• Приглашаем посетить наш сайт
    Мода (www.modnaya.ru)
  • Cлово "НАЧИНАТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: НАЧИНАЛ, НАЧИНАЕТ, НАЧИНАЯ, НАЧИНАЮТ, НАЧИНАЛА

    1. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 3.
    Входимость: 16.
    2. Пагубники
    Входимость: 11.
    3. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 4.
    Входимость: 9.
    4. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 2.
    Входимость: 9.
    5. Соборяне. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 9.
    6. Старые годы в селе Плодомасове. Приложение.
    Входимость: 9.
    7. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 8.
    Входимость: 8.
    8. Геральдический туман
    Входимость: 7.
    9. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 10.
    Входимость: 7.
    10. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 3.
    Входимость: 6.
    11. Чертогон
    Входимость: 6.
    12. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 2.
    Входимость: 6.
    13. Некуда. Книга 3. Глава 7.
    Входимость: 6.
    14. Соборяне. Примечания
    Входимость: 6.
    15. Полунощники. Глава 6.
    Входимость: 6.
    16. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 10.
    Входимость: 6.
    17. Сошествие в ад
    Входимость: 6.
    18. Ал. Горелов: "Книга сына об отце"
    Входимость: 5.
    19. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 3.
    Входимость: 5.
    20. Смех и горе. Главы 10-14.
    Входимость: 5.
    21. Ракушанский меламед
    Входимость: 5.
    22. Обойденные. Часть 3. Глава 7.
    Входимость: 5.
    23. Еврей в России
    Входимость: 5.
    24. Русские общественные заметки
    Входимость: 5.
    25. Обман
    Входимость: 5.
    26. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 8.
    Входимость: 5.
    27. П.Громов, Б.Эйхенбаум: Творчество Н.С. Лескова. Глава 3.
    Входимость: 5.
    28. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 7.
    Входимость: 5.
    29. Обойденные. Часть 2. Глава 8.
    Входимость: 5.
    30. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 6.
    Входимость: 5.
    31. На краю света. Ранняя редакция.
    Входимость: 4.
    32. Островитяне. Глава 7.
    Входимость: 4.
    33. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 6.
    Входимость: 4.
    34. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 7.
    Входимость: 4.
    35. Заячий ремиз. Примечания.
    Входимость: 4.
    36. Русский драматический театр в Петербурге
    Входимость: 4.
    37. Белый орел
    Входимость: 4.
    38. Импровизаторы
    Входимость: 4.
    39. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 2.
    Входимость: 4.
    40. Некуда. Книга 3. Глава 16.
    Входимость: 4.
    41. Некуда. Книга 3. Глава 12.
    Входимость: 4.
    42. Заячий ремиз. Главы 10-14.
    Входимость: 4.
    43. Расточитель. Действие 3.
    Входимость: 4.
    44. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 6.
    Входимость: 4.
    45. К. П. Богаевская. Н. С. Лесков о Достоевском
    Входимость: 4.
    46. Аннинский Л.А. Несломленный
    Входимость: 4.
    47. Отборное зерно
    Входимость: 4.
    48. Епархиальный суд
    Входимость: 4.
    49. Фигура
    Входимость: 4.
    50. Случай у Спаса в Наливках
    Входимость: 3.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 3.
    Входимость: 16. Размер: 70кб.
    Часть текста: следующее: "Отчего же бояться стыдно? А если у меня это врожденное?" - на что Лесков далее ответил: - Да, но личность, которой вы теперь боитесь, - такая сущая ничтожность... А Писемский сказал: - Вот потому-то я его и боюсь, что он ничтожность. Крупному человеку у нас всякий ногу подставит и далеко не пустит, а ничтожность все будет ползти и всюду проползет. А потому бойтесь, ребята, ничтожества и поклоняйтесь ему. Сие есть "моя заповедь роду грядущему"... Кровь из носу - Лесков никогда не мог бы последовать этой заповеди: не мог бы "обиженно удалиться", получив удар. Лесков был из другого материала. Что уж говорить о сильных противниках - он и ничтожествам не прощал ни малейшей обиды. Я приведу в пример еще один недлинный диалог, в письмах, вернее, в записках, которыми Лесков обменялся зимой 1868 года со своим домовладельцем... фамилии его не удержала история, только имя: Александр Тихонович, - впрочем, я вовсе не думаю, что этот домовладелец непременно был "ничтожеством", какое у нас право думать так? Просто делал человек то, что должен был делать по правилам, пусть даже полицейским, - однако в глазах Лескова он конечно же был "ничтожеством", особенно в те минуты (а по спешке и секунды), когда жилец собирался в...
    2. Пагубники
    Входимость: 11. Размер: 75кб.
    Часть текста: обоче горе человеку тому, им же соблазн приходит. Мф., XVIII, 7 В этом очерке я буду говорить о предмете, который считают щекотливым, но речь моя будет так скромна и сдержанна, что не оскорбит ничем чувства людей нравственных, к которым я пишу эти строки, прося их о внимании и о помощи существам, требующим сострадания. Нынче у нас, как и в чужих краях, многие сильно заняты заботою о том, чтобы уменьшить сколько можно число несчастных молодых девушек, идущих дурною дорогою. Об этом много пишут, говорят, и кажется - кое-что делают. Надежнее многих иных забот в этом роде мне представляются заботы той благородной шведской дамы, которая приезжала в Петербург летом 1885 года. Она была здесь с целью сгруппировать в нашей столице добрых людей, способных чувствовать живое сострадание к молодым девушкам, испытывающим на чужбине тягость беспомощного положения, подвергающего их опасности терять себя в непосильной борьбе с обстоятельствами. Поиски людей, готовых прийти на помощь девушке, когда она изнемогает в борьбе и ей угрожает падение, кажется, удались шведской даме, - по крайней мере они удались ей хотя в известной мере, но все это касается одних шведок... Даму, о которой мы говорим, несправедливо было бы обвинять в национальной узкости: всякому простительно прежде всего позаботиться о своих, а потом, если есть возможность, и о других. Иначе можно разбросаться силами и не достичь ничего. Этому уроку и мы желаем последовать. Я не филантроп, не имею возможности быть филантропом и не верю в пользу филантропических затей, которых видел много: но вопросы, интересующие общество в данное время, интересуют отчасти и меня, а что мне интересно, то я люблю уяснить себе не с чужого голоса. С этой целью я собрал и напечатал в одном из наших исторических журналов...
    3. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 4.
    Входимость: 9. Размер: 55кб.
    Часть текста: рукопожатия с Катковым все "порядочные двери" закрыты окончательно. Это уж печать! Учтем "внешние обстоятельства" - они существенны для нашей темы. Свободный талант, обласканный гонителями, - ситуация не менее драматичная, чем свободный талант, отвергнутый гонимыми. Это акты одной драмы: драмы независимого здравомыслия посреди безумства храбрых и безумства подлых. Итак, берем обстоятельства внешние. Во-первых, гонорары. Двадцать лет спустя, уже прокляв и самый прах Каткова, Лесков скрупулезнейше отметит в наброске автобиографии, что именно Катков, "возвысивший" ему полистные выплаты и аккуратнейше все уплативший, вытащил его из долгов и оградил от нужды. Отдельное издание "Соборян", подаренное автору, - того же плана благодеяние. Плата дьявола. Во-вторых, служба. "Через Тертия" - к звездам: именно Катков просит за Лескова в Министерстве народного просвещения, а высоко-дипломированные сановники морщатся, решая вопрос о причислении к Ученому комитету министерства недоучившегося "губернского секретаря"; вместо чаемых двух тысяч годового оклада дают тысячу, - но все-таки причисляют, все-таки дают! И на десять лет есть у Лескова "фикс", к которому уже спокойнее может он прирабатывать. Хотя и от вицмундира, и от необходимости вставать при появлении их превосходительств его несколько тошнит. Как, впрочем, и от необходимости иметь отношения с высокочтимым Михаилом Никифоровичем. Стилистический анализ всех (доступных мне) упоминаний о Каткове в текстах Лескова выдает какую-то непроизвольную, почти импульсивную "отшатывающуюся" судорогу. Прямых контактов минимум, все больше через посредников, при Каткове состоящих: через Любимова, Леонтьева, Щебальского. В письмах к ним - осторожная, опасливая, "зажатая" интонация (это у Лескова - зажатая! Можно представить себе, чего ему это стоит!): "Михаил Никифорович поручил...", "Михаил Никифорович пожелал...",...
    4. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 2.
    Входимость: 9. Размер: 72кб.
    Часть текста: вспыхнуть?.. Нет, не вспыхнуло. Никто не ответил "Литературной газете", не возразил, не подхватил. Отошло. Отошло это горячее дело в сферы академического литературоведения. В тенистых лабиринтах диссертаций, в спокойных заводях "Ученых записок", в нонпарельных отвалах комментариев взвешивают сегодня куски остывшей лавы. На академических весах воспаленная злость, с которой написал Лесков "углекислых фей" московского либерализма и "архаровцев" из петербургских радикальных "общежитий" начала 1860-х годов, кое-как уравновесилась "идеальными" героями: самоотверженным революционером Райнером, честной нигилисткой Лизой Бахаревой, пылким Юстином Помадой, положившим жизнь в польском восстании. Тихо и методично совершилось то, к чему неистово взывал Лесков все три десятилетия, какие ему суждено было прожить после столь бурного начала; восстановлен аптечный баланс: от "оголтелой реакционности" автор "Некуда" вроде бы очищен. Никто не станет спорить сегодня с этой полезной работой. Но, вслушиваясь в мирную тишину после драки, что кипела вокруг этого текста непрерывно на протяжении первых полуста лет, поневоле ловишь себя на ощущении какой-то неожиданно "тихой смерти", его настигшей. Или летаргии, странным образом оборвавшей бурю. Или мертвой точки, в которой вдруг уравновешиваются силы, рвущие организм. Первый роман Лескова, взорвавшийся когда-то подобно бомбе, оседает в лагунах культуры. Может быть, всемирная слава его автора, взошедшая в новом веке и непрерывно теперь возрастающая, в конце концов вытащит и эту книгу из тени библиотечных хранилищ, и новые поколения прочтут ее по-новому (такое бывает), - но та драма, которая совершилась с этой книгой при жизни старых поколений, по-своему...
    5. Соборяне. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 9. Размер: 118кб.
    Часть текста: отвечал: «Пойду», и не пошел. Свел сие к благим действиям и благам намерениям, позволяя себе некоторые намеки на служащих, присягающих и о присяге своей небрегущих, давая сим тонкие намеки чиноначалиям и властям. Говорил плавно и менее пышно, чем естественно. Владыка одобрили сию мою пробу пера. Однако же впоследствии его преосвященство призывал меня к себе и, одобряя мое слово вообще, в частности же указал, дабы в проповедях прямого отношения к жизни делать опасался, особливо же насчет чиновников, ибо от них-де чем дальше, тем и освященнее. Но за прошлое сказание не укорял и даже как бы одобрил. 1832 года, декабря 18-го , был призван высокопреосвященным и получил назначение в Старгород, где нарочито силен раскол. Указано противодействовать оному всячески. 1833 года, в восьмой день февраля , выехал с попадьей из села Благодухова в Старгород и прибыл сюда 12-го числа о заутрене. На дороге чуть нас не съела волчья свадьба. В церкви застал нестроение. Раскол силен. Осмотревшись, нахожу, что противодействие расколу по консисторской инструкции дело не важное, и о сем писал в консисторию и получил за то выговор». Протоиерей пропустил несколько заметок и остановился опять на следующей: «Получив замечание о бездеятельности, усматриваемой в недоставлении мною обильных доносов, оправдывался, что в расколе делается только то, что уже ...

    © 2000- NIV