• Приглашаем посетить наш сайт
    Пастернак (pasternak.niv.ru)
  • Cлово "СДЕЛАТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: СДЕЛАЛА, СДЕЛАЛ, СДЕЛАЛИ, СДЕЛАНО

    1. Сеничкин яд
    Входимость: 30. Размер: 82кб.
    2. Соборяне. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 22. Размер: 118кб.
    3. Борьба за преобладание
    Входимость: 21. Размер: 105кб.
    4. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка. Часть 6.
    Входимость: 21. Размер: 30кб.
    5. Вдохновенные бродяги
    Входимость: 20. Размер: 77кб.
    6. На ножах. Эпилог.
    Входимость: 19. Размер: 52кб.
    7. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 1.
    Входимость: 19. Размер: 51кб.
    8. Под Рождество обидели. Обуянная соль
    Входимость: 19. Размер: 33кб.
    9. Леон дворецкий сын
    Входимость: 18. Размер: 51кб.
    10. Жидовская кувырколлегия
    Входимость: 18. Размер: 62кб.
    11. По поводу "Крейцеровой сонаты"
    Входимость: 18. Размер: 39кб.
    12. Воительница. Глава 3
    Входимость: 18. Размер: 78кб.
    13. Случай у Спаса в Наливках
    Входимость: 17. Размер: 67кб.
    14. Томленье духа
    Входимость: 17. Размер: 18кб.
    15. Тупейный художник
    Входимость: 17. Размер: 50кб.
    16. Загадочный человек. Главы 40-44.
    Входимость: 16. Размер: 31кб.
    17. Некуда. Книга 1. Глава 30.
    Входимость: 16. Размер: 75кб.
    18. Кадетский монастырь
    Входимость: 16. Размер: 65кб.
    19. Штопальщик
    Входимость: 16. Размер: 36кб.
    20. Легенды о совестном Даниле
    Входимость: 15. Размер: 39кб.
    21. Ракушанский меламед
    Входимость: 15. Размер: 80кб.
    22. Обман
    Входимость: 15. Размер: 68кб.
    23. Полунощники. Глава 6.
    Входимость: 15. Размер: 27кб.
    24. Легендарные характеры. Глава 2.
    Входимость: 15. Размер: 47кб.
    25. Отборное зерно
    Входимость: 15. Размер: 56кб.
    26. Пагубники
    Входимость: 15. Размер: 75кб.
    27. На ножах. Часть 2. Глава 12.
    Входимость: 14. Размер: 27кб.
    28. Расточитель. Действие 2.
    Входимость: 14. Размер: 45кб.
    29. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Приложение.
    Входимость: 14. Размер: 80кб.
    30. Путимец. Из апокрифических рассказов о Гоголе.
    Входимость: 14. Размер: 57кб.
    31. На ножах
    Входимость: 13. Размер: 34кб.
    32. Еврей в России
    Входимость: 13. Размер: 105кб.
    33. Мелочи архиерейской жизни. Глава 12.
    Входимость: 13. Размер: 46кб.
    34. Антука
    Входимость: 13. Размер: 55кб.
    35. Грабеж Главы 5-9.
    Входимость: 13. Размер: 36кб.
    36. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 8.
    Входимость: 13. Размер: 67кб.
    37. Заячий ремиз. Главы 15-19.
    Входимость: 13. Размер: 38кб.
    38. Заметки неизвестного. Глава 21.
    Входимость: 13. Размер: 30кб.
    39. Человек на часах
    Входимость: 12. Размер: 43кб.
    40. Легендарные характеры
    Входимость: 12. Размер: 32кб.
    41. Сказание о Федоре-христианине и о друге его Абраме-жидовине
    Входимость: 12. Размер: 46кб.
    42. Легендарные характеры. Глава 3.
    Входимость: 12. Размер: 38кб.
    43. Час воли божией
    Входимость: 12. Размер: 60кб.
    44. Пигмей
    Входимость: 11. Размер: 29кб.
    45. Оскорбленная Нетэта. Глава 7.
    Входимость: 11. Размер: 23кб.
    46. Русский демократ в Польше
    Входимость: 11. Размер: 36кб.
    47. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка. Примечания.
    Входимость: 11. Размер: 97кб.
    48. На ножах. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 11. Размер: 71кб.
    49. На ножах. Часть 3. Глава 3.
    Входимость: 11. Размер: 43кб.
    50. Мелочи архиерейской жизни. Глава 14.
    Входимость: 11. Размер: 24кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Сеничкин яд
    Входимость: 30. Размер: 82кб.
    Часть текста: по-видимому, условия для того, чтобы такая вредная гадость, как "Сеничкин яд", туда ни под каким видом проникать не могла. Наконец, существует ещё и третье объяснение, и оно, может быть, самое правильное, что "Сеничкин яд" это и есть та самая "прелесть, юже издревле изблева змий". Словом, это изобретение самого сатаны и изобретение, как сам чёрт, старое. Судя по необыкновенной скрытности заражения "Сеничкиным ядом", пристойно думать, что всего вернее это - действительно дело змия. Впрочем, основательно разобраться в этом за давностью лет чрезвычайно трудно, но очень любопытно проследить, как "Сеничкин яд" распространился в русском обществе в годы, предшествовавшие рождению нашего поколения, которое несёт на себе сугубое обвинение за изобретение "яда". Это здесь и предлагается. Материал для наблюдения, как распространялся и действовал "Сеничкин яд" в тридцатых годах нашего столетия, мы находим в записках магистра 2-го курса московской духовной академии и профессора вифанской семинарии, а впоследствии синодального секретаря Филиппа Филипповича Исмайлова, драгоценнейшею чертою характера которого надо считать его правдивость , часто совсем не щадящую его собственного самолюбия. Педагогические наблюдения и заметки Исмайлова интересны не менее рассказанных уже по его запискам любовных и брачных эпизодов "глухой поры" тридцатых годов. Здесь мы увидим лжепатриотизм и лжеумствования лукавых людей, совершавших на полной свободе любопытный опыт воспитания государственных деятелей на такой манер, как их в чужих краях не воспитывают, т. е. в особенном самобытном русском направлении. Всё это, по моему мнению, исполнено живого исторического интереса и вполне достойно внимания просвещённых людей, дорожащих благоденствием своей родины. "История учит" , и знать старые ошибки полезно для того, чтобы не желать повторять их наново. ГЛАВА ВТОРАЯ Дом, где жил и волею-неволею производил свои житейские наблюдения магистр...
    2. Соборяне. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 22. Размер: 118кб.
    Часть текста: Говорил плавно и менее пышно, чем естественно. Владыка одобрили сию мою пробу пера. Однако же впоследствии его преосвященство призывал меня к себе и, одобряя мое слово вообще, в частности же указал, дабы в проповедях прямого отношения к жизни делать опасался, особливо же насчет чиновников, ибо от них-де чем дальше, тем и освященнее. Но за прошлое сказание не укорял и даже как бы одобрил. 1832 года, декабря 18-го , был призван высокопреосвященным и получил назначение в Старгород, где нарочито силен раскол. Указано противодействовать оному всячески. 1833 года, в восьмой день февраля , выехал с попадьей из села Благодухова в Старгород и прибыл сюда 12-го числа о заутрене. На дороге чуть нас не съела волчья свадьба. В церкви застал нестроение. Раскол силен. Осмотревшись, нахожу, что противодействие расколу по консисторской инструкции дело не важное, и о сем писал в консисторию и получил за то выговор». Протоиерей пропустил несколько заметок и остановился опять на следующей: «Получив замечание о бездеятельности, усматриваемой в недоставлении мною обильных доносов, оправдывался, что в расколе делается только то, что уже давно всем известно, про что и писать нечего, и при сем добавил в сем рапорте, что наиглавнее всего, что церковное духовенство находится в крайней бедности, и того для, по человеческой слабости, не противодейственно подкупам и даже само немало потворствует расколу, как и другие прочие сберегатели православия, приемля даяния раскольников. Заключил, что не с иного чего надо бы начать, к исправлению скорбей церкви, как с изъятия самого духовенства из-под тяжкой зависимости. Образцом сему показал раскольничьи сравнения синода с патриаршеством и сим надеялся и деятельность свою оправдать и очередной от себя донос отбыть, но за опыт...
    3. Борьба за преобладание
    Входимость: 21. Размер: 105кб.
    Часть текста: суть в роде своём. (Лук., XVI, 8) Профессор киевской духовной академии Филипп Алекс. Терновский поместил в одной из книжек духовного журнала "Странник" небольшой, но прелюбопытный отрывок из воспоминаний бывшего синодального секретаря Ф. И. Исмайлова. Период времени, описываемый покойным Исмайловым, - двадцать лет его служения в синоде, с 1820 по 1840 год, именно те самые годы, когда совершилась замечательная в истории синода борьба членов синодального присутствия с обер-прокурорами. Отсюда понятно, какой живой интерес должны иметь для истории правдивые воспоминания близкого свидетеля этой борьбы, нередко даже принимавшего в ней участие и, наконец, в заключение существенно от неё пострадавшего. Мы берём из этого отрывка только самые существеннейшие черты, которые выясняют нечто до сих пор в этой истории неясное, и стараемся привести то, что нам самим известно из других записок или рассказов современников, которых еще немало находится в живых. Абрисы и рассказы секретаря Исмайлова очень безыскусственны и местами даже просты до наивности, но этим они внушают большое доверие к автору, - человеку, который, как мы сейчас увидим, представляется очень добрым, тепло верующим и совестливым. Но, несмотря на всю непритязательность и скромность воспоминаний Исмайлова, они в некоторых случаях заставляют отдать им полное предпочтение перед тем, что начертано рукою более или менее фразистых некрологистов и тенденциозных историков. Исмайлов своими чистосердечно раскрытыми воспоминаниями не только сообщает много любопытных частностей о событиях, главные пружины которых кроются до сих пор в хаосе канцелярского хлама, но и безыскусственно ловит на бумагу такие штрихи, которые сразу наводят на известные исторические лица совсем не ту игру, которая застыла на их портретах, списанных по правилам мертвой рутины. Борьба за влияние в синоде, как известно,...
    4. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка. Часть 6.
    Входимость: 21. Размер: 30кб.
    Часть текста: раз писали мне, что Вам опротивели вымыслы, а я Вам отвечал тогда, что я не чувствую в себе сил и подготовки, чтобы принять новое направление в деятельности. Это была простая перемолвка. С тех пор прошло кое-что новое, и многие приступают с тем, что "надо-де давать положительное в вере ", и просят от меня трудов в этом направлении, а то, что делаю, - представляют за ошибочное. Это меня смущает. Вера моя вполне совпадала с Вашею и с верою Амиэля. Положительного я знаю только то, что есть у Амиэля, у Вас, у Сократа, Сенеки, Марка Аврелия и других Богочтителей, но не истолкователей непостижимого. Хотят не того, и этого хотят не какие-нибудь плохие, а хорошие люди, которые как будто наскучили блужданием и служением Богу в пустыне, и хотят видеть и осязать его, а я, конечно, знаю, к чему это вело людей ранее, и к чему ведет и уже привело иных теперь, - и я от этого служения отвергаюсь и положил: продолжать делать то, что я умею делать, то есть "помогать очищению храма изгнанием из него торгующих в нем". Это сказал кому-то о себе Каульбах, и мне это давно показалось соответствующим моему уму, моему духу и моим способностям. Я не могу "показывать живущего во святая святых" и считаю, что мне не следует за это браться. Мне столько не дано, и с меня это не спросится. Но "горница должна быть выметена и постлана" ранее, чем в нее придет "друг всяческой чистоты". Работая над тем, над чем я работаю, то есть соскребая пометы и грязь "купующих и продающих" в храме живого Бога, - я думаю, что я делаю маленькую долю своего дела, то есть дела по моим средствам, - дела, с которым я привык уже обращаться и достиг некоторого успеха. Я думаю, что делание это и теперь (и даже особенно теперь ) вовсе еще не бесполезно, а напротив - оно нужно, и я могу и должен, его продолжать; а не устремляться к осуществлению задач, которых я не могу выполнить. Словом, я хочу оставаться выметальщиком сора, а не толкователем Талмуда, и я...
    5. Вдохновенные бродяги
    Входимость: 20. Размер: 77кб.
    Часть текста: Вдохновенные бродяги (Удалецкие "скаски") "Величие народа в том, Что носит в сердце он своём". Ап. Майков. "И ложные слухи в народе показывают стремление этого народа к известной цели". Еписк. Порфирий Успенский (См. "Книга бытия моего", т. 1, стр. 357) I "Скасками" назывались в России сообщения, которые "бывалые" люди, по возвращении из своих удалых прогулок, подавали своим милостивцам или правителям, а иногда и самим государям. В "скасках" удальцы обыкновенно повествовали о своих странствиях и приключениях, об удали в боях и о страданиях в плену у чужеземцев, которые всегда старались наших удальцов отклонить от любви к родине и привлечь богатыми дарами в своё подданство; но только наши люди обыкновенно оставались непоколебимо верны своему царю и отечеству и все соблазны чужих людей отвергали и постыждали, а потом этим вдохновенно хвастались. Более или менее интересное сочетание былей с небылицами в этом роде составляет главное содержание всех "скасок", а характерные черты их бродяжных героев - это отвага, терпенье и верность. За эти добродетели скасочники просили себе награды, и "скаска" затем и подавалась. "Скаскам", которые сочиняли о себе вдохновенные бродяги, у нас легко верили, их читали заместо путешествий, и они доставляли удовольствие высоким лицам, которые не читали ничего лучшего, а составители "скасок" получали через это славу от соотчичей и награды за удальство от правителей и государей. Разумеется, до полных результатов в этом роде достигали не все "скаски", а только такие, которые были сложены особенно хорошо, то есть любопытно и "лестно" в патриотическом смысле. Таким милостивцы давали "высший ход" и сочинения эти доходили до царских палат и теремов, откуда...

    © 2000- NIV