• Приглашаем посетить наш сайт
    Брюсов (bryusov.lit-info.ru)
  • Cлово "НАБЛЮДАТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: НАБЛЮДАЛ, НАБЛЮДАЯ, НАБЛЮДАЙТЕ, НАБЛЮДАЮТ

    1. О куфельном мужике и проч. Заметки по поводу некоторых отзывов о Л.Н. Толстом.
    Входимость: 5.
    2. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Глава 4.
    Входимость: 4.
    3. Кадетский монастырь
    Входимость: 4.
    4. Обойденные. Часть 1. Глава 16.
    Входимость: 3.
    5. Сеничкин яд
    Входимость: 3.
    6. Смех и горе. Главы 30-34.
    Входимость: 3.
    7. Интересные мужчины. Глава 5.
    Входимость: 3.
    8. На ножах
    Входимость: 2.
    9. Товарищеские воспоминания о П. И. Якушкине
    Входимость: 2.
    10. Инженеры-бессребреники. Глава 2.
    Входимость: 2.
    11. Некуда. Книга 2. Глава 8.
    Входимость: 2.
    12. Жемчужное ожерелье
    Входимость: 2.
    13. Ал. Горелов: "Книга сына об отце"
    Входимость: 2.
    14. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Примечания.
    Входимость: 2.
    15. Ракушанский меламед
    Входимость: 2.
    16. Обойденные. Часть 3. Глава 7.
    Входимость: 2.
    17. Русские общественные заметки
    Входимость: 2.
    18. Детские годы. Глава 35.
    Входимость: 2.
    19. Детские годы. Глава 19.
    Входимость: 2.
    20. О русской иконописи
    Входимость: 2.
    21. На ножах. Эпилог.
    Входимость: 2.
    22. Неоцененные услуги. Из воспоминаний.
    Входимость: 2.
    23. Некуда. Книга 2. Глава 5.
    Входимость: 2.
    24. Тупейный художник
    Входимость: 2.
    25. Некуда. Книга 2. Глава 19.
    Входимость: 2.
    26. Некуда. Книга 3. Глава 10.
    Входимость: 2.
    27. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 4.
    Входимость: 2.
    28. Некуда. Книга 3. Глава 19.
    Входимость: 2.
    29. Случай у Спаса в Наливках
    Входимость: 1.
    30. Соборяне. Часть 5. Глава 9.
    Входимость: 1.
    31. Запечатленный ангел. Глава 15.
    Входимость: 1.
    32. Заячий ремиз. Главы 20-24.
    Входимость: 1.
    33. Сибирские картинки 18 века. Глава 6.
    Входимость: 1.
    34. Леди Макбет нашего уезда. Примечания
    Входимость: 1.
    35. Бродяги духовного чина
    Входимость: 1.
    36. Письма. Щебальскому П.К. 15 января 1876 г.
    Входимость: 1.
    37. Леди Макбет нашего уезда. Глава 14
    Входимость: 1.
    38. Гора. Египетская повесть. Глава 2.
    Входимость: 1.
    39. Печерские антики. Глава 18.
    Входимость: 1.
    40. На ножах. Часть 6. Глава 11.
    Входимость: 1.
    41. Герои отечественной войны по гр. Л. Н. Толстому. Глава 2.
    Входимость: 1.
    42. На ножах. Часть 6. Глава 21.
    Входимость: 1.
    43. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 16.
    Входимость: 1.
    44. На ножах. Часть 4. Глава 18.
    Входимость: 1.
    45. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 4.
    Входимость: 1.
    46. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 7.
    Входимость: 1.
    47. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Глава 5.
    Входимость: 1.
    48. Оскорбленная Нетэта. Глава 2.
    Входимость: 1.
    49. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 2.
    Входимость: 1.
    50. Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Глава 1.
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. О куфельном мужике и проч. Заметки по поводу некоторых отзывов о Л.Н. Толстом.
    Входимость: 5. Размер: 55кб.
    Часть текста: то, что чувствуют и как судят современные читатели, на глазах которых совершается величественный литературный успех гр. Толстого, а в то же время перед движением торжественной колесницы этого писателя с каким-то азартом производится идоложертвенное избиение литературных младенцев. Когда настанет этот час, который не затмит величия гр. Л. Н. Толстого, но даст возможность говорить о достоинстве его сочинений с полною откровенностью, тогда для свободных от нынешних тенденций критиков может оказаться подспорьем то, что теперь упускается из виду нынешними критиками, пишущими под влиянием партийной страстности или других побуждений, литературе посторонних и не полезных. Я не занимаюсь критикою и тем менее позволил бы себе критиковать сочинения графа Л. Н. Толстого, что и чрезвычайно трудно и чрезвычайно ответственно. Но чтобы установить точку моих отправлений к тому, что хочу сказать далее, — я оговариваюсь, что я разделяю мнение тех, кто считает графа Л. Н. великим и даже величайшим современным писателем в мире. Но из всех критиков, восхваляющих графа, по моему мнению, иностранные критики судят о нашем великом писателе лучше и достойнее, чем критики русские, а из иностранцев, кажется, всех полнее, глубже и правильнее понимает и толкует сочинения гр. Толстого — виконт Мельхиор де Вогюэ. Таково мое личное мнение. Может быть, оно и ошибочно и даже совсем неверно, но я его сознаю искренно и пишу далее. Именно по тому ...
    2. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Глава 4.
    Входимость: 4. Размер: 27кб.
    Часть текста: Трубецкого. Но все они, по совести сказать, порядочно насолили своим аристократизмом и великолепием. Недаром самолюбивый отец поместил его с первого же класса на наемной квартире, а не нахлебником, из милости, у кого-нибудь из видных "свояков". Много пришлось хлебнуть горького на родной Орловщине, и в душе всегда мечталось со временем уйти из нее. * "Новое время", 1900, N 8701, 8705, 8710. Не удивительно, что в начальном писательстве ей отводятся подчас очень "неудобные" строки. Чего стоит хотя бы такое баснословие о разделе земли между Христом и дьяволом. "- Он хитер, ух как хитер, - говорил речистый рассказчик, имевший самое высокое мнение о черте. - Он возвел господа на крышу и говорит: "Видишь всю землю, я ее всю тебе и отдам, опричь оставлю себе одну Орловскую да Курскую губернии". А господь говорит: "А зачем ты мне Курской да Орловской губернии жалеешь?" А черт говорит: "Это моего тятеньки любимые мужички и моей маменьки приданая вотчина, я их отдать никому не смею..." * Однако не так страшен черт, как его малюют. В этой же "самой воровской и разбойничьей губернии", населенной "проломленными головами", стойко жили слышанные Лесковым еще в детстве от тетки Пелагеи Дмитриевны...
    3. Кадетский монастырь
    Входимость: 4. Размер: 65кб.
    Часть текста: МОНАСТЫРЬ ГЛАВА ПЕРВАЯ У нас не переводились, да и не переведутся праведные. Их только не замечают, а если стать присматриваться — они есть. Я сейчас вспоминаю целую обитель праведных, да еще из таких времен, в которые святое и доброе больше чем когда-нибудь пряталось от света. И, заметьте, все не из чернородья и не из знати, а из людей служилых, зависимых, коим соблюсти правоту труднее; но тогда были... Верно и теперь есть, только, разумеется, искать надо. Я хочу вам рассказать нечто весьма простое, но не лишенное занимательности,— сразу о четырех праведных людях так называемой «глухой поры», хотя я уверен, что тогда подобных было очень много. ГЛАВА ВТОРАЯ Воспоминания мои касаются Первого петербургского кадетского корпуса, и именно одной его поры, когда я там жил, учился и сразу въявь видел всех четырех праведников, о которых буду рассказывать. Но прежде позвольте мне сказать о самом корпусе, как мне представляется его заключительная история. До воцарения императора Павла корпус был разделен на возрасты, а каждый возраст — на камеры. В каждой камере было по двадцати человек, и при них были гувернеры из иностранцев, так называемые «аббаты»,— французы и немцы. Бывали, кажется, и англичане. Каждому аббату давали по пяти тысяч рублей в год жалованья, и они жили вместе с кадетами и даже вместе и спали, дежуря по две недели. Под их надзором кадеты готовили уроки, и какой национальности был дежурный аббат, на том языке должны были все говорить. От этого знание иностранных языков между кадетами было очень значительно, и этим, конечно, объясняется, почему Первый кадетский корпус дал так много послов и высших офицеров, употреблявшихся для дипломатических посылок и сношений. Император Павел Петрович как...
    4. Обойденные. Часть 1. Глава 16.
    Входимость: 3. Размер: 4кб.
    Часть текста: чаю. - Будем писать,- отвечал Долинский. - Не ленитесь, пожалуйста. - Я буду писать аккуратно всякую неделю. - Ты наблюдай за ним, Даша. - За Дорушкой за самой нужно наблюдать,- отвечал, смеясь, Долинский. - Ну, и наблюдайте друг за другом, а главное дело, Нестор Игнатьич... то, что это я хотела сказать?.. Да, берегите, бога ради, Дору. Старайтесь, чтоб она не скучала, развлекайте ее... Разговор опять прервался. Рано разошлись по своим комнатам. Завтра, в восемь часов, нужно было ехать, и Дашу раньше уложили в постель, чтоб она выспалась хорошенько, чтоб в силах была провести целый день в дороге. Долинский тоже лег в постель, но как было еще довольно рано, то он не спал и просматривал новую книжку. Прошел час или два. Вдруг дверь из коридора очень тихо скрипнула и отворилась. Долинский опустил книгу на одеяло и внимательно посмотрел из-под ладони. В его первой комнате быстро мелькнула белая фигура. Долинский приподнялся на локоть. Что это такое? Спрашивал он себя, не зная, что подумать. На пороге его спальни показалась Анна Михайловна. Она была в белом ночном пеньюаре, но голова ее еще не была убрана по-ночному. При первом взгляде на ее лицо видно было, что она находится в сильнейшем волнении, с которым никак не может справиться. - Что вы? Что с вами? - спрашивал, пораженный ее посещением и ее расстроенным видом Долинский. - Ах, боже мой! - ответила Анна Михайловна, отчаянно заломив руки. - Да что же такое? Что? - допрашивался Долинский. - Ах, не знаю, не знаю... я сама не знаю,- проговорила со слезами на глазах Анна Михайловна.- Я... ничего... не знаю, зачем это я хожу... Зачем я сюда пришла? - добавила она со страданием на лице и в голосе, и, опустившись, села в ногах Долинского и заплакала. - О чем? О чем вы плачете? - упрашивал ее Долинский, дрожа сам и целуя с участием ее руки. - Не знаю сама; я сама не знаю, о чем я плачу, - тихо отвечала Анна Михайловна и, спустя одну короткую секунду, вдруг вздрогнула...
    5. Сеничкин яд
    Входимость: 3. Размер: 82кб.
    Часть текста: и вывезен к нам из заграницы контрабандою в кавалерийских тороках, а разливка его первоначально производилась кустарным образом по домам, и притом чаще всего по домам самым почтенным, именитым и поставленным в самые выгодные, по-видимому, условия для того, чтобы такая вредная гадость, как "Сеничкин яд", туда ни под каким видом проникать не могла. Наконец, существует ещё и третье объяснение, и оно, может быть, самое правильное, что "Сеничкин яд" это и есть та самая "прелесть, юже издревле изблева змий". Словом, это изобретение самого сатаны и изобретение, как сам чёрт, старое. Судя по необыкновенной скрытности заражения "Сеничкиным ядом", пристойно думать, что всего вернее это - действительно дело змия. Впрочем, основательно разобраться в этом за давностью лет чрезвычайно трудно, но очень любопытно проследить, как "Сеничкин яд" распространился в русском обществе в годы, предшествовавшие рождению нашего поколения, которое несёт на себе сугубое обвинение за изобретение "яда". Это здесь и предлагается. Материал для наблюдения, как распространялся и действовал "Сеничкин яд" в тридцатых годах нашего столетия, мы находим в записках магистра 2-го курса московской духовной академии и профессора вифанской семинарии, а впоследствии синодального секретаря Филиппа Филипповича Исмайлова, драгоценнейшею чертою характера которого надо считать его правдивость , часто совсем не щадящую его собственного самолюбия. Педагогические наблюдения и заметки Исмайлова интересны не менее рассказанных уже по его запискам любовных и брачных эпизодов "глухой поры" тридцатых годов. Здесь мы увидим лжепатриотизм и лжеумствования лукавых людей, совершавших на полной свободе любопытный опыт...

    © 2000- NIV