• Приглашаем посетить наш сайт
    Ходасевич (hodasevich.lit-info.ru)
  • Cлово "ИЗВИНИТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ИЗВИНИТЕ, ИЗВИНИ, ИЗВИНИЛ, ИЗВИНИЛА

    1. Мелочи архиерейской жизни. Глава 13.
    Входимость: 6.
    2. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 1. Глава 15.
    Входимость: 6.
    3. Смех и горе. Главы 70-74.
    Входимость: 5.
    4. Смех и горе. Главы 40-44.
    Входимость: 4.
    5. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 9.
    Входимость: 4.
    6. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 5.
    Входимость: 4.
    7. Мелочи архиерейской жизни. Глава 12.
    Входимость: 4.
    8. Отборное зерно
    Входимость: 4.
    9. Мелочи архиерейской жизни. Глава 4.
    Входимость: 4.
    10. Некуда. Книга 2. Глава 12.
    Входимость: 4.
    11. Бесстыдник
    Входимость: 3.
    12. Железная воля. Глава 4.
    Входимость: 3.
    13. Пресыщение знатностью
    Входимость: 3.
    14. На ножах. Часть 2. Глава 8.
    Входимость: 3.
    15. Смех и горе. Главы 65-69.
    Входимость: 3.
    16. Смех и горе. Главы 75-79.
    Входимость: 3.
    17. Полунощники. Глава 11.
    Входимость: 3.
    18. Интересные мужчины. Глава 6.
    Входимость: 3.
    19. Воительница. Глава 3
    Входимость: 3.
    20. Некуда. Книга 1. Глава 5.
    Входимость: 2.
    21. На ножах. Часть 6. Глава 25.
    Входимость: 2.
    22. Русское тайнобрачие. Глава 5.
    Входимость: 2.
    23. Синодальный философ. Глава 3.
    Входимость: 2.
    24. На ножах. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 2.
    25. Смех и горе. Главы 55-59.
    Входимость: 2.
    26. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 3.
    Входимость: 2.
    27. Обойденные
    Входимость: 2.
    28. Зимний день. Глава 11.
    Входимость: 2.
    29. Загадочный человек. Главы 10-14.
    Входимость: 2.
    30. На ножах. Часть 6. Глава 4.
    Входимость: 2.
    31. Письма. Шубинскому С.Н. 8 октября 1882 г.
    Входимость: 2.
    32. Некуда. Книга 1. Глава 22.
    Входимость: 2.
    33. Некуда. Книга 1. Глава 12.
    Входимость: 2.
    34. Обойденные. Часть 1. Глава 8.
    Входимость: 2.
    35. Воительница. Глава 5
    Входимость: 2.
    36. Александрит
    Входимость: 2.
    37. Полунощники. Глава 3.
    Входимость: 2.
    38. На ножах. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 2.
    39. Юдоль. Глава 22.
    Входимость: 2.
    40. На ножах. Эпилог.
    Входимость: 2.
    41. Заячий ремиз. Главы 10-14.
    Входимость: 2.
    42. По поводу "Крейцеровой сонаты"
    Входимость: 2.
    43. На ножах. Часть 6. Глава 13.
    Входимость: 2.
    44. Некуда. Книга 3. Глава 25.
    Входимость: 2.
    45. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 12.
    Входимость: 2.
    46. Соборяне. Часть 3. Глава 6.
    Входимость: 2.
    47. На ножах. Часть 2. Глава 10.
    Входимость: 2.
    48. Смех и горе. Главы 60-64.
    Входимость: 2.
    49. Заячий ремиз. Главы 15-19.
    Входимость: 2.
    50. Фигура
    Входимость: 2.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Мелочи архиерейской жизни. Глава 13.
    Входимость: 6. Размер: 22кб.
    Часть текста: его было трудно, так как он чрезвычайно обязательный и милый добряк. У него только два порока, или две слабости, из коих одну можно ему поставить даже и в добродетель: он большой хлопотун . Всю свою жизнь он за кого-нибудь просил или за кого-нибудь ручался, кого-нибудь вызволял из разного рода напастей, получая за это сам нередко более или менее чувствительные неприятности. Великое множество разнообразных несчастливцев считает его своим благодетелем, а он скорбит, что не может вызволить всех, потому что фонды его понизились и курс пал. Его беспрестанные за всех просьбы и поруки одним наскучили, а у других потеряли вес и значение. Лядащая мораль наших прожженных дней такой сердечной докуки не терпит и не переносит. В городе этого чудака прозвали: «Мать Софья о всех сохнет», а в семейном кружке его зовут — «дядя Никс» , и мы удержим для него это последнее имя в нашем рассказе. Дядя Никс был женат первым браком очень рано, на девице очень хорошего семейства, из рода владетельных князей К. Он был как нельзя более счастлив в этом браке,—...
    2. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 1. Глава 15.
    Входимость: 6. Размер: 16кб.
    Часть текста: срок своего долга и не приезжал «отпроситься», княгиня сама посылала объявить, что: — Пусть-де не беспокоится: я на нем крест положила. И тот, чей счет бабушка в своей кабинетной книге зачеркивала крестом, уже никогда не имел у нее более кредита. Он мог получить «помощь», но не кредит. Открыв свой стол и свой карман для помощи неимущему, княгиня, однако, основательно смотрела, чтоб этим не злоупотребляли, и выдумала много самых курьезных, но практикою оправданных приемов. Так, например, если искал помощи кредитом человек, которого благонадежность казалась ей почему-нибудь сомнительною, то такому просителю она обыкновенно сразу не сулила и не отказывала, а оставляла его у себя «погостить во флигелях, покуда она подумает». Срок этого думанья был различный, иногда он доходил даже до целого месяца, что, впрочем, всегда было в известном соотношении с расстоянием места жительства просителя от села Протозанова. Кто жил поближе к Протозанову, тот удостоивался получать решительный ответ поскорее; а кто был из мест более отдаленных, тому приходилось ожидать подольше. Во все время этого ожидания нуждающийся гость ходил к княгине обедать, и если он был ей по душе, то его приглашали к ней к вечернему чаю; а впрочем, он мог без стеснения располагать собою, как ему угодно. В его воле было и совсем не ходить к княгине, и она за это нимало не обижалась. Для занятий же приезжих было достаточное число верховых и упряжных лошадей, ружей и легавых и борзых собак, а также бильярд во флигеле и шкаф с книгами. А между тем, пока проситель гостил у бабушки и развлекался чем мог по своему вкусу и выбору, на...
    3. Смех и горе. Главы 70-74.
    Входимость: 5. Размер: 35кб.
    Часть текста: сидели смиренными плотицами разнокалиберные просительницы — все с одинаково утомленным и утомляющим видом; из угла в угол по зале, как ерш с карасем, бегали взад и вперед курносая барышня-просительница в венгерских сапожках и сером платьице, подобранном на пажи, с молодым гусаром в венгерке с золотыми шнурками. Эта пара горячо рассуждала о ком-то, кто «заеден средою», и при повороте оба вдруг в такт пощелкивали себя сложенными листами своих просьб, гусар сзади по ляжке, а барышня спереди по кораблику своего корсета, служившего ей в этом случае кирасою. У окна на самом горячем солнопеке сидел совсем ослизший пескарь — белый человечек лет двадцати, обливавшийся потом; он все пробовал читать какую-то газету и засыпал. У другого окна целая группа: шилистая, востроносая пестрая щука в кавалерийском полковничьем мундире полусидела на подоконнике, а пред нею, сложа на груди руки, вертелся красноглазый окунь в армейском пехотном мундире. Правый и левый фланг занимали выстроившиеся шпалерами мелкие рыбки вроде снятков. Щука это был полицеймейстер, окунь... был окунь, а мелочь улыбалась,...
    4. Смех и горе. Главы 40-44.
    Входимость: 4. Размер: 16кб.
    Часть текста: Я вам посоветую: идите вы в гусары; вы,— извините меня,— вы этакий кубастенький бочоночек, прекоренастый; ведь лучше в гусары, да там и общество дружное и залихватское... Вы пьете?.. Нет!.. Ну, да все равно. А острить можете? — Нет,— отвечаю,— я и острить не могу. — Ну, как-нибудь, из Грибоедова, что ли: «Ах, боже мой, что станет говорить княгиня Марья Алексевна»; или что-нибудь другое,— ведь это нетрудно... Неужто и этого не можете? — Да это, может быть, и могу,— отвечаю я,— да зачем же это? — Ну, вот и довольно, что можете, а зачем — это после сами поймете; а что это нетрудно, так я вам за то головой отвечаю: у нас один гусар черт знает каким остряком слыл оттого только, что за каждым словом прибавлял: «Ах, екскюзе ма фам» 1 ; но все это пока в сторону, а теперь к делу: бумага у меня для вас уже заготовлена; что вам там таскаться в канцелярию? только выставить полк, в какой вы хотите,— заключил он, вытаскивая из-за лацкана сложенный лист бумаги, и тотчас же вписал там в пробеле имя какого-то гусарского полка, дал мне подписать и, взяв ее обратно, сказал мне, что я совершенно свободен и должен только завтра же обратиться к такому-то портному, состроить себе юнкерскую форму, а послезавтра опять явиться сюда к генералу, который сам отвезет меня и отрекомендует моему полковому командиру. ГЛАВА СОРОК ПЕРВАЯ Так все это и сделалось. Портной одел меня, писаря записали, а генерал осмотрел, ввел к...
    5. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 9.
    Входимость: 4. Размер: 13кб.
    Часть текста: в письме Сперанского с целию сделать ей указание на Мефодия Мироныча. Но, подумав немножко, бабушка, однако, пожелала еще расспросить о нем Дон-Кихота. Дворянин в это время был близко: он сидел пред княгинею и клал свой пасьянс. Бабушка тотчас же вступила с ним в разговор. — Полно тебе шлепать своими картами!— сказала она.— Давай поговорим. — А? Поговорим... Хорошо, извольте... О чем поговорим? — Ты ведь, разумеется, тоже знал учителя Червева? — Что за пустяки! Разумеется, знал. — Мне кажется... что Патрикей мне про него что-то вздора наговорил. — Ну, разумеется, как же может Патрикей... Разве Патрикей может его понимать? А что вы про него хотите знать? — Все. — Да я всего и сам не знаю. — Ну, говори просто: что он и какого сорта человек? — Гм!.. по-моему, он человек первого сорта. — С какого края первого? — Да, да; вы правы, я не так сказал: он выше первого, он го-человек. — Что ты такое несешь? — Я говорю, он го-человек; это, я думаю, всякому понятно, что значит. — Ну, а вообрази, что мне это непонятно, и говори толком: чем он от других рознится? — А чем рознится го-сотерн от простого сотерна: то же вино, да лучше. Он поумнее того, кто сто книг наизусть выучил. — Кто это сто книг выучил? — Я читал... был такой ученый... я это в книгах читал. — Батюшка, да ведь твоих книг, кроме тебя, никто не читывал! Ты объясни проще. — Отчего же моих книг не читать? Что они старые, так это ничего не значит; а впрочем, я вам расскажу: это было в Палестине, когда о святой троице спорили. — Ну, вон оно куда пошло! — Да ведь позвольте, пожалуйста ведь это так-с.. тогда ведь, знаете, в старину, какие люди бывали:...

    © 2000- NIV