• Приглашаем посетить наш сайт
    Кулинария (cook-lib.ru)
  • Cлово "УКРАСТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: УКРАЛ, УКРАДУТ, УКРАЛИ, УКРАЛА

    1. Заячий ремиз. Главы 20-24.
    Входимость: 5. Размер: 35кб.
    2. На ножах. Часть 2. Глава 3.
    Входимость: 5. Размер: 15кб.
    3. Некуда. Книга 3. Глава 17.
    Входимость: 4. Размер: 18кб.
    4. Соборяне. Часть 3. Глава 14.
    Входимость: 4. Размер: 5кб.
    5. Заячий ремиз. Главы 5-9.
    Входимость: 4. Размер: 30кб.
    6. Соборяне. Часть 1. Глава 7.
    Входимость: 4. Размер: 10кб.
    7. Воительница
    Входимость: 3. Размер: 7кб.
    8. На краю света. Глава 6.
    Входимость: 3. Размер: 21кб.
    9. Котин доилец и Платонида. Глава 7
    Входимость: 3. Размер: 3кб.
    10. Вдохновенные бродяги
    Входимость: 3. Размер: 77кб.
    11. Юдоль. Глава 13.
    Входимость: 3. Размер: 7кб.
    12. На ножах. Часть 1. Глава 8.
    Входимость: 2. Размер: 17кб.
    13. Полунощники. Глава 8.
    Входимость: 2. Размер: 15кб.
    14. Некрещеный поп. Глава 3.
    Входимость: 2. Размер: 6кб.
    15. Ракушанский меламед
    Входимость: 2. Размер: 80кб.
    16. Расточитель. Действие 4.
    Входимость: 2. Размер: 45кб.
    17. Импровизаторы
    Входимость: 2. Размер: 39кб.
    18. Расточитель. Действие 2.
    Входимость: 2. Размер: 45кб.
    19. Расточитель
    Входимость: 2. Размер: 38кб.
    20. Некуда. Книга 2. Глава 19.
    Входимость: 2. Размер: 22кб.
    21. Час воли божией
    Входимость: 2. Размер: 60кб.
    22. Жемчужное ожерелье. Глава 4.
    Входимость: 2. Размер: 5кб.
    23. Воительница. Глава 3
    Входимость: 2. Размер: 78кб.
    24. Запечатленный ангел. Глава 7.
    Входимость: 1. Размер: 10кб.
    25. Островитяне. Примечания.
    Входимость: 1. Размер: 33кб.
    26. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 7.
    Входимость: 1. Размер: 41кб.
    27. Островитяне. Глава 27.
    Входимость: 1. Размер: 17кб.
    28. Грабеж Главы 15-17.
    Входимость: 1. Размер: 14кб.
    29. На ножах. Часть 6. Глава 11.
    Входимость: 1. Размер: 10кб.
    30. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 4.
    Входимость: 1. Размер: 55кб.
    31. Заячий ремиз. Примечания.
    Входимость: 1. Размер: 23кб.
    32. Очарованный странник. Глава 7.
    Входимость: 1. Размер: 10кб.
    33. Зимний день. Глава 11.
    Входимость: 1. Размер: 7кб.
    34. Человек на часах
    Входимость: 1. Размер: 43кб.
    35. На ножах. Часть 1. Глава 10.
    Входимость: 1. Размер: 19кб.
    36. Смех и горе. Главы 10-14.
    Входимость: 1. Размер: 18кб.
    37. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 3.
    Входимость: 1. Размер: 80кб.
    38. Житие одной бабы
    Входимость: 1. Размер: 19кб.
    39. Загон. Глава 6.
    Входимость: 1. Размер: 13кб.
    40. Некуда. Книга 1. Глава 2.
    Входимость: 1. Размер: 6кб.
    41. На ножах. Часть 1. Глава 9.
    Входимость: 1. Размер: 17кб.
    42. Котин доилец и Платонида. Глава 6
    Входимость: 1. Размер: 2кб.
    43. Оскорбленная Нетэта. Глава 7.
    Входимость: 1. Размер: 23кб.
    44. Воительница. Глава 5
    Входимость: 1. Размер: 43кб.
    45. Очарованный странник. Глава 2.
    Входимость: 1. Размер: 16кб.
    46. Соборяне. Часть 1. Глава 8.
    Входимость: 1. Размер: 9кб.
    47. Некуда. Книга 3. Глава 24.
    Входимость: 1. Размер: 20кб.
    48. На ножах. Примечания.
    Входимость: 1. Размер: 27кб.
    49. Пустоплясы
    Входимость: 1. Размер: 25кб.
    50. Интересные мужчины. Глава 18.
    Входимость: 1. Размер: 6кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Заячий ремиз. Главы 20-24.
    Входимость: 5. Размер: 35кб.
    Часть текста: делать, чтобы заслужить на одобрение? А он паки так тихо, як и тожде, говорит: — Это нельзя указать на всякий случай отдельно, а вообще старайся, як можно больше угождай против новых судов, а там, може, и в самом деле господь направит в твои руки какого-нибудь потрясователя. Тогда цапай. — О, — говорю, — только дай господи, чтоб он был! И еду назад домой успокоенный и даже в приятной мечте, и приехал домой с животным благоволением, и положился спать, помолясь богу, и даже просто вызывал потрясователя из отдаленной тьмы и шепотал ему: «Приходи, друже! Не бойся, чего тобі себя долго томить! Ведь долго или коротко, все равно, душко мое, твоя доля пропаща; но чем ты сдашься кому-нибудь, человеку нечувствительному или у которого уже есть орден, то лучше сдайся мне! Я тебя, душко, и покормлю хорошо, и наливки дам пить, и в бане помыю, а по смерти, когда тебя задавят, я тебя помнить обещаюсь...» А он все не идет, и опять меня томит забота: как бы его найти и поймать? И думаешь, и не спишь, и молишься, и даже все спутаешь вместе, мечты и молитвы. Читаешь: «Господи! аще хощу или аще не хощу, спаси мя, и аще мечты мои безумны...» и тут вдруг опомнишься, и все бросишь, и начинаешь соображать. Сказано, что хорошо стараться ни в чем не уважать суду, да як же таки, помилуйте меня, я, малый полицейский чин, который только с певчими курс кончил, и вдруг я смею не уважать университанта, председателя того самого велегласного судилища, которое приветствовано с такой радостью! Возможно ли? Правда, что всенепобедимый Вековечкин изъяснил, что «приветствия ничего не значат!» «И ты, — сказал он, — где сие необходимо — приветствуй, а сам все подстроивай ему в пику, так, щоб везде выходили какие-нибудь...
    2. На ножах. Часть 2. Глава 3.
    Входимость: 5. Размер: 15кб.
    Часть текста: которые он застал здесь на самом деле, превзошли его ожидания и поразили его. Никакой прежней раскольничьей нетерпимости и тени не было. Ученики в три года ушли много дальше своего учителя и представляли силу, которой ужаснулся сам Горданов. Какие люди! какие приемы! просто загляденье! Вот один уже заметное лицо на государственной службе; другой - капиталист; третий - известный благотворитель, живущий припеваючи на счет филантропических обществ; четвертый - спирит и сообщает депеши из-за могилы от Данта и Поэ; пятый - концессионер, наживающийся на казенный счет; шестой - адвокат и блистательно говорил в защиту прав мужа, насильно требующего к себе свою жену; седьмой литераторствует и одною рукой пишет панегирики власти, а другою - порицает ее. Все это могло поразить даже Горданова, и поразило. Ясно, что его обогнали и что ему, чтобы не оставаться за флагом, надо было сделать прыжок через все головы. Он и не сробел, потому что он тоже приехал не с простыми руками и с непустой головой: у него в заповедной сумке было спрятано мурзамецкое копье, от которого сразу должна была лечь костьми вся несметная рать и сила великая. Богатырю нашему только нужно было к тому копью доброе древко, и он немедленно же пустился поискать его себе в давно знакомом чернолеске. Павел Николаевич вытребовал Ванскок, приветил ее, дал ей двадцать пять рублей на бедных ее староверческого прихода (которым она благотворила втайне) и узнал от нее, что литераторствующий ростовщик Тихон Кишенский развернул будто бы огромные денежные дела. Павел Николаевич в этом немножко поусомнился. - На большие дела, голубка Ванскок, нужны и не малые деньги, - заметил он своей гостье, нежась пред нею на диване. - А разве же у него их не было? - прозвенела в ответ Ванскок. - Были? Вы "бедная пастушка, ваш мир лишь этот луг" и вам простительно не знать, что такое нынче называется порядочные деньги. Вы ведь небось...
    3. Некуда. Книга 3. Глава 17.
    Входимость: 4. Размер: 18кб.
    Часть текста: с кем не говорила. В эти же дни Николай Степанович Вязмитинов получил командировку, взял подорожную и собирался через несколько дней уехать месяца на два из Петербурга, и, наконец, в один из этих дней Красин обронил на улице свой бумажник, о котором очень сожалел, но не хотел объявить ни в газетах, ни в квартале и даже вдруг вовсе перестал говорить о нем. Вечером последнего из этих трех дней Женни сидела у печки, топившейся в ее спальне. На коленях она держала младшего своего ребенка и, шутя, говорила ему, как он будет жить и расти. Няня Абрамовна сидела на кресле и сладко позевывала. — Будем красавицы, умницы, добрые, будут нас любить, много, много будут нас любить, — говорила Евгения Петровна с рас становкой, заставляя ребенка ласкать самого себя по щечкам собственными ручонками. — Гадай, гадай, дитятко, — произнесла в ответ ей старуха. — Да уж угадаем, уж угадаем, — шутила Женни, целуя девочку. — А на мой згад, как фараон-царь мальчиков побивал, так теперь следует выдать закон, чтоб побивали девочек. — За что это нас убивать? за что убивать нас? — относилась Женни к ребенку. — А за то, что нынче девки не в моде. Право, посмотришь, свет-то навыворот пошел. Бывало, в домах ли где, в собраниях ли каких, видишь, все-то кавалеры с девушками, с барышнями, а барышни с кавалерами, и таково-то славно, таково-то весело и пристойно. Парка парку себе отыскивает. А нынче уж нет! Все пошло как-то таранты на вон. Все мужчины, как идолы какие оглашенные, все только около замужних,женщин так и вертятся, так и кривляются, как пауки; а те тоже чи-чи-чи! да га-га-га! Сами на шею и вешаются. Женни засмеялась. — Гадостницы, — проговорила Абрамовна. Кто-то позвонил у дверей. Абрамовна встала и отперла. Вошел Райнер. — Идите сюда, Василий Иванович, здесь печечка...
    4. Соборяне. Часть 3. Глава 14.
    Входимость: 4. Размер: 5кб.
    Часть текста: разумного. — Вы его украли? — Украл. — Да это просто черт знает что! — Да как же не черт знает что: быть другом и приятелем, вместе Россию собираться уничтожить, и вдруг потом аттестовать меня чуть не последним подлецом и негодяем! Нет, батенька: это нехорошо, и вы за то мне совсем другую аттестацию пропишите. Борноволоков вскочил и заходил. — Сядьте; это вам ничего не поможет!— приглашал Термосесов. — Надо кончить дело миролюбно, а то я теперь с этим вашим письмецом, заключающим указания, что у вас в прошедшем хвост не чист, знаете куда могу вас спрятать? Оттуда уже ни полячишки, ни кузина Нина не выручат. Борноволоков нетерпеливо хлопнул себя по ляжкам и воскликнул: — Как вы могли украсть мое письмо, когда я его сам своими руками опустил в почтовый ящик? — Ну вот, разгадывайте себе по субботам: как я украл? Это уже мое дело, а я в последний раз вам говорю: подписывайте! На первом листе напишите вашу должность, чин, имя и фамилию, а на копии с вашего письма сделайте скрепу и еще два словечка, которые я вам продиктую. — Вы... вы мне продиктуете? — Да, да; я вам продиктую, а вы их напишите и дадите мне тысячу рублей отсталого. — Отсталого!.. за что? — За свой покой без меня. — У меня нет тысячи рублей. — Я вам под расписку поверю. Рублей сто, полтораста наличностью, а то я подожду... Только уж вот что: разговаривать я долго не буду: вуле-ву, так вуле-ву, а не вуле-ву, как хотите: я вам имею честь откланяться и удаляюсь. Борноволоков шагал мимо по комнате. — Думайте, думайте! такого дела не обдумавши не следует делать, но только все равно ничего не выдумаете: я свои дела аккуратно веду,— молвил Термосесов. — Давайте я подпишу,— резко сказал Борноволоков. — Извольте-с! Термосесов обтер полой перо, обмакнул его в чернило и почтительно подал Борноволокову вместе с копией его письма к петербургской...
    5. Заячий ремиз. Главы 5-9.
    Входимость: 4. Размер: 30кб.
    Часть текста: всего очень много, но особенно оригинальности и неожиданности. Начну с того, что так учиться, как я обучался, — я думаю, едва ли кому другому из образованных людей трафилось. А и с тем, однако, я все-таки еще в люди вышел, и заметьте, должность какую сразу получил, и судил, и допрашивал, и немалую пользу принес, и жил бы до века, если бы не романс: «И, может быть, мечты мои безумны!..» Ах, слушайте, ведь я учился всем наукам в архиерейском хоре! Помилуйте-с! А как я оттуда прямо на цивильную должность попал — это тоже замечательно, но только непременно надо вам немножко знать, как у нас лежит наше село Перегуды, ибо иначе вы никак не поймете того, что придет о моем отце, о рыбе налиме и о благодетеле моем архиерее, и как я до него пристал, а он меня устроил. Оно, то есть село наше, видите, совершенно как в романах пишут, раскинуто в прекрасно живописной местности, где соединялись, чи свивались, две реки, обе недостойные упоминания по их неспособности к судоходству. И есть у нас в Перегудах все, что красит всеми любимую страну Малороссию: есть сады, есть ставы, есть тополи, и белые хаты, и бравые паробки и чернобрыви дівчата. И всего люду там теперь наплодилось более чем три тысячи душ, порассеянных в беленьких хатках. Про нашу Малороссию всё это уже много раз описывали такие великие паны, как Гоголь, и Основьяненко, и Дзюбатый, после которых мне уже нечего и соваться вам рассказывать. Особенности же, какие были у нас в Перегудах, состояли в том, что у нас в одном селении да благодаря бога было аж одиннадцать помещиков, и по них одиннадцать панских усадьб, и все-то домики по большей части были зворочены окнами на...

    © 2000- NIV