• Приглашаем посетить наш сайт
    Сладков (sladkov.lit-info.ru)
  • Cлово "ИГУМЕНЬЯ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ИГУМЕНЬИ, ИГУМЕНЬЕ, ИГУМЕНЬЮ, ИГУМЕНЬЕЙ

    1. Некуда. Книга 1. Глава 17.
    Входимость: 23. Размер: 15кб.
    2. Некуда. Книга 1. Глава 5.
    Входимость: 13. Размер: 20кб.
    3. Некуда. Книга 1. Глава 6.
    Входимость: 6. Размер: 24кб.
    4. Некуда. Книга 1. Глава 4.
    Входимость: 5. Размер: 5кб.
    5. Некуда. Книга 1. Глава 7.
    Входимость: 5. Размер: 7кб.
    6. Мелочи архиерейской жизни. Глава 6.
    Входимость: 4. Размер: 11кб.
    7. Некуда. Книга 1. Глава 30.
    Входимость: 4. Размер: 75кб.
    8. Некуда. Книга 2. Глава 30.
    Входимость: 2. Размер: 31кб.
    9. На ножах. Часть 2. Глава 15.
    Входимость: 2. Размер: 7кб.
    10. Статьи к собранию сочинений в 11 т. 1956—1958гг. Часть 2.
    Входимость: 1. Размер: 38кб.
    11. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 2.
    Входимость: 1. Размер: 72кб.
    12. Некуда. Книга 1. Глава 11.
    Входимость: 1. Размер: 8кб.
    13. Житие одной бабы. Часть 2. Глава 8
    Входимость: 1. Размер: 15кб.
    14. На ножах. Часть 2. Глава 4.
    Входимость: 1. Размер: 17кб.
    15. Некуда. Книга 1. Глава 27.
    Входимость: 1. Размер: 12кб.
    16. Некуда. Книга 3. Глава 25.
    Входимость: 1. Размер: 31кб.
    17. Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Глава 7.
    Входимость: 1. Размер: 44кб.
    18. Епархиальный суд
    Входимость: 1. Размер: 43кб.
    19. О романе "Некуда"
    Входимость: 1. Размер: 6кб.
    20. Некуда. Книга 1. Глава 3.
    Входимость: 1. Размер: 7кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Некуда. Книга 1. Глава 17.
    Входимость: 23. Размер: 15кб.
    Часть текста: — И опять, что не в коня корм-то класть, — рассуждала мать Агния. — Другое дело, если бы оставила ты свое доброе родным, или не родным, да людям, которые понимали бы, что ты это делаешь от благородства, и сами бы поучались быть поближе к добру-то, и к богу. Тут бы и говорить нечего: дело хорошее. А то что из всего этого выходит? Свекровь твоя уж наверное тебя же дурой считает, да и весь город-то, мужланы-то ваши, о тебе того же мнения. «Вон, мол, дуру-то как обделали», да и сами того же на других, тебе подобных овцах, искать станут. Подумай сама, не правду ли я говорю? — Не знаю, матушка, — краснея, проронила Феоктиста. В келье наступило молчание. Игуменья быстро шевелила чулочными прутками и смотрела на свою работу, несколько надвинув брови и о чем-то напряженно размышляя. Феоктиста также усердно работала, и с полчаса в келье только и было слышно, что щелканье чулочных спиц да ровный, усыпляющий шум деревянной моталки. — Дома мать игуменья? — произнес среди этой тишины мужской голос в передней. Игуменья подняла на лоб очки и, относясь к Феоктисте, проговорила: — Кто бы это такой? Феоктиста немедленно встала и в комнате девочек встретилась с Бахаревым, который шутливо погрозил ей пальцем и вошел к игуменье. — Здравствуй, сестра! — произнес он, целуя руки матери Агнии. — Здравствуй, Егор! — отвечала игуменья, снова надев очки и снова зашевелив стальными спицами. — Как живешь-можешь? — Что мне делается? Живу, богу молюсь да хлеб жую. Как вы там живете? — И мы живем. — Ну и хорошо. К губернатору, что ли, приехал? — Да и делишки кое-какие собрались, и с тобой захотелось повидаться. — Спасибо. — Чаю хочешь? — Пожалуй. — Феоктиста! скажи там, — распорядилась игуменья. Феоктиста вышла и через минуту вошла снова. — Эх, сестра Феоктиста, — шутил Бахарев, — как на вас и смотреть, уж не...
    2. Некуда. Книга 1. Глава 5.
    Входимость: 13. Размер: 20кб.
    Часть текста: — отвечал старик, почтительно целуя игуменьину руку. — Ну и молодец. Игуменья погладила Никитушку по его седой голове и, обратясь к рыжей девушке, таскавшей из тарантаса вещи, скомандовала: — Экипаж на житный двор, а лошадей в конюшню. Тройку рабочих пусть выведут пока из стойл и поставят под сараем, к решетке. Они смирны, им ничего не сделается. А мы пойдемте в комнаты, — обратилась она к ожидавшим ее девушкам и, взяв за руки Лизу и Женни, повела их на крыльцо. — Ах, и забыла совсем! — сказала игуменья, остановясь на верхней ступеньке. — Никитушка! винца ведь не пьешь, кажется? — Не пью, матушка Агния Николаевна. — Ну, отпрягши-то приходи ко мне на кухню; я тебя велю чайком попоить; вечером сходи в город в баню с дорожки; а завтра пироги будут. Прощай пока, управляйся, а потом придешь рассказать, как ехалось. Татьяну видел в Москве? — Видел, матушка. — Ну что? — Ничего, матушка, живет. — Ну, с богом, управляйся да приходи чай пить. Пойдемте, детки. С чистенького крылечка игуменьиной кельи была дверь в такие же чистенькие, но довольно тесные сени, с двумя окнами по сторонам входной двери. В этих сенях, кроме двери, выходящей на крыльцо, было еще трое дверей. Одни, направо, вели в жилые комнаты матери Агнии. Тут была маленькая проходная комната вроде передней, где стоял большой платяной шкаф, умывальный столик с большим медным тазом и медным же рукомойником с подъемным стержнем; небольшой столик с привинченной к нему швейной подушечкой и кровать рыжей келейницы, закрытая ватным кашемировым одеялом. Далее шла довольно большая и очень светлая угловая комната в четыре окна, по два в каждую сторону. Здесь стояла длинная оттоманка, обитая зеленой шерстяной материей, образник, трое тщательно закрытых ...
    3. Некуда. Книга 1. Глава 6.
    Входимость: 6. Размер: 24кб.
    Часть текста: так же чинно и потупив глаза в землю молодые послушницы в черных остроконечных шапочках. Между последними было много очень, очень молодых существ, в которых молодая жизнь жадно глядела сквозь опущенные глазки. Новы были впечатления, толпившиеся в головках Лизы и Женни, стоявшей тут же за креслом подруги и вместе с нею находившейся под странным влиянием монастырской суеты. Веселый звон колоколов, розовое вечернее небо, свежий воздух, пропитанный ароматом цветов, окружающих каждую келью, и эти черные фигуры, то согбенные и закутанные в черные покрывала, то молодые и стройные, с миловидными личиками и потупленными глазами: все это было ново для наших героинь, и все это располагало их к задумчивости и молчанию. Наконец кончился третий трезвон; две молоденькие послушницы с большими книгами под руками шибко пробежали к церкви, а за дверью матери Агнии чистый, молодой контральт произнес нараспев: — Господи Иисусе Христе сыне божий, помилуй нас. — Аминь, — отвечала мать Агния, оканчивавшая прикалывание своего вуаля. В дверь вошла молодая, очаровательно милая монахиня и, быстро подойдя к игуменье, поцеловала ее руку. — Здравствуй, Феоктиста! Посмотри-ка, аккуратно ли я закололась сзади. — Хорошо везде, матушка,—отвечала миловидная черница, внимательно осматривая игуменью. — Все готово? — Уже начал положили. — Ну, пойдем, — давай мантию. Сестра Феоктиста сняла со стены мантию и накинула ее на плечи игуменьи. Мать Агния была сурово-величественна в этой длинной мантии. Даже самое лицо ее как-то преобразилось: ничего на нем не было теперь, кроме сухости и равнодушия ко всему окружающему миру. — Ну, до свидания, дети, — сказала она, подавая руки оставшимся у окна девушкам. — А мы разве не пойдем в церковь? — спросила...
    4. Некуда. Книга 1. Глава 4.
    Входимость: 5. Размер: 5кб.
    Часть текста: взошла на аристократический небосклон так называемого света. Первый ее выезд в качестве взрослой девицы был на великолепный бал, данный дворянством покойному императору Александру Первому за полгода до его кончины. Все глаза на этом бале были устремлены на ослепительную красавицу Бахареву; император прошел с нею полонез, наговорил любезностей ее старушке-матери, не умевшей ничего ответить государю от робости, и на другой день прислал молодой красавице великолепный букет в еще более великолепном портбукете. С тех пор нынешняя мать Агния заняла первое место в своем свете. Три года продолжалось ее светское течение, два года за нею ухаживали, искали ее внимания и ее руки, а на третий она через пятые руки получила из Петербурга маленькую записочку от стройного гвардейского офицера, привозившего ей два года назад букет от покойного императора. В этой записочке было написано только следующее: «Судьба моя решена самым печальным образом. Не жди меня и обо мне не справляйся: это только может навлечь на тебя большие неприятности. Следовать за мной ты не можешь, да и это только увеличило бы твои страдания. Возвращаю тебе твои клятвы, прошу тебя забыть меня и быть счастливою сколько можешь и как можешь. Блаженства, которое я ощущал два года, зная, что любишь меня более всех людей на свете, достанет мне на весь остаток моей жизни, и в холодных норах ужасной страны моего изгнания я не забуду ни твоего чистого взора, ни твоего прощального поцелуя. Твой до гроба князь А. Т.» Анна Николаевна Бахарева в этом случае поступила так, как поступали многие героини писаных и неписаных романов ее века. Она томилась, рвалась, выплакала все глаза, отстояла колени, молясь теплой заступнице мира холодного, просила ее спасти его и дать ей силы совладать с страданием вечной разлуки и через два месяца стала навещать старую знакомую своей матери,...
    5. Некуда. Книга 1. Глава 7.
    Входимость: 5. Размер: 7кб.
    Часть текста: — Что ж они говорили? — Все Феоктиста рассказывала, как жила у своих в миру. — Ну? — А они, барышни, все слушали. Все про сны какие-тосказывала им, что мужа видит. — Это ты слышала? — Как же-с! — Сходи-ко к ней, чтоб завтра, как встанет... пораньше б встала и пришла ко мне. — Слушаю-с! — Давай умываться! Послышались плески воды. — Лихаревская Аннушка заходила отдохнуть, — говорила, подавая умыться, белица. — Ну и что ж? — Барыня-то ихняя ве рнулась. — Вернулась? — Вернулась, говорит, и прямо мужу в ноги. — Ну? — Простил-с,говорит, во всем. — Дурак! — как бы про себя, заметила мать Агния и, сев на стул, начала тщательно вытираться полотенцем. — А у матери Варсонофьи опять баталия была с этой с новой белицей, что из дворянок, вот что мать-то отдала. — За что это? — Все дворянством своим кичится, стало быть: У вас, говорит, все необразование, кляузы, говорит, наушничество. Такая ядовитая девушка, бог с ней совсем. — Верно, досадили ей. — Не знаю-с. — Варсонофия-то сама хороша. Вели-ка завтра этой белице за часами у ранней на поклоны стать. Скажи, что я приказала без рассуждений. — Слушаю-с. — Давай чистить зубы. Белица опять взошла на цыпочках в спальню и опять вышла. — Что это у тебя в той руке? — спросила...

    © 2000- NIV