• Приглашаем посетить наш сайт
    Вяземский (vyazemskiy.lit-info.ru)
  • Cлово "ОТВЕЧАТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ОТВЕЧАЛА, ОТВЕЧАЛ, ОТВЕЧАЕТ, ОТВЕЧАЮ

    1. Сказание о Федоре-христианине и о друге его Абраме-жидовине
    Входимость: 34.
    2. На ножах. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 32.
    3. Воительница. Глава 3
    Входимость: 32.
    4. Заячий ремиз. Главы 15-19.
    Входимость: 30.
    5. Некуда. Книга 1. Глава 30.
    Входимость: 28.
    6. Соборяне. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 28.
    7. На ножах. Часть 3. Глава 5.
    Входимость: 26.
    8. Жидовская кувырколлегия
    Входимость: 25.
    9. На краю света. Ранняя редакция.
    Входимость: 23.
    10. Грабеж Главы 5-9.
    Входимость: 23.
    11. Очарованный странник. Глава 5.
    Входимость: 22.
    12. Заячий ремиз. Главы 5-9.
    Входимость: 21.
    13. Русское тайнобрачие. Глава 5.
    Входимость: 20.
    14. Леон дворецкий сын
    Входимость: 19.
    15. Обман
    Входимость: 18.
    16. Кадетский монастырь
    Входимость: 18.
    17. Голос природы
    Входимость: 18.
    18. Белый орел
    Входимость: 17.
    19. На ножах. Эпилог.
    Входимость: 17.
    20. Заячий ремиз. Главы 25-30.
    Входимость: 17.
    21. Заячий ремиз. Главы 20-24.
    Входимость: 16.
    22. Смех и горе. Главы 10-14.
    Входимость: 16.
    23. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 1. Глава 21.
    Входимость: 16.
    24. Легендарные характеры. Глава 2.
    Входимость: 16.
    25. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Приложение.
    Входимость: 16.
    26. Час воли божией
    Входимость: 16.
    27. Фигура
    Входимость: 16.
    28. Русское тайнобрачие. Глава 4.
    Входимость: 15.
    29. Некуда. Книга 2. Глава 3.
    Входимость: 15.
    30. Некуда. Книга 2. Глава 4.
    Входимость: 15.
    31. Некуда. Книга 3. Глава 2.
    Входимость: 15.
    32. Пагубники
    Входимость: 15.
    33. Легендарные характеры. Глава 3.
    Входимость: 15.
    34. Путимец. Из апокрифических рассказов о Гоголе.
    Входимость: 15.
    35. Некуда. Книга 2. Глава 25.
    Входимость: 14.
    36. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 14.
    37. Запечатленный ангел. Глава 9.
    Входимость: 14.
    38. Отборное зерно
    Входимость: 14.
    39. Островитяне. Глава 11.
    Входимость: 14.
    40. Некуда. Книга 3. Глава 22.
    Входимость: 14.
    41. Полунощники. Глава 11.
    Входимость: 14.
    42. Житие одной бабы. Часть 2. Глава 4
    Входимость: 13.
    43. Некуда. Книга 3. Глава 9.
    Входимость: 13.
    44. Житие одной бабы. Часть 2. Глава 8
    Входимость: 13.
    45. Христос в гостях у мужика
    Входимость: 13.
    46. Некуда. Книга 2. Глава 28.
    Входимость: 13.
    47. Воительница. Глава 5
    Входимость: 13.
    48. Антука
    Входимость: 13.
    49. На ножах. Часть 3. Глава 3.
    Входимость: 13.
    50. Запечатленный ангел. Глава 10.
    Входимость: 13.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Сказание о Федоре-христианине и о друге его Абраме-жидовине
    Входимость: 34. Размер: 46кб.
    Часть текста: стал называться Константинополем, а у русских Царьградом, жили два соседа. Один был еврей, а другой крещеный из потаенных (то есть тайно исповедовавших христианство еще до того, как оно было признано официальной религией.); еврей содержал ветхозаветную веру пророка Моисея (Моисей - библейский первоучитель иудаизма), а крещеный разумно соблюдал свою христианскую веру. Оба соседа жили исправно, а промыслами занимались различными: еврей делал золотые и серебряные вещи, а христианин имел корабли и посылал их с товарами за море. По соседству они друг другу ничем не досаждали и имели обыкновение никогда друг с другом о вере не спорить. Кто из них в какой вере родился, тот в такой и пребывал, и свою веру перед другим не превозносил, а чужую не унижал и не порочил. Оба рассуждали так: "Кому что в рассуждении веры от Бога открыто - такова, значит, воля Божия". И так они в добром согласии прожили много лет счастливо. У обоих этих соседей было по сыну, которые родились в один год. Христианин своего сына потаенно окрестил и назвал Федором, а еврей своего, по еврейскому закону, в восьмой день обрезал и назвал его Абрамом. Тогда в Царьграде главною верой была еще вера языческая. Христиане и евреи, которые жили между язычниками, старались себя явно не оказывать, чтобы не дразнить язычников и не накликать на себя неудовольствие. А...
    2. На ножах. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 32. Размер: 71кб.
    Часть текста: тучу, и то выскакивало на короткое время в прореху облаков, то снова завешивалось их темною завесой. Внизу было тихо, но вверху ветер быстро гнал бесконечную цепь тяжелых, слоистых облаков, набегавших одно на другое, сгущавшихся и плывших предвестниками большой тучи. На земле парило и пахло электрическою сыростию, дышать было тяжело, нервными людьми овладело столь общее им предгрозовое беспокойство. Иосаф Платонович Висленев спал, обливаясь потом, которого нимало не освежала струя воздуха, достигавшая до него в открытое окно. Висленеву снились, тяжелые сны с беспрестанными перерывами, как это часто бывает с людьми, уснувшими в сознании совершенной ими неловкости. Висленев во сне повернулся на другую сторону, лицом к окну: здесь было более воздуха и стало дышаться легче. Иосаф Платонович мало-помалу освобождался от своих снов и начал припоминать, что он в отеческом доме, но с этим вместе его кольнуло в сердце. "Что я здесь вчера делал?" - мелькнуло в его голове. "Где теперь этот ножик? Эта улика против меня. Надо встать и искать". Он раскрыл полусонные глаза и видит, что сновиденье ему не лжет: он действительно в родительском доме, лежит на кровати и пред ним знакомое, завешенное шторой окно. Он слышит шепот дрожащих древесных листьев и соображает, что солнце не блещет, что небо должно быть в тучах, и точно, вот штора приподнялась и отмахнулась, и видны ползущие по небу серые тучи и звонче слышен шепот шумящих...
    3. Воительница. Глава 3
    Входимость: 32. Размер: 78кб.
    Часть текста: ТРЕТЬЯ Мое знакомство с Домной Платоновной началось по пустому поводу. Жил я как-то на квартире у одной полковницы, которая говорила на шести европейских языках, не считая польского, на который она сбивалась со всякого. Домна Платоновна знала ужасно много таких полковниц в Петербурге и почти для всех их обделывала самые разнообразные делишки: сердечные, карманные и совокупно карманно-сердечные и сердечно-карманные. Моя полковница была, впрочем, действительно дама образованная, знала свет, держала себя как нельзя приличнее, умела представить, что уважает в людях их прямые человеческие достоинства, много читала, приходила в неподдельный восторг от поэтов и любила декламировать из «Марии» Мальчевского: Bo na tym swiecie smieré wszystko zmiecie. Robak się legnie i w bujnym kwiecie. Я видел Домну Платоновну первый раз у своей полковницы. Дело было вечером; я сидел и пил чай, а полковница декламировала мне: Bo na tym swiecie smieré wszystko zmiecie. Robak się legnie i w bujnym kwiecie. 1 Домна Платоновна вошла, помолилась богу, у самых дверей поклонилась на все стороны (хотя, кроме нас двух, в комнате никого и не было), положила на стол свой саквояж и сказала: — Ну вот, мир вам, и я к вам! В этот раз на Домне Платоновне был шелковый коричневый капот, воротничок с язычками, голубая французская шаль и серизовая гроденаплевая повязочка, словом весь ее мундир, в котором читатели и имеют представлять ее теперь своему художественному воображению. Полковница моя очень ей обрадовалась и в то же время при появлении ее будто...
    4. Заячий ремиз. Главы 15-19.
    Входимость: 30. Размер: 38кб.
    Часть текста: не может объять все разнообразные события жизни! Два только, вижу, есть выбора: идти мне и объясниться с Назаром и уговорить его, чтобы он все это оставил, но думаю: нет, он меня не посухает и еще спросит: «Откуда вам это известно?» и потом разведет свои хрии и метафоры. Нет; не годится спрашивать. А другой выбор был то, что написать на него донос, что он человек очень сомнительный. Но доноса я писать боялся и все пребывал в нерешительности, как вдруг я сам был позван непосредственно к самому губернатору, и тот меня спрашивает наедине про такую поэзию: знаю ли я песню: «Колысь було на Украйні добре було жіті?» Я отвечаю: — Прекрасно знаю, ваше превосходительство. — А почему вы ее знаете? — А потому, — говорю, — знаю, что у нас ее люди спiвают. — А вы же про это доносили когда-нибудь? — Нет, — отвечаю, — никогда не доносил. — А для чего нет? — Да що же тут доносить про такие пустяки? — А слова какие: «добре було жити, як не знали наши діды москалям служити?» Так это? — Точно так, — отвечаю с удивлением и докладываю, что таких пісен у нас много еще, а бывает и то, що еще и теперь люди новые пісни слагают. Губернатор на мои слова согласно...
    5. Некуда. Книга 1. Глава 30.
    Входимость: 28. Размер: 75кб.
    Часть текста: пору, безнадежно ползла, скользя и обрываясь с каждого скошенного стебелечка, а по небу низко-низко тащились разорванные полы широкого шлафора, в котором разгуливал северный волшебник, ожидая, пока ему позволено будет раскрыть старые мехи с холодным ветром и развязать заиндевевший мешок с белоснежной зимой. Две поры года прошли для некоторых из наших знакомых не бесследно, и мы в коротких словах опишем, что с кем случилось в это время. Бахаревы вскоре после святой недели всей семьей переехали из города в деревню, а Гловацкие жили, по обыкновению, безвыездно в своем домике. Женни оставалась тем, чем она была постоянно. Она только с большим трудом перенесла известие, что брат Ипполит, которого и она и отец с нетерпением ожидали к каникулам, арестован и попал под следствие по делу студентов, расправившихся собственным судом с некоторым барином, оскорбившим одного из их товарищей. Это обстоятельство было страшным ударом для старика Гловацкого. Для Женни это было еще тяжелее, ибо она страдала и за брата и за отца, терзания которого ей не давали ни минуты покоя. Но, несмотря на все это, она крепилась и всячески старалась утешить страдающего старика. Вязмитинов беспрестанно писал ко всем своим прежним университетским приятелям прося их разъяснить Ипполитово дело и следить за его ходом. Ответы приходили редко и далеко не удовлетворительные, а старик и Женни дорожили каждым словом, касающимся арестанта. Самым радостным из всех известий, вымоленных Вязмитиновым во время этой томительной тревоги, был слух, что дело ожидает прибытия сильного лица, в благодушие и мягкосердечие которого крепко веровали. Ни старик, ни Женни, ни Вязмитинов не осуждали Ипполита, но сильно скорбели об ожидавшей его участи. Зарницын потирал от радости руки и горой стоял за Ипполита. — Молодец! молодец! — говорил он. — Время слов кончается, надо действовать и действовать. Да, надо...

    © 2000- NIV