• Приглашаем посетить наш сайт
    Вересаев (veresaev.lit-info.ru)
  • Cлово "ЛГАТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ЛГИ, ЛЖЕТ, ЛЖЕШЬ, ЛГАЛА

    1. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 12.
    2. Зимний день. Глава 3.
    Входимость: 8.
    3. Некуда. Книга 1. Глава 5.
    Входимость: 5.
    4. Томленье духа
    Входимость: 4.
    5. На ножах. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 4.
    6. Смех и горе. Главы 45-49.
    Входимость: 4.
    7. Котин доилец и Платонида. Глава 19
    Входимость: 3.
    8. Старые годы в селе Плодомасове. Приложение.
    Входимость: 3.
    9. Полунощники. Глава 7.
    Входимость: 3.
    10. Сошествие в ад
    Входимость: 3.
    11. Домашняя челядь
    Входимость: 3.
    12. Смех и горе. Примечания
    Входимость: 3.
    13. Воительница. Глава 3
    Входимость: 3.
    14. Полунощники. Глава 10.
    Входимость: 2.
    15. На ножах. Часть 1. Глава 8.
    Входимость: 2.
    16. Павлин. Глава 9.
    Входимость: 2.
    17. На ножах. Часть 3. Глава 6.
    Входимость: 2.
    18. На ножах. Часть 4. Глава 13.
    Входимость: 2.
    19. Загон. Глава 6.
    Входимость: 2.
    20. Письма. Щебальскому П.К. 10 ноября 1875 г.
    Входимость: 2.
    21. На ножах. Часть 1. Глава 7.
    Входимость: 2.
    22. Загадочный человек. Главы 5-9.
    Входимость: 2.
    23. Русское тайнобрачие
    Входимость: 2.
    24. Великосветские безделки
    Входимость: 2.
    25. Заячий ремиз. Главы 10-14.
    Входимость: 2.
    26. Обойденные. Часть 3. Глава 4.
    Входимость: 2.
    27. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Приложение.
    Входимость: 2.
    28. Загадочный человек. Главы 20-24.
    Входимость: 2.
    29. Пагубники
    Входимость: 2.
    30. Соборяне. Часть 2. Глава 4.
    Входимость: 2.
    31. Заметки неизвестного. Глава 21.
    Входимость: 2.
    32. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 11.
    Входимость: 1.
    33. Заячий ремиз. Главы 20-24.
    Входимость: 1.
    34. На ножах. Часть 5. Глава 6.
    Входимость: 1.
    35. Детские годы. Глава 21.
    Входимость: 1.
    36. Синодальный философ. Глава 3.
    Входимость: 1.
    37. На ножах. Часть 4. Глава 7.
    Входимость: 1.
    38. Письма. Щебальскому П.К. 15 января 1876 г.
    Входимость: 1.
    39. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 7.
    Входимость: 1.
    40. Скоморох Памфалон. Глава 7.
    Входимость: 1.
    41. Инженеры-бессребреники. Глава 3.
    Входимость: 1.
    42. На ножах. Часть 6. Глава 21.
    Входимость: 1.
    43. Колыванский муж. Глава 12.
    Входимость: 1.
    44. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 4.
    Входимость: 1.
    45. На ножах. Часть 6. Глава 9.
    Входимость: 1.
    46. Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Примечания.
    Входимость: 1.
    47. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 2.
    Входимость: 1.
    48. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Глава 5.
    Входимость: 1.
    49. Некуда. Книга 3. Глава 15.
    Входимость: 1.
    50. Письма. Суворину А.С. 3 февраля 1881 г.
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 12. Размер: 58кб.
    Часть текста: и уважением. Стойкость, строгая справедливость и дальновидный дипломатический ум можно ставить главными чертами, способными характеризовать личность старого войта. Сын такого отца, Игнатий Долинский не наследовал всех родительских качеств. Он был человек очень честный в буржуазном смысле этого слова, и даже неглупый, но ленивый, вялый, беспечный и ко всему всесовершенно равнодушный. Жена Игнатия Долинского, сиротка, выросшая "в племянницах" в одном русском купеческом доме, принадлежала к весьма немалочисленному разряду наших с детства забитых великорусских женщин, остающихся на целую жизнь безответными, сиротливыми детьми и молитвенницами за затолокший их мир божий. Игнатий Долинский неспособен был разбудить в своей безответно доброй жене ни смелости, ни воли, ни энергии. Выйдя замуж и рожая детей, она оставалась таким же сиротливым и бесхитростным ребенком, каким была в доме своего московского дяди и благодетеля. Жизнь в Киеве, на высоком Печерске, в нескольких шагах от златоверхой лавры, вечно полной богомольцами, стекающимися к родной святыне от запада, и севера, и моря, рельефнее всего выработала в характере Долинской одну черту, с детства спавшую в ней в зародыше. С каждым годом Ульяна Петровна Долинская становилась все религиознее; постилась все строже, молилась больше; скорбела о людской злобе и не выходила из церкви или от...
    2. Зимний день. Глава 3.
    Входимость: 8. Размер: 7кб.
    Часть текста: называлась иначе, то мне это все равно: это обычаи человеческие»! — Как это смешно! — Ужасно смешно. «Обычаи человеческие»... А то еще у них есть «непосредственные обязанности к богу». Но я сама из деревенских барышень и люблю иногда с прислугой поразговаривать. Я и говорю: «Я буду звать тебя Катей, и ты должна откликаться». Отвечает: «Слушаю-с!»— «И еще, говорю, я тебе забыла сказать, что к твоим обязанностям тоже должно относиться, чтобы ты помогала кухарке убирать посуду и подтирала мокрою тряпкой крашеные полы в дальних комнатах». Но что же-с, полы она подтирала и мне на мой зов «Катею» откликалась, а если кто из моих знакомых ее спросит, как ее имя, она всем упорно отвечает: «Федора». Я ей говорю: «Послушай, моя милая! Ведь тебе же сказано и ты должна помнить, что ты теперь Катя! Зачем же ты противоречишь?» А она начинает резонировать: «Я, говорит, сударыня, на ваше приказание откликаюсь, так как вы сказали, что это такой порядок в вашем доме, и мне это не вредит: но сама я лгать не могу...» — «Что за вздор!» — «Нет, говорит, я лгать не могу, — мне это вредит». — Какова штучка! — воскликнула гостья. — Она себе вредить не желает! — О, не желает!.. Да ведь еще и как!.. Это что-то пунктуальное, что-то узкое и упрямое, как сам Мартын Иваныч Лютер. Ах, как я не люблю это сухое лютеранство! И как хорошо, что теперь за них у нас ...
    3. Некуда. Книга 1. Глава 5.
    Входимость: 5. Размер: 20кб.
    Часть текста: руку стоявшему перед ней без шапки Никитушке. — Довез, старина, благополучно? — Благополучно доставил, матушка Агния Николаевна, — отвечал старик, почтительно целуя игуменьину руку. — Ну и молодец. Игуменья погладила Никитушку по его седой голове и, обратясь к рыжей девушке, таскавшей из тарантаса вещи, скомандовала: — Экипаж на житный двор, а лошадей в конюшню. Тройку рабочих пусть выведут пока из стойл и поставят под сараем, к решетке. Они смирны, им ничего не сделается. А мы пойдемте в комнаты, — обратилась она к ожидавшим ее девушкам и, взяв за руки Лизу и Женни, повела их на крыльцо. — Ах, и забыла совсем! — сказала игуменья, остановясь на верхней ступеньке. — Никитушка! винца ведь не пьешь, кажется? — Не пью, матушка Агния Николаевна. — Ну, отпрягши-то приходи ко мне на кухню; я тебя велю чайком попоить; вечером сходи в город в баню с дорожки; а завтра пироги будут. Прощай пока, управляйся, а потом придешь рассказать, как ехалось. Татьяну видел в Москве? — Видел, матушка. — Ну что? — Ничего, матушка, живет. — Ну, с богом, управляйся да приходи чай пить. Пойдемте, детки. С чистенького крылечка игуменьиной кельи была дверь в такие же чистенькие, но довольно тесные сени, с двумя окнами по сторонам входной двери. В этих сенях, кроме двери, выходящей на крыльцо, было еще трое дверей. Одни, направо, вели в жилые...
    4. Томленье духа
    Входимость: 4. Размер: 18кб.
    Часть текста: тогда на его место был взят Коза, который ранее этого жил уже в нескольких помещичьих домах в околотке, но нигде долго не уживался. Говорили, что он человек очень смирный и хороший, но "с фантазиями". Его к нам и приняли с таким уговором, чтобы жил с нами и учил нас по-немецки, но никаких своих фантазий не смел бы показывать. Он взялся это исполнять, и месяца три исполнял очень хорошо, но потом вдруг не выдержал и показал такую фантазию, как будто и не давал никакого зарока. Летом раз заехала к дяде, по дороге в своё имение, губернаторша с сыном, мальчиком лет одиннадцати, очень избалованным и непослушным. Мы пошли в фруктовый сад, и там этот гость оборвал какую-то редкостную сливу, плоды которой были у дяди на счету. Мы испугались его поступка и дали себе клятву во всём запираться и ничего не сказывать. Дядя вечером пошёл в сад и увидал, что слива оборвана. Он рассердился, позвал садовникова сына, мальчика Костю, и стал его спрашивать: кто оборвал сливу? Костя не знал, и на него упало подозрение, что эту сливу оборвал он и теперь запирается. Его за это велели высечь крыжовником, а он испугался и сказал, что будто в самом деле он съел сливы. Тогда его всё-таки высекли. А мы знали, кто оборвал, но ничего не говорили, чтобы не нарушать клятву и не пристыдить своего гостя, но к вечеру некоторых из нас это стало...
    5. На ножах. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 4. Размер: 29кб.
    Часть текста: ему почтение хозяина и слуг. Павел Николаевич на первых же порах объявил, что он будет жить здесь не менее двух месяцев, договорил себе у содержателя гостиницы особого слугу, самого представительного и расторопного изо всего гостиничного штата, лучший экипаж с кучером и парою лошадей, - одним словом, сразу стал не на обыкновенную ногу дюжинного проезжающего, а был редким и дорогим гостем. Его огромные юфтовые чемоданы, строченные цветным шелком и изукрашенные нейзильберными винтами и бляхами с именем Горданова; его гардероб, обширный как у актрисы, батистовое белье, громадные портфели и несессеры, над разбором которых отряженный ему слуга хлопотал целый час, проведенный Висленевым у сестры, все это увеличивало обаяние, произведенное приезжим. Через час после своего приезда Павел Николаевич, освежившись в прохладной ванне, сидел в одном белье пред дорожным зеркалом в серебряной раме и чистил костяным копьецом ногти. Горданов вообще человек не особенно представительный: он не высок ростом, плечист, но не толст, ему тридцать лет от роду и столько же и по виду; у него правильный, тонкий нос; высокий, замечательно хорошо развитый смелый лоб; черные глаза, большие, бархатные, совсем без блеска, очень...

    © 2000- NIV