• Приглашаем посетить наш сайт
    Крылов (krylov.lit-info.ru)
  • Cлово "УГОЛ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: УГЛУ, УГЛА, УГЛЕ, УГЛАМ

    1. Обойденные. Часть 3. Глава 10.
    Входимость: 7. Размер: 23кб.
    2. Островитяне. Глава 22.
    Входимость: 6. Размер: 19кб.
    3. Воительница. Глава 5
    Входимость: 5. Размер: 43кб.
    4. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 4.
    Входимость: 5. Размер: 43кб.
    5. Некуда. Книга 1. Глава 16.
    Входимость: 4. Размер: 12кб.
    6. Смех и горе. Главы 15-19.
    Входимость: 4. Размер: 17кб.
    7. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 3.
    Входимость: 4. Размер: 80кб.
    8. Скоморох Памфалон. Глава 9.
    Входимость: 4. Размер: 8кб.
    9. Ракушанский меламед
    Входимость: 4. Размер: 80кб.
    10. Пустоплясы
    Входимость: 4. Размер: 25кб.
    11. Некуда. Книга 3. Глава 20.
    Входимость: 4. Размер: 15кб.
    12. Старые годы в селе Плодомасове. Очерк 2. Глава 9.
    Входимость: 4. Размер: 4кб.
    13. На ножах. Часть 3. Глава 16.
    Входимость: 4. Размер: 7кб.
    14. Детские годы. Глава 20.
    Входимость: 4. Размер: 17кб.
    15. Овцебык. Глава 5
    Входимость: 4. Размер: 15кб.
    16. Пагубники
    Входимость: 4. Размер: 75кб.
    17. Островитяне. Глава 21.
    Входимость: 4. Размер: 28кб.
    18. Под Рождество обидели. Обуянная соль
    Входимость: 4. Размер: 33кб.
    19. Котин доилец и Платонида. Глава 16
    Входимость: 3. Размер: 5кб.
    20. На ножах. Часть 4. Глава 7.
    Входимость: 3. Размер: 9кб.
    21. Островитяне. Глава 13.
    Входимость: 3. Размер: 10кб.
    22. Островитяне. Глава 7.
    Входимость: 3. Размер: 32кб.
    23. Некуда. Книга 1. Глава 19.
    Входимость: 3. Размер: 15кб.
    24. Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Примечания.
    Входимость: 3. Размер: 54кб.
    25. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 6.
    Входимость: 3. Размер: 31кб.
    26. Полунощники
    Входимость: 3. Размер: 15кб.
    27. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 2.
    Входимость: 3. Размер: 72кб.
    28. Пигмей
    Входимость: 3. Размер: 29кб.
    29. Печерские антики. Глава 14.
    Входимость: 3. Размер: 6кб.
    30. Умершее сословие
    Входимость: 3. Размер: 35кб.
    31. Скоморох Памфалон. Глава 15.
    Входимость: 3. Размер: 4кб.
    32. Оскорбленная Нетэта. Глава 7.
    Входимость: 3. Размер: 23кб.
    33. Островитяне. Глава 6.
    Входимость: 3. Размер: 32кб.
    34. Мелочи архиерейской жизни. Глава 12.
    Входимость: 3. Размер: 46кб.
    35. Житие одной бабы. Часть 1. Глава 5
    Входимость: 3. Размер: 17кб.
    36. Язвительный
    Входимость: 3. Размер: 38кб.
    37. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 5.
    Входимость: 3. Размер: 42кб.
    38. Обойденные. Часть 1. Глава 7.
    Входимость: 3. Размер: 24кб.
    39. Некуда. Книга 3. Глава 25.
    Входимость: 3. Размер: 31кб.
    40. Расточитель
    Входимость: 3. Размер: 38кб.
    41. Некуда. Книга 2. Глава 27.
    Входимость: 3. Размер: 25кб.
    42. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 10.
    Входимость: 3. Размер: 53кб.
    43. Смех и горе. Главы 70-74.
    Входимость: 3. Размер: 35кб.
    44. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 8.
    Входимость: 3. Размер: 67кб.
    45. Сошествие в ад
    Входимость: 3. Размер: 65кб.
    46. Соборяне. Часть 2. Глава 4.
    Входимость: 3. Размер: 16кб.
    47. Час воли божией
    Входимость: 3. Размер: 60кб.
    48. На ножах. Часть 5. Глава 16.
    Входимость: 3. Размер: 7кб.
    49. Обойденные. Часть 2. Глава 8.
    Входимость: 3. Размер: 32кб.
    50. Некуда. Книга 3. Глава 1.
    Входимость: 3. Размер: 7кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Обойденные. Часть 3. Глава 10.
    Входимость: 7. Размер: 23кб.
    Часть текста: Часть 3. Глава 10. Глава десятая НЕ КУЕТСЯ, А ПЛЮЩИТСЯ Долинский зажег у себя огонь и прошелся несколько раз по комнате, потом разделся и лег в постель, размышляя о добром старом времени. Он уснул под впечатлениями, навеянными на него рассказом строгих старушек. - "Вот взойдет в свою пору Вера Сергеевна,- думал он, засыпая: - и она, пожалуй, будет делать такие же чудеса. Отчего же ей их не делать?.. А теперь она еще, кажется, девушка хорошая. Любить ей очень хочется, говорила Даша, да почему Даша это могла знать?.. Вздор это!.. А какая у нее, однако, фигура! Рука какая... У Доры была крошечная лапка, но не такая. И какая грация во всем! Раса, значит. Конечно, они не рождены для вдохновений и молитв; но бедуинкой - на арабском коне разъезжать с оливковым шейхом..." И вот видится Долинскому Вера Сергеевна на огневом арабском коне, а возле нее статный шейх в белом плаще, и этот шейх сам он, Долинский. "Поскачем",- говорит ему Вера Сергеевна, и они несутся, несутся; кругом палящий зной, в сонном воздухе тихо дремлют одинокие пальмы; из мелкого кустарника выскочил желтый лев, прыгнул и, притаясь, лег вровень с травою. "Не отставай!" - говорит ему Вера Сергеевна, оскорбляя своего скакуна ударом. "Не отставай!" - повторяет она, уносясь от него далее. "Не отставай же, не отставай!" - кричит она чуть слышно, вовсе исчезая из его глаз за красною чертою огненного горизонта. Конь Долинского ни с места, он храпит и пятится. На небе темнеет, надвигается ночь, лошадь Долинского все дрожит, все мнется, и на нем самом не плащ, а белый холщовый саван, и лошадь его уж совсем не лошадь, а серый волк. "Утки крякнули, берега звякнули, море взболталось, тростники всколыхались, просыпается...
    2. Островитяне. Глава 22.
    Входимость: 6. Размер: 19кб.
    Часть текста: согбенная и опустившаяся. Мужчина сидит в кресле с опущенной головой и руками, схваченными у себя на коленях. Это Маня и Истомин, которого Бер привез сегодня, чтобы он мог проститься завтра с Маней. Самого хозяина здесь не было: он с кривым ножом в руках стоял над грушевым прививком, в углу своего сада, и с такой пристальностью смотрел на солнце, что у него беспрестанно моргали его красные глаза и беспрестанно на них набегали слезы. Губы его шептали молитву, читанную тоже в саду. «Отче!— шептал он.— Не о всем мире молю, но о ней, которую ты дал мне, молю тебя: спаси ее во имя твое!» В комнате была тишина невозмутимая. «И это он!» — думала Маня, глядя на человека, которого она некогда так страстно любила. Он сам, тот чудный человек, который блистал такою гордой смелостью и вызывал ее младенческую душу на подвиг Анны Денман. Как это было? И перед нею Петербург, ее совершеннолетие, и бабушка с своею канарейкой, и Верман с домиком, и Ида... Воспоминания обрываются при этом дорогом имени, и вдруг выступает какая-то действительность, но такая смутная, точно едешь в крытом возке по скрипучему...
    3. Воительница. Глава 5
    Входимость: 5. Размер: 43кб.
    Часть текста: купчихи, которая недавно схоронила своего очень благочестивого супруга и по вдовьему положению занялась ростовщичеством, а свою прежнюю опочивальню, вместе с трехспальною кроватью, и смежную с спальней гостиную комнату, с громадным киотом, перед которым ежедневно маливался ее покойник, пустила внаем. У меня в так называемом зале были: диван, обитый настоящею русской кожей; стол круглый, обтянутый полинявшим фиолетовым плисом с совершенно бесцветною шелковою бахромою; столовые часы с медным арапом; печка с горельефной фигурой во впадине, в которой настаивалась настойка; длинное зеркало с очень хорошим стеклом и бронзовою арфою на верхней доске высокой рамы. На стенах висели: масляный портрет покойного императора Александра I; около него, в очень тяжелых золотых рамах за стеклами, помещались литографии, изображавшие четыре сцены из жизни королевы Женевьевы; император Наполеон по инфантерии и император Наполеон по кавалерии; какая-то горная вершина; собака, плавающая на своей конуре, и портрет купца с медалью на анненской ленте. В дальнем угле стоял высокий, трехъярусный образник с тремя большими иконами с темными ликами, строго смотревшими из своих блестящих золоченых окладов; перед образником лампада, всегда тщательно зажигаемая моею набожной хозяйкой, а внизу под образами шкафик с полукруглыми дверцами и бронзовым кантом наместе створа. Все это как будто не в Петербурге, а будто на Замоскворечье или даже в самом городе Мценске. Спальня моя была еще более мценская; даже мне казалось, что та трехспальная постель, в пуховиках которой я утопал, была не постель, а именно сам Мценск, проживающий инкогнито в Петербурге. Стоило только мне погрузиться в эти пуховые...
    4. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 4.
    Входимость: 5. Размер: 43кб.
    Часть текста: и старые сходились вместе ежедневно или в магазине Кожанчикова **, где помещалась редакция "Отечественных записок", или в магазине Печаткина... Оттуда мы отправлялись пить чай в Балабинский трактир *** за особый "литераторский" столик. Хозяйничали обыкновенно или Н. И. Костомаров, * Перечисленные книги находятся в собрании А. Н. Лескова. ** Книжный магазин Д. Е. Кожанчикова находился против Публичной библиотеки, на западном углу Невского и Малой Садовой. *** Трактир этот помещался вплотную рядом с Публичной библиотекой, по Садовой ул., ныне дом N 18. Он упоминается Лесковым неоднократно, в частности, в рассказе "Дама и Фефела". - Собр. соч., т. XXI, 1902-1903, с. 22. или Кожанчиков - оба были большие мастера разливать чай. За чаем шли оживленные разговоры, споры, рассказы". На вопрос, какие отношения существовали тогда между старыми и начинающими писателями, Лесков отвечал: "Совсем не то, что теперь... К нам, молодым, "старики" относились в высшей степени сердечно, а мы в их присутствии вели себя чрезвычайно сдержанно. Тогда в этом отношении было развито большое "чинопочитание": например, в присутствии Николая Ивановича Костомарова мы едва позволяли себе говорить. А. Ф. Писемский обращался ко всем нам на "ты", а мы к нему на "вы". Да, хорошее, очень хорошее было время: мы поклонялись старшим, а старшие любили и поучали нас" *. Вероятно, автор или несколько призабыл действительно существовавшее положение, или поддался легко приходящей на склоне лет буколике воспоминаний. По свидетельству Лейкина **, не все заседания в Балабинском ...
    5. Некуда. Книга 1. Глава 16.
    Входимость: 4. Размер: 12кб.
    Часть текста: уходил в свою комнату и порывисто бегал по ней из угла в угол. Если же еще с полчаса история в доме не прекращалась, то двери кабинета обыкновенно с шумом распахивались, Егор Николаевич выбегал оттуда дрожащий и с растрепанными волосами. Он стремительно достигал комнаты, где истеричничала Ольга Сергеевна, громовым словом и многознаменательным движением чубука выгонял вон из этой комнаты всякую живую душу и затем держал к корчившей ноги больной такую речь: — Вам мешают успокоиться, и я вас запру на ключ, пока вы не перестанете. Затем экс-гусар выходил за дверь, оставляя больную на постели одну-одинешеньку. Manu intrepida 1 поворачивал он ключ в дверном замке и, усевшись на первое ближайшее кресло, дымил, как паровоз, выкуривая трубку за трубкой до тех пор, пока за дверью не начинали стихать истерические стоны. Сначала, когда Ольга Сергеевна была гораздо моложе и еще питала некоторые надежды хоть раз выйти с достоинством из своего замкнутого положения, Бахареву иногда приходилось долгонько ожидать конца жениных припадков; но...

    © 2000- NIV