• Приглашаем посетить наш сайт
    Баратынский (baratynskiy.lit-info.ru)
  • Cлово "ИЗВОЛИТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ИЗВОЛИЛИ, ИЗВОЛИТЕ, ИЗВОЛЬТЕ, ИЗВОЛЯТ, ИЗВОЛЬ

    1. Соборяне. Часть 2. Глава 3.
    Входимость: 14. Размер: 16кб.
    2. Соборяне. Часть 2. Глава 4.
    Входимость: 12. Размер: 16кб.
    3. Старые годы в селе Плодомасове. Очерк 3. Глава 2.
    Входимость: 11. Размер: 13кб.
    4. Сим воспрещается...
    Входимость: 10. Размер: 28кб.
    5. Мелочи архиерейской жизни. Глава 13.
    Входимость: 9. Размер: 22кб.
    6. Соборяне. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 9. Размер: 118кб.
    7. Смех и горе. Главы 50-54.
    Входимость: 8. Размер: 27кб.
    8. Леон дворецкий сын
    Входимость: 7. Размер: 51кб.
    9. Мелочи архиерейской жизни. Глава 12.
    Входимость: 6. Размер: 46кб.
    10. Воительница. Глава 3
    Входимость: 6. Размер: 78кб.
    11. Очарованный странник. Глава 10.
    Входимость: 5. Размер: 12кб.
    12. Старые годы в селе Плодомасове. Очерк 3. Глава 4.
    Входимость: 5. Размер: 6кб.
    13. Смех и горе. Главы 60-64.
    Входимость: 5. Размер: 28кб.
    14. Воительница. Глава 5
    Входимость: 5. Размер: 43кб.
    15. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 4. Размер: 12кб.
    16. Кадетский монастырь
    Входимость: 4. Размер: 65кб.
    17. На ножах. Часть 2. Глава 8.
    Входимость: 4. Размер: 23кб.
    18. На ножах. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 4. Размер: 71кб.
    19. Очарованный странник
    Входимость: 4. Размер: 22кб.
    20. Старые годы в селе Плодомасове. Очерк 3. Глава 6.
    Входимость: 4. Размер: 6кб.
    21. Старые годы в селе Плодомасове. Очерк 3. Глава 5.
    Входимость: 4. Размер: 7кб.
    22. Смех и горе. Главы 65-69.
    Входимость: 4. Размер: 19кб.
    23. Левша. Глава 3.
    Входимость: 4. Размер: 8кб.
    24. Бесстыдник
    Входимость: 4. Размер: 30кб.
    25. Житие одной бабы. Часть 2. Глава 8
    Входимость: 4. Размер: 15кб.
    26. Белый орел
    Входимость: 4. Размер: 49кб.
    27. Заячий ремиз. Главы 15-19.
    Входимость: 4. Размер: 38кб.
    28. Русское тайнобрачие. Глава 5.
    Входимость: 3. Размер: 25кб.
    29. Леди Макбет нашего уезда. Глава 3
    Входимость: 3. Размер: 6кб.
    30. Очарованный странник. Глава 6.
    Входимость: 3. Размер: 16кб.
    31. Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Глава 8.
    Входимость: 3. Размер: 35кб.
    32. На ножах. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 3. Размер: 29кб.
    33. Соборяне. Часть 5. Глава 3.
    Входимость: 3. Размер: 8кб.
    34. На ножах. Эпилог.
    Входимость: 3. Размер: 52кб.
    35. Язвительный
    Входимость: 3. Размер: 38кб.
    36. Жидовская кувырколлегия
    Входимость: 3. Размер: 62кб.
    37. Некуда. Книга 1. Глава 6.
    Входимость: 3. Размер: 24кб.
    38. Старые годы в селе Плодомасове. Очерк 3. Глава 3.
    Входимость: 3. Размер: 6кб.
    39. Смех и горе. Главы 35-39.
    Входимость: 3. Размер: 17кб.
    40. Обман
    Входимость: 3. Размер: 68кб.
    41. Заячий ремиз. Главы 20-24.
    Входимость: 2. Размер: 35кб.
    42. На ножах. Часть 5. Глава 17.
    Входимость: 2. Размер: 12кб.
    43. Письма. Ковалевскому Е.П. 20 мая 1867 г.
    Входимость: 2. Размер: 19кб.
    44. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 16.
    Входимость: 2. Размер: 20кб.
    45. Жемчужное ожерелье. Глава 5.
    Входимость: 2. Размер: 8кб.
    46. Запечатленный ангел. Глава 8.
    Входимость: 2. Размер: 5кб.
    47. Таинственные предвестия
    Входимость: 2. Размер: 70кб.
    48. Островитяне. Глава 18.
    Входимость: 2. Размер: 5кб.
    49. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 15.
    Входимость: 2. Размер: 14кб.
    50. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 10.
    Входимость: 2. Размер: 33кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Соборяне. Часть 2. Глава 3.
    Входимость: 14. Размер: 16кб.
    Часть текста: какой мне еще, глупцу, подарок? Я и так всем свыше главы моей доволен». «Нет,— изволят говорить,— я думаю тебя хоть рублем одарить». Что ж, я отказываться не посмел, поцеловал ее ручку и говорю: «Много,— говорю,— вашею милостью взыскан»,— и сам опять сел чулок вязать. Я еще тогда хорошо глазами видел и даже в гвардию нитяные чулки на господина моего Алексея Никитича вязал. Вяжу, сударь, чулок-то, да и заплакал. Бог знает чего заплакал, так, знаете, вспомнилось что-то про родных, пред днем ангела, и заплакал. А Марфа Андревна видят это, потому что я напротив их кресла на подножной скамеечке всегда вязал, и спрашивают: «Что ж ты это,— изволят говорить,— Николаша, плачешь?» «Так,— отвечаю,— матушка, что-то слезы так... » — да и знаете, что им доложить-то, отчего плачу, и не знаю. Встал, ручку их поцеловал, да и опять сел на свою скамеечку. «Не извольте,— говорю,— сударыня, обращать взоров ваших на эту слабость, это я так, сдуру, эти мои слезы пролил». И опять сидим да работаем; и я чулок вяжу, и они чулочек вязать изволят. Только вдруг они этак повязали, повязали и изволят спрашивать: «А куда же ты, Николай, рубль-то денешь, что я тебе завтра подарить хочу?» «Тятеньке,— говорю,— сударыня, своему при верной оказии отправлю». «А если,— говорят,— я тебе два подарю?» «Другой,— докладываю,— маменьке пошлю». «А если три?» «Братцу,— говорю,— Ивану Афанасьевичу». Они покачали головкой да изволят говорить: «Много же как тебе, братец, денег-то надо, чтобы всех оделить! Этого ты, такой маленький, и век не заслужишь». «Господу,— говорю,— было угодно меня таким создать»,— да с сими словами и опять заплакал; опять сердце, знаете, сжалось: и...
    2. Соборяне. Часть 2. Глава 4.
    Входимость: 12. Размер: 16кб.
    Часть текста: от удовольствия дьякон Ахилла и, хлопнув себя ладонями по бедрам, добавил: — Глядите на него — маленький, а между тем он, клопштос, с царем разговаривал. — Сиди, дьякон, смирно, сиди спокойно,— внушительно произнес Туберозов. Ахилла показал руками, что он более ничего не скажет, и сел. Рассказ начался снова. — Это как будто от разговора моего с государем императором даже и начало имело,— спокойно заговорил Николай Афанасьевич. — Госпожа моя, Марфа Андревна, имела желание быть в Москве, когда туда ждали императора после всесветной его победы над Наполеоном Бонапарте. Разумеется, и я в этой поездке, по их воле, при них находился. Они, покойница, тогда уже были в больших летах и, по нездоровью своему, порядочно стали гневливы и обидчивы. Молодым господам по этой причине в дому у нас было скучно, и покойница это видели и много за это досадовали, а больше всех на Алексея Никитича сердились, что не так, полагали, верно у них в доме порядок устроен, чтобы всем весело было, и что чрез то их все забывают. Вот Алексей Никитич и достали маменьке приглашение на бал, на который государя ожидали. Марфа Андревна не скрыли от меня, что это им очень большое удовольствие доставило. Сделали они себе к этому балу наряд бесценный и для меня французу портному заказали синий фрак...
    3. Старые годы в селе Плодомасове. Очерк 3. Глава 2.
    Входимость: 11. Размер: 13кб.
    Часть текста: милостью взыскан», и сел опять чулок вязать. Я еще тогда хорошо глазами видел, и что Марфа Андревна, что я, заравно такие самые нитяные чулки на господина моего Алексея Никитича в гвардию вязал. Вяжу, сударь, так-то и в этот час чулок, да и заплакал. Бог знает отчего заплакал, так, знаете, вспомнилось что-то про родных, перед днем ангела, и заплакал. А Марфа Андревна видят это, потому что я напротив их кресла на скамеечке всегда вязал, и спрашивают: «Что ж ты это,— изволят говорить,— нынче, Николаша, плачешь?» «Так,— отвечаю,— матушка, что-то слезы так... » — да и, знаете, что им доложить-то, отчего плачу, и не знаю. Встал, ручку их поцеловал, да и опять сел на свою скамеечку. «Не извольте,— говорю,— сударыня, обращать взоров ваших на эту слабость, это я так, сдуру, эти мои слезы пролил». И опять сидим да работаем; и я чулок вяжу, и они чулочек вязать изволят. Только вдруг они этак повязали и изволят спрашивать: «A куда ж ты, Николай, рубль тот денешь, что я тебе завтра подарить хочу?» «Тятеньке,— говорю,— сударыня, своему при верной оказии отправлю». «А если,— говорят,— я тебе два подарю?» «Другой,— докладываю,— маменьке пошлю». «А если три?» «Братцу,— говорю,— Ивану Афанасьевичу». Они покачали головкой, да и изволят говорить: «Много же как тебе, братец, денег-то надо, чтобы всех оделить! Это ты, такой маленький, этого и век не заслужишь». «Господу,— говорю,— было угодно таким создать меня»,— да с сими словами и опять заплакал; опять сердце, знаете, сжалось: и сержусь на свои слезы и плачу. Они же, покойница, глядели, глядели на меня и этак молчком меня к себе одним пальчиком и поманули: я упал им в ноги, а они положили мою голову в колени, да и я плачу, и они изволят плакать. Потом встали, да и говорят: «Ты не ропщешь, Николаша, на бога?» «Никогда,— говорю,— матушка, на создателя своего не ропщу». «Ну, он,— изволят...
    4. Сим воспрещается...
    Входимость: 10. Размер: 28кб.
    Часть текста: Кому из вас, почтенные читатели, не доводилось встречаться с этой нашей, так сказать, национальной фразой и вывеской? Где она не писалась, где она не стояла, где не сверкала и не била в глаза русскому человеку для того, чтобы порой досаждать ему, а чаще воздымать в его голове самые странные недоразумения: зачем и к чему все эти запреты; какой в некоторых из них смысл; какая в них польза; затем, если во всех этих запретах есть смысл и польза, то почему же девяносто девять запрещений из ста никем не соблюдаются, и зачем, когда несоблюдение их видимо подрывает авторитет запретителей, зачем этого не искоренят и не запретят, а все только запрещения растут и растут и множатся; зачем это, наконец, никого не смутит и не заставит задуматься? Впрочем, сказав, что это "никого не смущает", мы припоминаем, что сделали маленький промах, и должны оговориться. Покойный профессор гражданского законоведения в Московском университете Федор Лукич Морошкин, автор известного сочинения "О постепенном образовании законодательства" (умерший в 1857 году), не раз обращал внимание своих слушателей на то, что законодательство в России так разошлось с жизнью и ее требованиями, что, по его словам, у нас давно исчезла всякая возможность жить, не совершая ежеминутно постоянных преступлений. Благодаря непроглядной сети спутанных, перепутанных, одно другое уничтожающих и одно другому противоречащих запрещений, человеку, желающему не нарушать закона, у нас пришлось бы преодолевать такие неудобства жизни, с какими не знается ни один дикарь, заблудившийся в непроходимых лесах Гвианы. "Законовед, - резюмировал он, - неминуемо должен бы прийти от этой путаницы в непереносимое отчаяние, если бы его не подкрепляла одна священная надежда на явление со временем закона о запрещении запрещений !" Даровитый ученый, выражавший эту райскую надежду, уже двенадцать лет как переселился в селения...
    5. Мелочи архиерейской жизни. Глава 13.
    Входимость: 9. Размер: 22кб.
    Часть текста: лет, но с юношеским сердцем. Н. А. Е—ва любили все, кто его знал, и не любить его было трудно, так как он чрезвычайно обязательный и милый добряк. У него только два порока, или две слабости, из коих одну можно ему поставить даже и в добродетель: он большой хлопотун . Всю свою жизнь он за кого-нибудь просил или за кого-нибудь ручался, кого-нибудь вызволял из разного рода напастей, получая за это сам нередко более или менее чувствительные неприятности. Великое множество разнообразных несчастливцев считает его своим благодетелем, а он скорбит, что не может вызволить всех, потому что фонды его понизились и курс пал. Его беспрестанные за всех просьбы и поруки одним наскучили, а у других потеряли вес и значение. Лядащая мораль наших прожженных дней такой сердечной докуки не терпит и не переносит. В городе этого чудака прозвали: «Мать Софья о всех сохнет», а в семейном кружке его зовут — «дядя Никс» , и мы удержим для него это последнее имя в нашем рассказе. Дядя Никс был женат первым браком очень рано, на девице очень хорошего семейства, из рода владетельных князей К. Он был как нельзя более счастлив в этом браке,— жена его разделяла общую к нему симпатию и уважение и нежно его любила, но счастие их было непродолжительно: молодая женщина умерла родами, оставив мужу маленького сиротку. Вдовец очутился в грустном и трудном положении — один с маленьким ребенком, которого ни за что не хотел отдать из дома. Но бог о добрых людях печется: семья покойницы, принимая живое участие в осиротевшем добряке, прислала к нему пожить и заняться им и ребенком младшую сестру умершей — тоже недавно потерявшую мужа, молодую и очень...

    © 2000- NIV