• Приглашаем посетить наш сайт
    Баратынский (baratynskiy.lit-info.ru)
  • Cлово "УПРАШИВАТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: УПРАШИВАЛ, УПРАШИВАЛА, УПРАШИВАЯ, УПРАШИВАЛИ

    1. Некуда. Книга 3. Глава 24.
    Входимость: 2. Размер: 20кб.
    2. Смех и горе
    Входимость: 2. Размер: 23кб.
    3. Отборное зерно
    Входимость: 2. Размер: 56кб.
    4. Некрещеный поп. Глава 4.
    Входимость: 2. Размер: 4кб.
    5. Некуда. Книга 1. Глава 17.
    Входимость: 1. Размер: 15кб.
    6. На ножах. Часть 5. Глава 35.
    Входимость: 1. Размер: 8кб.
    7. Томленье духа
    Входимость: 1. Размер: 18кб.
    8. Обойденные. Часть 1. Глава 16.
    Входимость: 1. Размер: 4кб.
    9. Соборяне. Часть 4. Глава 6.
    Входимость: 1. Размер: 5кб.
    10. Леди Макбет нашего уезда. Глава 14
    Входимость: 1. Размер: 9кб.
    11. На ножах
    Входимость: 1. Размер: 34кб.
    12. Товарищеские воспоминания о П. И. Якушкине
    Входимость: 1. Размер: 45кб.
    13. Некуда. Книга 2. Глава 20.
    Входимость: 1. Размер: 20кб.
    14. Островитяне. Глава 7.
    Входимость: 1. Размер: 32кб.
    15. Некуда. Книга 2. Глава 25.
    Входимость: 1. Размер: 31кб.
    16. Обойденные
    Входимость: 1. Размер: 10кб.
    17. Некуда. Книга 3. Глава 15.
    Входимость: 1. Размер: 14кб.
    18. Пигмей
    Входимость: 1. Размер: 29кб.
    19. Колыванский муж
    Входимость: 1. Размер: 7кб.
    20. Русский драматический театр в Петербурге
    Входимость: 1. Размер: 44кб.
    21. Обойденные. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 1. Размер: 6кб.
    22. Некуда. Книга 3. Глава 7.
    Входимость: 1. Размер: 13кб.
    23. Некуда. Книга 1. Глава 6.
    Входимость: 1. Размер: 24кб.
    24. На ножах. Часть 6. Глава 1.
    Входимость: 1. Размер: 9кб.
    25. Легендарные характеры. Глава 5.
    Входимость: 1. Размер: 8кб.
    26. Детские годы. Глава 2.
    Входимость: 1. Размер: 12кб.
    27. На ножах. Часть 5. Глава 36.
    Входимость: 1. Размер: 6кб.
    28. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 3.
    Входимость: 1. Размер: 25кб.
    29. Полунощники. Глава 6.
    Входимость: 1. Размер: 27кб.
    30. На ножах. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 1. Размер: 71кб.
    31. Расточитель. Действие 2.
    Входимость: 1. Размер: 45кб.
    32. Грабеж Главы 5-9.
    Входимость: 1. Размер: 36кб.
    33. На ножах. Эпилог.
    Входимость: 1. Размер: 52кб.
    34. Старые годы в селе Плодомасове. Очерк 3. Глава 5.
    Входимость: 1. Размер: 7кб.
    35. Некуда. Книга 2. Глава 10.
    Входимость: 1. Размер: 29кб.
    36. Лучший богомолец
    Входимость: 1. Размер: 28кб.
    37. Повесть о богоугодном дровоколе
    Входимость: 1. Размер: 10кб.
    38. Письма. Щебальскому П.К. 7 октября 1871 г.
    Входимость: 1. Размер: 13кб.
    39. Неоцененные услуги. Глава 7.
    Входимость: 1. Размер: 9кб.
    40. Мелочи архиерейской жизни. Глава 4.
    Входимость: 1. Размер: 16кб.
    41. На ножах. Часть 5. Глава 34.
    Входимость: 1. Размер: 15кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Некуда. Книга 3. Глава 24.
    Входимость: 2. Размер: 20кб.
    Часть текста: Книга 3. Глава 24. ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ СМЕРТЬ В Доме Согласия могли бы очень долго не хватиться Лизы, которая, выйдя от Евгении Петровны, заехала туда только на минуту, молча прошла в свою комнату, молча вышла оттуда и уехала, ничего не сказавши. В Доме Согласия все знали и странности Лизы и то, что она последнее время постоянно гостит у Вязмитиновой, так на это и не обратили никакого внимания. Вопрос: куда делась Лиза? — здесь возник только на третий день, когда встревоженная Евгения Петровна приехала узнать, что делается с Лизой. Оказалось, что Лизы третий день никто не видал и о ней ниоткуда не было никакого слуха. Начались различные соображения. Евгения Петровна съездила к Полиньке Калистратовой — Лизы там не было. У Розанова ее и не могло быть, но и туда съездили. Евгения Петровна съездила даже к баронессе Альтерзон и была ею принята очень радушно, но о Лизе нигде ни слуха. Все встревожилось: все знали, что в городе Лизе быть более не у кого. Пошли самые странные предположения, что бы это могло значить, и что теперь делать? — Надо подать объявление в квартал, — говорил Белоярцев. — Мы в таком положении, что...
    2. Смех и горе
    Входимость: 2. Размер: 23кб.
    Часть текста: семействе, куда я, дядя мой Орест Маркович Ватажков и еще двое наших общих знакомых только что вернулись с вербного базара, что стоит о Лазаревой субботе у Гостиного двора. Мы все пришли сюда прямо с этого базара и разговорились о значении праздничных сюрпризов. Семейный дом, в котором мы собрались, был из числа тех домов, где не спешат отставать от заветных обычаев. Здесь известные праздничные дни отличаются от простых дней года всеми мелочами, какими отличались эти дни у отцов и дедов. Тут непременно поздний обед при звезде накануне рождества; кутья по Предтече в крещенский сочельник; жаворонки детям 9 марта, а в воскресенье пред страстной неделей вербные подарки. Последние обыкновенно состояли из разных игрушек и сюрпризов, которые накануне с вечера закупались на вербном базаре у Гостиного двора и рано утром подвешивались на лентах под пологами детских кроваток. Каждый подарок украшался веткою вербы и крылатым херувимом... Дети были уверены, что вербные подарки им приносит сам этот вербный херувим или, как они его называли, «вербный купидон». Об этих подарках и зашла теперь речь: все находили, что подарки — прекрасный обычай, который оставляет в детских умах самые теплые и поэтические воспоминания; но дядя мой, Орест Маркович Ватажков, человек необыкновенно выдержанный и благовоспитанный, вдруг горячо запротиворечил и стал настаивать, что все сюрпризы вредны и не должны иметь места при воспитании нигде, а тем паче в России. — Потому,— продолжал дядя,— что здесь и без того что ни шаг, то сюрприз, и притом самый скверный; так зачем же вводить детей в заблуждение и приучать их ждать от внезапности чего-нибудь приятного? Я допускаю в виде сюрприза только одно — сечь ребенка. Все переглянулись; кое-кто улыбнулся. — Это и понятно, что Оресту Марковичу неприятно говорить о детях и о детстве,— сказала хозяйка.— Старые холостяки не любят детей. — Опять должен вам возражать,— ...
    3. Отборное зерно
    Входимость: 2. Размер: 56кб.
    Часть текста: переезд на самых праздниках. Благодаря таким условиям я встречал Новый год в вагоне. Настроение внутри себя я чувствовал невеселое и тяжелое. Учители благочестия внушают поверять свою совесть каждый вечер. Этого я не делаю, но при окончании прожитого года благочестивый совет наставников приходит на память, и я начинаю себя проверять. Делаю я это сразу за целый год, но зато аккуратно всякий раз остаюсь собою всесторонне недоволен. В нынешний раз мое обычное неудовольствие осложнилось еще и досадами на других — особенно на князя Бисмарка за его неуважительные отзывы о моих соотечественниках и за его недобрые на наш счет предсказания. Его железная грубость позволила ему прямо и без застенчивости сказать, что России, по его мнению, только и остается «погибнуть». Как, за что «погибнуть»?! И пошло думаться и выходить: будто как и есть за что, — будто как и не за что? А кругом меня все спит. Пять-шесть пассажиров, которых случай послал мне в попутчики, все друг от друга сторонились и все храпят в каком-то озлоблении. И стало мне стыдно от моей унылости и моего пустомыслия. И зачем я не сплю, когда всем спится? И какое мне дело до того, что сказал о нас Бисмарк, и для чего я обязан верить его предсказаниям? Лучше ничего этого «внятием не тешить», а приспособиться да заснуть, яко же и прочие человецы, и пойдет дело веселее и занимательнее. Так я и сделал: отвернулся от всех, ранее оборотившихся ко мне спинами, и начал усиленно звать сон, но мне плохо спалось с беспрестанными перерывами, пока судьба не послала мне неожиданного развлечения, которое разогнало на время мою дремоту и в то же время ободрило меня против невыгодных заключений о нашей дисгармонии. С платформы у одного маленького городка вошли два человека — один легкий на ногу, должно быть молодой, а другой — грузнее и постарше. Я, впрочем, не мог их рассмотреть, потому что фонари в вагоне были затянуты темно-синей тафтою и не пропускали ...
    4. Некрещеный поп. Глава 4.
    Входимость: 2. Размер: 4кб.
    Часть текста: не хотел близко знаться. Но Дукач об этом, по-видимому, нимало и не скорбел. Может быть, ему это даже нравилось. По крайней мере он не без удовольствия говаривал, что в жизнь свою никому не кланялся и не поклонится — и случая такого не чаял, который мог бы заставить его поклониться. Да и в самом деле и из-за чего он стал бы кого-нибудь заискивать? Волов и всякой худобы много; а если этим бог накажет,— волы попадают или что пожаром сгорит, так у него вволю и земли и лугов — все в порядке, все опять снова уродится, и он снова разбогатеет. А хоть бы и не так, то он хорошо знал в дальнем лесу один приметный дуб, под которым закопан добрый казанок с старыми рублевиками. Стоит его достать оттуда, так и без всяких хлопот можно целый век жить, и то не прожить. Что же значили ему люди? Детей, что ли, ему с ними крестить,— но у него детей не было. Или для того чтобы утешить свою Дукачиху, которая по бабьей прихоти приставала: — Что, мол, нас все боятся да нам завидуют — лучше бы сделать, чтобы нас кто-нибудь любить стал. Но стоило ли это бабье нытье казачьего внимания. И вот шли годы за годами, пронося над головою Дукача безвредно всякие житейские случайности и невзгоды, а случай, который мог заставить его поклониться людям, все-таки его не облетел мимо: теперь люди ему понадобились, чтобы дитя крестить. Всякому иному, не такому гордому человеку, как Дукач, это, разумеется, ничего бы не составляло, но Дукачу ходить, звать, да еще упрашивать, было не под стать. Да еще кого звать и кого «упрашивать»?— Уж, разумеется, не кого-нибудь, а самых первых людей: молодую поповну-щеголиху, которая ходила в деревне в полтавских шляпках, да судового паныча, что гостил об эту пору у отца диакона. Положим, это компания хорошая, но что-то страшно: ну как они откажут? Дукач помнил, что ведь не обращал внимания он не только на простых людей, но не уважал и отцу Якову, а с диаконом прямо один раз на гребле «бился» за то, что тот,...
    5. Некуда. Книга 1. Глава 17.
    Входимость: 1. Размер: 15кб.
    Часть текста: спальни вязала нитяной чулок. Перед нею на стуле сидела сестра Феоктиста и разматывала с моталки бумагу. Был двенадцатый час дня. — Это, конечно, делает тебе честь, — говорила игуменья, обращаясь к сестре Феоктисте: — а все же так нельзя. Я просила губернатора, чтобы тебе твое, что следует, от свекрови истребовали и отдали. Феоктиста не отрывала глаз от работы и молчала. Голос игуменьи на этот раз был как-то слабее обыкновенного: ей сильно нездоровилось. — Пока ты здорова, конечно, можешь и без поддержки прожить, — продолжала мать Агния, — а помилуй бог, болезни, — тогда что? — Я, матушка, здорова, — тихо отвечала Феоктиста. — Ну, да. Я об этом не говорю теперь, а ведь жив человек живое и думает. Мало ли чем господь может посетить: тогда копеечка-то и понадобится. Феоктиста вздохнула. — И опять, что не в коня корм-то класть, — рассуждала мать Агния. — Другое дело, если бы оставила ты свое доброе родным, или не родным, да людям, которые понимали бы, что ты это делаешь от благородства, и сами бы поучались ...

    © 2000- NIV