• Приглашаем посетить наш сайт
    Татищев (tatischev.lit-info.ru)
  • Cлово "ЛИТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ЛЬЕТ, ЛИЛА, ЛЬЮТ, ЛЕЙ, ЛЬЮ

    1. Скоморох Памфалон. Примечания.
    Входимость: 4.
    2. Юдоль. Примечания.
    Входимость: 2.
    3. Запечатленный ангел. Глава 12.
    Входимость: 2.
    4. Воительница. Глава 6
    Входимость: 2.
    5. Бесстыдник
    Входимость: 2.
    6. Интересные мужчины. Глава 15.
    Входимость: 2.
    7. Детские годы. Глава 24.
    Входимость: 2.
    8. Письма. Пешковой-Толиверовой А.Н. 14 апреля 1888 г
    Входимость: 2.
    9. Запечатленный ангел. Глава 13.
    Входимость: 2.
    10. Островитяне. Глава 25.
    Входимость: 2.
    11. Случай у Спаса в Наливках
    Входимость: 1.
    12. Томленье духа
    Входимость: 1.
    13. Заячий ремиз. Главы 20-24.
    Входимость: 1.
    14. Скоморох Памфалон. Глава 24.
    Входимость: 1.
    15. Сим воспрещается...
    Входимость: 1.
    16. Оскорбленная Нетэта. Глава 11.
    Входимость: 1.
    17. На ножах. Часть 3. Глава 2.
    Входимость: 1.
    18. На ножах. Часть 6. Глава 11.
    Входимость: 1.
    19. Гора. Египетская повесть. Глава 26.
    Входимость: 1.
    20. На смерть M. H. Каткова
    Входимость: 1.
    21. Аскалонский злодей. Глава 9.
    Входимость: 1.
    22. Письма. Суворину А.С. Ноябрь 1885 г.
    Входимость: 1.
    23. Чертовы куклы. Глава 16.
    Входимость: 1.
    24. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 2.
    Входимость: 1.
    25. Леди Макбет нашего уезда. Глава 8
    Входимость: 1.
    26. Письма. Толстому Л.Н. 20 января 1891 г.
    Входимость: 1.
    27. Соборяне. Часть 1. Глава 9.
    Входимость: 1.
    28. На ножах. Часть 5. Глава 11.
    Входимость: 1.
    29. Обойденные. Часть 2. Глава 1.
    Входимость: 1.
    30. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 7.
    Входимость: 1.
    31. Очарованный странник. Глава 10.
    Входимость: 1.
    32. Д.П. Святополк-Мирский. Лесков
    Входимость: 1.
    33. Гора. Египетская повесть. Глава 27.
    Входимость: 1.
    34. Очарованный странник. Глава 13.
    Входимость: 1.
    35. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 6.
    Входимость: 1.
    36. Карикатурный идеал. Глава 9.
    Входимость: 1.
    37. Письма. Бубнову Б.М. 3 апреля 1891 г.
    Входимость: 1.
    38. Детские годы. Глава 19.
    Входимость: 1.
    39. На ножах. Часть 6. Глава 6.
    Входимость: 1.
    40. Соборяне. Часть 3. Глава 9.
    Входимость: 1.
    41. Оскорбленная Нетэта. Глава 9.
    Входимость: 1.
    42. Гора. Египетская повесть. Глава 29.
    Входимость: 1.
    43. Юдоль. Глава 10.
    Входимость: 1.
    44. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка. Примечания.
    Входимость: 1.
    45. На ножах. Часть 6. Глава 20.
    Входимость: 1.
    46. Заметки неизвестного. Глава 3.
    Входимость: 1.
    47. Житие одной бабы. Часть 2. Глава 9
    Входимость: 1.
    48. Антука
    Входимость: 1.
    49. Интересные мужчины. Глава 18.
    Входимость: 1.
    50. Аскалонский злодей. Глава 14.
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Скоморох Памфалон. Примечания.
    Входимость: 4. Размер: 21кб.
    Часть текста: в томике «Повестей и рассказов» Лескова, изданном Сувориным. В Институте русской литературы (Пушкинский Дом) хранятся гранки журнального текста «Скомороха Памфалона», испещренные обильной авторской правкой, до одиннадцатой главы включительно. Эти одиннадцать обработанных глав в основном соответствуют журнальному тексту, хотя в них и есть некоторые отличительные особенности. В гранках легенда называется: «Повесть о боголюбезном скоморохе» (это название проставлено вместо зачеркнутого более раннего — «Повесть о великодушном скоморохе»); основные герои здесь имеют еще другие имена: Ермий называется Феодулом, Панфалон — Корнилием, гетера Азелла — Одиллией. Нет здесь также эпиграфа. Гранки в целом значительно отличаются от печатного текста. Сравнение их с печатным текстом показывает, что в процессе дальнейшей работы Лесков обнаружил тенденцию к большим сокращениям первоначального текста произведения. Вследствие этого в печать не попали многие длинноты, которыми отличалось произведение на ранних стадиях его создания. При этом кое-что было удалено без учета контекста, что привело к логическим несообразностям, не замеченным Лесковым. В главе двадцать четвертой после абзаца «— Согласна ли я! — воскликнула Магна» Лесков вычеркнул почти целую страницу, не обратив внимания на то, что в результате такой операции дальнейшее повествование плохо согласуется в деталях. В начале этой главы хозяин публичного дома говорит Магне, указывая на Магистриана: «Вот кому я уступил всякую власть над тобою до утра». И уходит. Через несколько минут после этого Магистриан напутствует Магну, переодетую в его платье: «Смело иди из этого дома! Твой презренный хозяин сам тебя выведет за свои проклятые двери». Владелец Магны мог не узнать ее, переодетую в платье Магистриана; но в таком случае он неизбежно...
    2. Юдоль. Примечания.
    Входимость: 2. Размер: 11кб.
    Часть текста: одиннадцатого тома. Когда по типографским соображениям уже было неудобно менять текст, Лесков дал два больших примечания к рассказу, о чем говорится в его неопубликованном письме к В. В. Тимофеевой от 6 апреля 1893 года. В этом письме Лесков просит В. В. Тимофееву устроить, «чтобы два прилагаемых листочка были помещены в виде подстрочных примечаний в рассказе «Юдоль». Листок лит<ер> А, — пишет Лесков, — надо вставить в том месте, где поп говорит с Кромсаем о псаломщике Павлуше, которого Кромсай пропил (в конце XIII гл.); 1 а листок лит<ер> Б — относится к новой вставке о бабе... которая во время голода «гуляла», а потом служила в земской больнице и говорила, что она «души не погубила» (Рукописный отдел Института русской литературы АН СССР, ф. 425, № 63). Некоторые из читателей поставили под сомнение возможность появления квакерш в России 1840-х годов. Лесков ответил сомневающимся своеобразной исторической справкой «О квакереях». По выходе одиннадцатого тома, где были перепечатаны «Юдоль» и «О квакереях», рецензент «Русской мысли» подтвердил точность материалов Лескова о квакершах и времени их появления в России. Во второй части рассказа ...
    3. Запечатленный ангел. Глава 12.
    Входимость: 2. Размер: 8кб.
    Часть текста: отвечает: — Отчего же? Чем мои руки несоответственны? — Да тебе,— говорит,— что-нибудь мелкое ими не вывесть. Тот спрашивает: — Почему? — А потому что гибкость состава перстов не позволит. А Севастьян говорит: — Это пустяки! Разве персты мои могут мне на что-нибудь позволять или не позволять? Я им господин, а они мне слуги и мне повинуются. Англичанин улыбается. — Значит ты,— говорит,— нам запечатленного ангела подведешь? — Отчего же,— отвечает,— я не из тех мастеров, которые дела боятся, а меня самого дело боится; так подведу, что и не отличите от настоящей. — Хорошо,— молвил Яков Яковлевич,— мы немедля же станем стараться настоящую икону достать, а ты тем часом, чтоб уверить меня, докажи мне свое искусство: напиши ты моей жене икону в древнерусском роде, и такую, чтоб ей нравилась. — Какое же во имя? — А уж этого я,— говорит,— не знаю; что знаешь, то и напиши, это ей все равно, только чтобы нравилась. Севастьян подумал и вопрошает: — А о чем ваша супруга более богу молится? — Не знаю,— говорит,— друг мой; не знаю о чем, но я думаю, вернее всего о детях, чтоб из детей честные люди вышли. Севастьян опять подумал и отвечает: — Хорошо-с, я и под этот вкус потрафлю. — Как же ты потрафишь? — Так изображу, что будет созерцательно и усугублению молитвенного духа супруги вашей благоприятно. Англичанин велел ему дать все удобства у себя на вышке, но только Севастьян не стал там работать, а сел у окошечка на чердачке над Луки Кирилова горенкой и начал свою акцию. И что же он, государи мои, сделал, чего мы и вообразить не могли. Как шло дело о детях, то мы думали, что он изобразит Романа-чудотворца, коему молятся от неплодия, или избиение младенцев в Иерусалиме, что всегда матерям, потерявшим чад, бывает приятно, ибо там Рахиль с ними плачет о детях и не хочет утешиться; но сей мудрый изограф, сообразив, что у англичанки дети есть и она льет молитву не о даровании их, а об оправдании их нравственности, взял и совсем иное написал, к целям ее еще более...
    4. Воительница. Глава 6
    Входимость: 2. Размер: 10кб.
    Часть текста: все. По-моему, то любовь, если человек женщине как следует помогает — вот это любовь, а что женщина, она всегда должна себя помнить и содержать на примечании. — Так,— говорю,— стало быть, ничем вы, Домна Платоновна, богу и не грешны? — А тебе какое дело до моих грехов? Хоша бы чем я и грешна была, то мой грех, не твой, а ты не поп мой, чтоб меня исповедовать. — Нет, я говорю это, Домна Платоновна, только к тому, что молоды вы овдовели и видно, что очень вы были хороши. — Хороша не хороша,— отвечает,— а в дурных не ставили. — То-то,— я говорю,— это и теперь видно. Домна Платоновна поправила бровь и глубоко задумалась. — Я и сама,— начала она потихоньку,— много так раз рассуждала: скажи мне, господи, лежит на мне один грех или нет? и ни от кого добиться не могу. Научила меня раз одна монашка с моих слов списать всю эту историю и подать ее на духу священнику,— я и послушалась, и монашка списала, да я, шедши к церкви, все и обронила. — Что ж это такое, Домна Платоновна, за грех был? — Не разберу: не то грех, не то мечтание. — Ну, хоть про мечтание скажите. — Издаля это начинать очень приходится. Это еще как мы с мужем жили. — Ну как же, голубушка, вы жили? — А жили ничего. Домик у нас был хоша и небольшой, но по предместности был очень выгодный, потому что на самый базар выходил, а базары у нас для хозяйственного употребления частые, только что нечего на них выбрать, вот в чем главная цель. Жили мы не в больших достатках, ну и не в бедности; торговали и рыбой, и салом, и печенкой, и всяким товаром. Муж мой, Федор Ильич, был человек молодой, но этакой мудреный, из себя был сухой, но губы имел необыкновенные. Я таких губ ни у кого даже после и не видывала. Нраву он, не тем будь помянут, был...
    5. Бесстыдник
    Входимость: 2. Размер: 30кб.
    Часть текста: море нашло себе довольно горячих апологетов, выходило, что будто море едва ли не панацея от всех зол, современного обмеления чувств, мысли и характера. — Гм!— заметил старик Порфирий Никитич,— что же?— это хорошо; значит, все очень легко поправить: стоит только всех, кто на земле очень обмелел духом, посадить на корабли да вывесть на море. — Ну, вот какой вы сделали вывод! — А что же такое? — Да мы так не говорили: здесь шла речь о том, что море воспитывает постоянным обращением в морской жизни, а не то что взял человека, всунул его в морской мундир, так он сейчас и переменится. Разумеется, это, что вы выдумали,— невозможно. — Позвольте, позвольте,— перебил Порфирий Никитич,— во-первых, это совсем не я выдумал, а это сказал один исторический мудрец. — Ну, к черту этих классиков! — Во-первых, мой исторический мудрец был вовсе не классический, а русский и состоял на государственной службе по провиантской части; а во-вторых, все то, что им было на этот счет сказано, в свое время было публично признано за достоверную и несомненную истину в очень большой и почтенной компании. И я, как добрый патриот, хочу за это стоять, потому что все это относится к многосторонности и талантливости русского человека. — Нельзя ли рассказать, что это за историческое свидетельство? — Извольте. Прибыв вскоре после Крымской войны в Петербург, я раз очутился у Степана Александровича Хрулева, где встретил очень большое и пестрое собрание: были военные разного оружия, и между ними несколько наших черноморцев, которые познакомились со Степаном Александровичем в севастопольских траншеях....

    © 2000- NIV