• Приглашаем посетить наш сайт
    Чернышевский (chernyshevskiy.lit-info.ru)
  • Cлово "ЛЕЖАТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ЛЕЖАЛА, ЛЕЖАЛ, ЛЕЖИТ, ЛЕЖАЛИ, ЛЕЖУ

    1. Жидовская кувырколлегия
    Входимость: 10.
    2. Некуда. Книга 2. Глава 30.
    Входимость: 7.
    3. Житие одной бабы. Часть 1. Глава 6
    Входимость: 7.
    4. Загадочное происшествие в сумасшедшем доме
    Входимость: 6.
    5. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Глава 6.
    Входимость: 6.
    6. Час воли божией
    Входимость: 6.
    7. Привидение в инженерном замке
    Входимость: 5.
    8. На краю света. Ранняя редакция.
    Входимость: 5.
    9. На краю света. Глава 7.
    Входимость: 5.
    10. Старые годы в селе Плодомасове. Очерк 2. Глава 7.
    Входимость: 5.
    11. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 3.
    Входимость: 5.
    12. Детские годы. Глава 35.
    Входимость: 5.
    13. На ножах. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 5.
    14. Несмертельный Голован. Глава 9.
    Входимость: 5.
    15. Под Рождество обидели. Обуянная соль
    Входимость: 5.
    16. Соборяне. Часть 5. Глава 9.
    Входимость: 4.
    17. Островитяне. Глава 27.
    Входимость: 4.
    18. Чертогон
    Входимость: 4.
    19. Юдоль. Глава 7.
    Входимость: 4.
    20. Белый орел
    Входимость: 4.
    21. Воительница. Глава 5
    Входимость: 4.
    22. На ножах. Часть 6. Глава 20.
    Входимость: 4.
    23. Некуда. Книга 1. Глава 21.
    Входимость: 4.
    24. Обойденные. Часть 3. Глава 10.
    Входимость: 4.
    25. Очарованный странник. Глава 9.
    Входимость: 4.
    26. Зверь
    Входимость: 4.
    27. Некрещеный поп. Глава 8.
    Входимость: 4.
    28. Овцебык. Глава 4
    Входимость: 4.
    29. Воительница. Глава 3
    Входимость: 4.
    30. Фигура
    Входимость: 4.
    31. На ножах. Часть 1. Глава 8.
    Входимость: 3.
    32. Легенды о совестном Даниле
    Входимость: 3.
    33. Загадочный человек. Главы 40-44.
    Входимость: 3.
    34. Пигмей
    Входимость: 3.
    35. Воительница. Глава 6
    Входимость: 3.
    36. Некуда. Книга 2. Глава 3.
    Входимость: 3.
    37. Аскалонский злодей. Глава 16.
    Входимость: 3.
    38. Некуда. Книга 1. Глава 30.
    Входимость: 3.
    39. Ракушанский меламед
    Входимость: 3.
    40. Соборяне. Часть 1. Глава 9.
    Входимость: 3.
    41. Соборяне. Часть 5. Глава 19.
    Входимость: 3.
    42. Народники и расколоведы на службе
    Входимость: 3.
    43. Леди Макбет нашего уезда. Глава 7
    Входимость: 3.
    44. Некуда. Книга 1. Глава 9.
    Входимость: 3.
    45. Скоморох Памфалон. Глава 18.
    Входимость: 3.
    46. На ножах. Эпилог.
    Входимость: 3.
    47. Лев старца Герасима
    Входимость: 3.
    48. Островитяне. Глава 21.
    Входимость: 3.
    49. Обойденные. Часть 2. Глава 8.
    Входимость: 3.
    50. Запечатленный ангел. Глава 11.
    Входимость: 3.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Жидовская кувырколлегия
    Входимость: 10. Размер: 62кб.
    Часть текста: еврейских погромов. События эти служили повсеместно темою для живых и иногда очень странных разговоров на одну и ту же тему: как нам быть с евреями? Куда их выпроводить, или кому подарить, или самим их на свой лад переделать? Были охотники и дарить, и выпроваживать, но самые практические из собеседников встречали в обоих этих случаях неудобство и более склонялись к тому, что лучше евреев приспособить к своим домашним надобностям - по преимуществу изнурительным, которые вели бы род их на убыль. - Но это вы, господа, задумываете что-то вроде "египетской работы", - молвил некто из собеседников... - Будет ли это современно? - На современность нам смотреть нечего, - отвечал другой: - мы живём вне современности, но евреи прескверные строители, а наши инженеры и без того гадко строят. А вот война... военное дело тоже убыточно, и чем нам лить на полях битвы русскую кровь, гораздо бы лучше поливать землю кровью жидовскою. С этим согласились многие, но только послышались возражения, что евреи ничего не стоят как воины, что они - трусы и им совсем чужды отвага и храбрость. А тут сидел один из заслуженных военных, который заметил, что и храбрость, и отвагу в сердца жидов можно влить. Все засмеялись, и кто-то заметил, что это до сих пор ещё никому не удавалось. Военный возразил: - Напротив, удавалось, и притом с самым блестящим результатом. - Когда же это и где? - А это целая история, о которой я слышал от очень верного человека. Мы попросили рассказать, и тот начал. - В Киеве, в сороковых годах, жил некто полковник Стадников. Его многие знали в местном высшем круге, образовавшемся из чиновного населения, и в среде настоящего киевского аристократизма, каковым следует, без сомнения, признавать "киевских старожилых мещан". Эти хранили тогда ещё воспоминания о своих магдебургских правах и своих предках, выезжавших, в силу тех прав, на днепровскую Иордань верхом на конях и с рушницами, которые они, по команде, то вскидывали на...
    2. Некуда. Книга 2. Глава 30.
    Входимость: 7. Размер: 31кб.
    Часть текста: 1 Я видел мать, только что проводившую в рекруты единственного сына, и видел кошку, возвращавшуюся в дом хозяина, закинувшего ее котят. Мой дед был птичный охотник. Я спал у него в большой низенькой комнате, где висели соловьи. Н аши соловьи признаются лучшими в целой России. Соловьи других мест не умеют так хорошо петь о любви, о разлуке, обо всем, о чем сложена соловьиная песня. Комната, в которой я спал с соловьями, выходила окнами в старый плодовитый сад, заросший густым вишенником, крыжовником и смородиною. В хорошие ночи я спал в этой комнате с открытыми окнами, и в одну такую ночь в этой комнате произошел бунт, имевший весьма печальные последствия. Один соловей проснулся, ударился о зеленый коленкоровый подбой клетки и затем начал неистово метаться. За одним поднялись все, и начался бунт. Дед был в ужасе. — Ему приснилось, что он на воле, и он умрет от этого, — говорил дед, указывая на клетку начавшего бунт соловья. Птицы нещадно метались, и к утру три из них были мертвы. Я смотрел, как околевал соловей, которому приснилось, что он может лететь, куда ему хочется. Он не мог держаться на жердочке, и его круглые черные глазки беспрестанно закрывались, но он будил сам себя и до последнего зевка дергал ослабевшими крыльями. У красивой, сильной львицы, сидящей в Jardin des plantes 1 в Париже, раннею весною прошлого года родился львенок. Я не знаю, как его взяли от матери, но я его увидел первый раз, должно быть, так в конце февраля; он тогда лежал на крылечке большой галереи и. грелся. Это была красивая грациозная крошка, и перед нею стояла куча всякого народа и особенно женщин. Львенок был привязан только на тоненькой цепочке и, катаясь по крылечку, обтирал свою мордочку...
    3. Житие одной бабы. Часть 1. Глава 6
    Входимость: 7. Размер: 15кб.
    Часть текста: даже сама за работу рвется, а от мужа бегает, как черт от ладана. Как ночь приходит, так у нее то лихорадка, то живот заболит, и лежит на печке, даже дух притаит. Иной раз сдавалось, что это она притворяется, а то как и точно ее словно лихорадка колотила. Старшая невестка, Домна, хотела было как-то пошутить с ней, свести ее за руку с печки ужинать, да и оставила, потому что Настя дрожмя дрожала и ласково шепотом просила ее: «Оставь меня, невестушка! оставь, милая! Я за тебя буду богу молить,— оставь!» Домна была баба веселая, но добрая и жалостливая,— она не трогала больше Насти и даже стала за нее заступаться перед семейными. Она первая в семье стала говорить, что Настя испорчена. Бог ее знает, в самом ли деле она верила, что Настя испорчена, или нарочно так говорила, чтоб вольготнее было Насте, потому что у нас с испорченной бабы, не то что с здоровой,— многого не спрашивают. Дьявола, который сидит в испорченной, боятся. Оттого-то, как отольется иной бабочке житьецо желтенькое, так терпит-терпит, сердечная, да изловчится как-нибудь и закричит на голоса,— ну и посвободнее будто станет. В Насте этакой порчи никакой никто не замечал из семейных, кроме невестки Домны. И потому Исай Матвеич Прокудин, сказавши раз невестке: «Эй, Домка, не бреши!», запрег лошадь и поехал к Костику, а на другой вечер, перед самым ужином, приехал к Прокудиным Костик. — Вот!— крикнул Исай Матвеич, увидя входящего в дверь Костика.— Только ложками застучали, а он и тут. Садись, сваток, гость будешь. Исай Матвеич помолился перед образами и сел в красном угле, а за ним села вся семья, и Костик сел. — А где же Настя?— спросил Костик, осмотревши будто невзначай весь стол.— Аль она у вас особо ужинает? — Нет, брат, она у нас совсем не ужинает,— отвечал Прокудин, нарезывая большие ломти хлеба с ковриги, которую он держал между грудью и левою ладонью. — Как не...
    4. Загадочное происшествие в сумасшедшем доме
    Входимость: 6. Размер: 28кб.
    Часть текста: периодической печати, руководимых образованными людьми. Последнее, в свою очередь, раздражает и сердит людей, сохранивших верное воспоминание о прежнем следственном и судебном процессе. Это раздражение понятно, но гнев все-таки неуместен. Напротив, кажется, надо радоваться, что если уже есть в обществе такое странное мнение, то пусть оно не таится, а находит себе свободное выражение в печати. Печать лучше, чем что-либо иное может послужить сверке и оценке всяких мнений - как ошибочных, так и обстоятельных. Одним из лучших способов для этого служат сравнения, которых много можно привести из так называемых "памятей" о делах "доброго старого времени". Разумею не то настоящее "старое время", каким почитается в нашей истории до-Петровский период, а собственно время, предшествовавшее введению судебной реформы, которое нынче часто тоже называют "старым". Любопытные сборники Любавского не богаты материалом для истории о делах угасших. Очень может быть - там нет никаких...
    5. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Глава 6.
    Входимость: 6. Размер: 38кб.
    Часть текста: увлекательные рассказы "о красоте Киева и о поэтических прелестях малороссийской жизни" и ни в чем не разочаровавшийся, а напротив, всем упоенный, Лесков становится заправским киевлянином, преданным его сыном, а в будущем и таким его хроникером и бытописателем, каких мало найдется во всей нашей литературе. В общем, даже при грозном "Бибике" жилось во многих отношениях достаточно привольно. Лескову же здесь судьба улыбалась, как он и гадать не мог. Для "общества" он был прежде всего племянник известного профессора и популярнейшего практикующего терапевта. Это ставило молодого человека в общем мнении очень выигрышно. Незначительность личного служебного положения этим заслонялась. К тому же он был уже чиновник, а гимназический крах и писцовая захудалость остались в Орле. Знакомства шли и по кругу блестяще поставленного дяди, и по служебно-чиновному, и по студенчеству  57 . Ширились они быстро, вовлекали в самые разновидные слои, множили впечатления, наблюдения, разнообразили развлечения. * Лесков ошибся: он был с Юхвимом Ботвиновским в киевской подгородней Борщаговке, а Кочубей был казнен в сквирской, близ Белой...

    © 2000- NIV