• Приглашаем посетить наш сайт
    Бестужев-Марлинский (bestuzhev-marlinskiy.lit-info.ru)
  • Cлово "УСТРОИТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: УСТРОИЛ, УСТРОИЛА, УСТРОЕНО, УСТРОЕН

    1. Борьба за преобладание
    Входимость: 10.
    2. Сеничкин яд
    Входимость: 7.
    3. Павлин. Глава 6.
    Входимость: 6.
    4. Случай у Спаса в Наливках
    Входимость: 5.
    5. Дама и фефёла. Главы 10-14.
    Входимость: 5.
    6. Некуда. Книга 1. Глава 18.
    Входимость: 5.
    7. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 1.
    Входимость: 5.
    8. На ножах. Часть 6. Глава 9.
    Входимость: 4.
    9. Ракушанский меламед
    Входимость: 4.
    10. Некуда. Книга 3. Глава 2.
    Входимость: 4.
    11. Синодальный философ. Глава 2.
    Входимость: 4.
    12. Детские годы. Глава 6.
    Входимость: 3.
    13. Русское тайнобрачие. Глава 5.
    Входимость: 3.
    14. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 16.
    Входимость: 3.
    15. Некуда. Книга 2. Глава 8.
    Входимость: 3.
    16. На ножах. Часть 2. Глава 2.
    Входимость: 3.
    17. Русский демократ в Польше
    Входимость: 3.
    18. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 9.
    Входимость: 3.
    19. Обман
    Входимость: 3.
    20. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 6.
    Входимость: 3.
    21. Литератор-красавец
    Входимость: 3.
    22. Вдохновенные бродяги
    Входимость: 3.
    23. Легендарные характеры
    Входимость: 3.
    24. Очарованный странник. Глава 11.
    Входимость: 3.
    25. Гора. Египетская повесть. Глава 20.
    Входимость: 3.
    26. Соборяне. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 3.
    27. Некуда. Книга 3. Глава 25.
    Входимость: 3.
    28. Детские годы. Глава 20.
    Входимость: 3.
    29. Мелочи архиерейской жизни. Глава 10.
    Входимость: 3.
    30. На ножах. Часть 3. Глава 3.
    Входимость: 3.
    31. Сошествие в ад
    Входимость: 3.
    32. Час воли божией
    Входимость: 3.
    33. Карикатурный идеал. Глава 6.
    Входимость: 3.
    34. Некуда. Книга 2. Глава 2.
    Входимость: 2.
    35. Зимний день. Глава 13.
    Входимость: 2.
    36. Сибирские картинки 18 века. Глава 16.
    Входимость: 2.
    37. Колыванский муж. Глава 13.
    Входимость: 2.
    38. На ножах. Часть 6. Глава 5.
    Входимость: 2.
    39. Леон дворецкий сын
    Входимость: 2.
    40. Некуда. Книга 2. Глава 20.
    Входимость: 2.
    41. Загадочный человек. Главы 30-34.
    Входимость: 2.
    42. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 6.
    Входимость: 2.
    43. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 7.
    Входимость: 2.
    44. Заячий ремиз
    Входимость: 2.
    45. Смех и горе. Главы 30-34.
    Входимость: 2.
    46. Шерамур. Глава 23.
    Входимость: 2.
    47. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка. Часть 4.
    Входимость: 2.
    48. На ножах. Часть 4. Глава 17.
    Входимость: 2.
    49. Неоцененные услуги. Глава 4.
    Входимость: 2.
    50. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 2.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Борьба за преобладание
    Входимость: 10. Размер: 105кб.
    Часть текста: книжек духовного журнала "Странник" небольшой, но прелюбопытный отрывок из воспоминаний бывшего синодального секретаря Ф. И. Исмайлова. Период времени, описываемый покойным Исмайловым, - двадцать лет его служения в синоде, с 1820 по 1840 год, именно те самые годы, когда совершилась замечательная в истории синода борьба членов синодального присутствия с обер-прокурорами. Отсюда понятно, какой живой интерес должны иметь для истории правдивые воспоминания близкого свидетеля этой борьбы, нередко даже принимавшего в ней участие и, наконец, в заключение существенно от неё пострадавшего. Мы берём из этого отрывка только самые существеннейшие черты, которые выясняют нечто до сих пор в этой истории неясное, и стараемся привести то, что нам самим известно из других записок или рассказов современников, которых еще немало находится в живых. Абрисы и рассказы секретаря Исмайлова очень безыскусственны и местами даже просты до наивности, но этим они внушают большое доверие к автору, - человеку, который, как мы сейчас увидим, представляется очень добрым, тепло верующим и совестливым. Но, несмотря на всю непритязательность и скромность воспоминаний Исмайлова, они в некоторых случаях заставляют отдать им полное предпочтение перед тем, что начертано рукою более или менее...
    2. Сеничкин яд
    Входимость: 7. Размер: 82кб.
    Часть текста: по-видимому, условия для того, чтобы такая вредная гадость, как "Сеничкин яд", туда ни под каким видом проникать не могла. Наконец, существует ещё и третье объяснение, и оно, может быть, самое правильное, что "Сеничкин яд" это и есть та самая "прелесть, юже издревле изблева змий". Словом, это изобретение самого сатаны и изобретение, как сам чёрт, старое. Судя по необыкновенной скрытности заражения "Сеничкиным ядом", пристойно думать, что всего вернее это - действительно дело змия. Впрочем, основательно разобраться в этом за давностью лет чрезвычайно трудно, но очень любопытно проследить, как "Сеничкин яд" распространился в русском обществе в годы, предшествовавшие рождению нашего поколения, которое несёт на себе сугубое обвинение за изобретение "яда". Это здесь и предлагается. Материал для наблюдения, как распространялся и действовал "Сеничкин яд" в тридцатых годах нашего столетия, мы находим в записках магистра 2-го курса московской духовной академии и профессора вифанской семинарии, а впоследствии синодального секретаря Филиппа Филипповича Исмайлова, драгоценнейшею чертою характера которого надо считать его правдивость , часто совсем не щадящую его собственного самолюбия. Педагогические наблюдения и заметки Исмайлова интересны не менее рассказанных уже по его запискам любовных и брачных эпизодов "глухой поры" тридцатых годов. Здесь мы увидим лжепатриотизм и лжеумствования...
    3. Павлин. Глава 6.
    Входимость: 6. Размер: 10кб.
    Часть текста: женщины, более всего избегала сцен возмущавшего ее жестокосердия и заботилась о том, чтобы не видать их; но нервы тетки Ольги были крепче, и она не боялась становиться с горем лицом к лицу, а потому она и здесь не оставила наших злополучных соседок и навещала их с своей новой квартиры. Тонкая деликатность тетки, вероятно, не позволяла ей спросить у них: есть ли им чем заплатить за следующий, наступающий месяц, но она стерегла и подкарауливала, как им обойдется урочный день наступающего срочного платежа. Я помню, как она тревожно и с каким сердобольным беспокойством берегла в своей памяти этот день, страшась, как бы не просчитать его, и, дождавшись, когда он наступил, рано утром побежала в дом, где наши бедные соседки оставались во власти Павлина. Взбежав на двор, она прежде глянула на их окна... рамы были на месте... Тетка успокоилась. Прошел и еще месяц — и тетка Ольга опять точно так же стерегла срочное число и опять с деньгами в кармане побежала к старым соседям, и опять все застала в полном порядке и спокойствии, какое было возможно в их стесненном положении. По крайней мере квартира была тепла, хотя, видимо, все мало-помалу пустела. На третьем месяце у этих бедных жильцов умерла старушка бабушка... Ходили странные слухи: говорили, будто она отравилась фосфорными спичками и сделала это в полной памяти и с знанием дела: она распустила фосфор не в воде и не в спирте, как это делает большинство отравляющихся этим способом, а в масле, в котором фосфор растворяется совершенно. Говорили, что она отравилась с единственной целью не обременять собою бедную дочь, которая не хотела ее оставить и бедствовала, давая дешевые уроки, тогда как она с одною девочкою могла бы поступить куда-нибудь классною дамою или гувернанткою. Бабушка хотела развязать своей дочери руки, и развязала их с удивительным...
    4. Случай у Спаса в Наливках
    Входимость: 5. Размер: 67кб.
    Часть текста: В Москве, в церкви Всемилостивого Спаса, что в Наливках, в 1727 году, было два священника и дьякон. Один из священников, отец Гавриил (Григорьев), был "действительный поп", т. е. настоящий священник здешнего прихода, а другой - отец Кирилл (Фёдоров) "не действительный", а "приукаженный поп, по эпитрахильному указу", то есть это был безместный и приставленный к церкви Всемилостивого Спаса в помощь "действительному" священнику, отцу Гавриилу. "Приукажен" поп Кирилл был на срок, а именно "на один год", но прирос тут Лады у священников были - как это часто бывает - не особенно хорошие: Кирилл завёл против Гаврилы "приказную ссору". В наших православных "двуштатах", как известно, есть достаточно таких "междуособных обстоятельств", которые делают нелады между левитами совершенно понятными. Что за человек был отец Гавриил, этого по делу не видно, но отец Кирилл был из тех, с которыми трудно "учредить церковь Божию". Во-первых, он запивал и в подпитии был шаловлив и дерзок; во-вторых, у него были особенные слабости, совершенно неудобные лицу, предстоящему престолу божию. Склонность к пьянству и ребячливые во время подпития поступки отец Кирилл обнаружил вскоре же по прибытии к церкви Спаса на Наливках, но из проделок его за двери храма долго ничего не выходило, а из этого, кажется, непременно следует заключить, что товарищ отца Кирилла, "действительный поп" Гавриил, был человек снисходительный и неябедливый. Однако, как кувшин, ходя по воду, оканчивает тем, что сломает себе голову, так и шаловливому отцу Кирилле положен был предел, дальше которого не могли идти без наказания его неиерейские дела, и случилось с ним следующее. В воскресенье, 9 июля 1727 года, рано утром отец Кирилл служил утренню. Очевидно: он начинал свою очередную седьмицу и пьян не был. "Действительный поп", отец Гавриил, тоже находился тут, но не служил. На клиросах стояли певцы, на правом лучшие, а на левом худшие, и в...
    5. Дама и фефёла. Главы 10-14.
    Входимость: 5. Размер: 22кб.
    Часть текста: передо мною, от этого так страшно побледнела, что я упросил ее сесть, и тогда она сейчас же заговорила: — Отдать дитя навсегда... ни за что!.. Слов нет, я сама виновата, — ну, все же я могу о нем и обдумать. В этом доме, где я вчера угол взяла и мы там ночевали, там бабы живут и ходят шить мешки. И я могу шить мешки, но его туда с собой нельзя брать. Она прижала к себе ребенка и залилась слезами. У меня в тогдашнее время не было никаких запасов, которыми я мог бы поделиться, и все, что я мог дать бедной Праше, это было пять рублей. Я просил ее взять это пособие и идти пожить на квартире два-три дня, пока я испробую, нет ли возможности устроить для нее с ребенком какую-нибудь новую складчину. Она не ломаясь взяла деньги, шепотом сказала: — Благодарю вас: постарайтесь! — и ушла. Но стараться тогда было мудрено, и многого в нашем положении сделать было невозможно. Тогда еще не было таких хороших литературных заработков, какими нынче похваляются нынешние молодые писатели, между которыми есть уже и капиталисты и даже сибариты. Мы тогда работали очень много и очень старательно, но получали мы мало, а часто и вовсе ничего не получали. Сами бедняки, мы нередко сотрудничали «из чести» у очень необеспеченных издателей, которым, однако, мы считали за обязанность помогать «по сочувствию к хорошему направлению». Некоторые из этих благородных предпринимателей скоро сообразили, что из наивного настроения искренних писателей можно извлечь выгоды, и они этим воспользовались (кто хочет лучше с этим познакомиться, пусть прочтет переписку Д. И. Писарева с Г. Е. Благосветловым). Гончаров называл это время «грубым периодом в литературе». Оно и действительно было грубовато и очень несправедливо, но тогда в литературной среде встречались характеры до такой степени цельные и строго относившиеся к призванию...

    © 2000- NIV