и даже почтительное. Управитель был человек честный и даже очень честный: это знали все, но главная черта характера, привязывавшая к нему людей, заключалась в непосредственности его натуры и в оригинальности его характера. Название "черный барин" очень ясно выражало внешность Водопьянова: он был велик ростом, неуклюж, массивен, темен лицом, с весьма крупными...
    2. Сеничкин яд
    Входимость: 3. Размер: 82кб.
    Часть текста: же окалях прелестию души чистоту и омрачи ума благоискусную светлость. Сказ об "Отцех и страдальцах" ГЛАВА ПЕРВАЯ Полагают, что "Сеничкин яд", которым опоены многие души в России, изобретен и выработан в шестидесятых годах в химической лаборатории военно-медицинской академии лекарским сыном Базаровым. Здесь же этот яд будто разлит и разослан прямо во все мужские и женские училища, причём наибольшие его дозы попали и в духовные семинарии. Таким образом будто и пошла отрава самым вредным из ядов - "Сеничкиным ядом". Но есть и другое мнение, что "Сеничкин яд" гораздо старше самого Базарова и вывезен к нам из заграницы контрабандою в кавалерийских тороках, а разливка его первоначально производилась кустарным образом по домам, и притом чаще всего по домам самым почтенным, именитым и поставленным в самые выгодные, по-видимому, условия для того, чтобы такая вредная гадость, как "Сеничкин яд", туда ни под каким видом проникать не могла. Наконец, существует ещё и третье объяснение, и оно, может быть, самое правильное, что "Сеничкин яд" это и есть та самая "прелесть, юже издревле изблева змий". Словом, это изобретение самого сатаны и изобретение, как сам чёрт, старое. Судя по необыкновенной скрытности заражения "Сеничкиным ядом", пристойно думать, что всего вернее это - действительно дело змия. Впрочем, основательно разобраться в этом за давностью лет чрезвычайно трудно, но очень любопытно проследить, как "Сеничкин яд" распространился в русском обществе в годы, предшествовавшие рождению нашего поколения, которое несёт на себе сугубое обвинение за изобретение "яда". Это здесь и предлагается. Материал для наблюдения, как распространялся и...
    3. Герои отечественной войны по гр. Л. Н. Толстому. Глава 5.
    Входимость: 3. Размер: 27кб.
    Часть текста: пчелки; но тем не менее улей пуст, ему нечем держаться. В описаниях обезматочившей Москвы картины следуют за картинами. Выпущенные на волю арестанты, сумасшедшие из желтого дома, несколько задержавшихся купцов с их стотысячными лавками, которых некому защищать, офицеры, которых не слушаются солдаты, солдаты, которые шмыгают назад в улицы и переулки, не слушая останавливающих их офицеров, толпы фабричных и свалки у кабаков и на мостах, крики, пьянство, дебоширство и оргии. Рабочие куражатся в кабаках, напиваются, ничего не понимают и дерутся друг с другом; происходят убийства, которых некому остановить и за которые неоткуда ждать никакого возмездия. Дворник дома Ростовых, рослый Игнат, стоит, красуется перед большим зеркалом в зале; казачок Мишка в опустелом доме сидит и играет одним пальцем на клавикордах; на площади подьячий читает одной группе растопчинскую афишу. Отсюда начинается сцена, которая заканчивается травлей Верещагина. Мы позволим себе выписывать всю эту сцену. У стены Китай-города небольшая кучка людей окружила человека в фризовой шинели, держащего в руках бумагу. — Указ, указ читают! указ читают! — послышалось в толпе, и народ хлынул к чтецу. Человек в фризовой шинели читал...
    4. Смех и горе. Главы 75-79.
    Входимость: 3. Размер: 30кб.
    Часть текста: и ковы разлучницы. На что мне было знать все это, и какая польза мне из всех этих предостережений? Лучше всего... в сторону бы как-нибудь от всего этого. Открываюсь Фортунатову: говорю ему, что мне что-то страшно захандрилось, что я думаю извиниться письмом пред предводителем и уехать домой, отказавшись вовсе представлять мою неоконченную записку об устройстве сельской медицины. Фортунатов вооружился против этого. — Это,— говорит,— будет стыд и позор, срам и бесчестие; да и отчего это тебе вдруг пришла фантазия бежать? — Робость,— шучу,— напала. — Да ты не ухмыляйся; у тебя неравно не был ли как-нибудь наш сюсюка? — Кто это сюсюка? — Почтмейстер. — Ты,— говорю,— отгадал: он был у меня. Фортунатов хлопнул по столу рукой и воскликнул: — Экое веретено, экая скотина!.. Такой мерзавец: кто ни приедет новый человек, он всегда ходит, всех смущает. Мстит все нам. Ну, да погоди он себе: он нынче, говорят, стал ночами по заборам мелом всякие пасквили на губернатора и на меня сочинять; дай срок, пусть его только на этой обличительной литературе изловят, уж я ему голову сорву. — Он,—...
    5. Борьба за преобладание
    Входимость: 3. Размер: 105кб.
    Часть текста: отрывок из воспоминаний бывшего синодального секретаря Ф. И. Исмайлова. Период времени, описываемый покойным Исмайловым, - двадцать лет его служения в синоде, с 1820 по 1840 год, именно те самые годы, когда совершилась замечательная в истории синода борьба членов синодального присутствия с обер-прокурорами. Отсюда понятно, какой живой интерес должны иметь для истории правдивые воспоминания близкого свидетеля этой борьбы, нередко даже принимавшего в ней участие и, наконец, в заключение существенно от неё пострадавшего. Мы берём из этого отрывка только самые существеннейшие черты, которые выясняют нечто до сих пор в этой истории неясное, и стараемся привести то, что нам самим известно из других записок или рассказов современников, которых еще немало находится в живых. Абрисы и рассказы секретаря Исмайлова очень безыскусственны и местами даже просты до наивности, но этим они внушают большое доверие к автору, - человеку, который, как мы сейчас увидим, представляется очень добрым, тепло верующим и совестливым. Но, несмотря на всю непритязательность и скромность воспоминаний Исмайлова, они в некоторых случаях заставляют отдать им полное предпочтение перед тем, что начертано рукою более или менее фразистых некрологистов и тенденциозных историков. Исмайлов своими чистосердечно раскрытыми воспоминаниями не только сообщает много любопытных частностей о событиях, главные пружины которых кроются до сих пор в хаосе канцелярского хлама, но и безыскусственно ловит на бумагу такие штрихи, которые сразу наводят на известные исторические лица совсем не ту игру, которая застыла на их портретах, списанных по правилам мертвой рутины. Борьба за влияние в синоде, как известно, окончилась полною победою обер-прокуроров, но победа эта далась им не легко и не сразу. Члены тоже пытались за себя постоять и...

    © 2000- NIV