• Приглашаем посетить наш сайт
    Грибоедов (griboedov.lit-info.ru)
  • Cлово "ЯЗЫЧНИЦА"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ЯЗЫЧНИЦЫ, ЯЗЫЧНИЦЕЮ, ЯЗЫЧНИЦЕ

    1. Аскалонский злодей. Глава 5.
    Входимость: 4. Размер: 12кб.
    2. Письма. Суворину А.С. 25 декабря 1889 г.
    Входимость: 2. Размер: 7кб.
    3. Аскалонский злодей. Глава 6.
    Входимость: 2. Размер: 4кб.
    4. Полунощники. Глава 8.
    Входимость: 1. Размер: 15кб.
    5. На краю света. Глава 4.
    Входимость: 1. Размер: 7кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Аскалонский злодей. Глава 5.
    Входимость: 4. Размер: 12кб.
    Часть текста: из Дамаска прибыл в Аскалон ожидаемый для суда над Анастасом-злодеем именитый ипарх, по имени Милий. Он был прислан не только затем, чтобы осудить Анастаса, но также чтобы заодно осмотреть, как управляет областью аскалонский правитель Димас, и раздать подаяние, которое прислала через него в Аскалон от щедрот своих Феодора. Обходя аскалонскую темницу, Милий остановился перед впадиной, где был прикован пятью цепями безжалостный Анастас-разбойник, и когда темничник Раввула осветил факелом Анастаса, то Милий удивился, увидев его ужасное лицо,- так сильно и резко изображалось на нём беспощадное свирепство разбойника. Тут Милий не удержался и воскликнул вслух: - О, как он подл и противен! Клянусь, что я никогда не встречал на свете ничего более злого и омерзительного, как эти его косые глаза и эти вразлёт идущие густые брови! Земля с нетерпением должна ждать минуты, когда этот безжалостный зверь перестанет дышать её воздухом и тяготить её своими ногами. Впрочем, я об этом как можно скорей постараюсь. Злодей же Анастас, услыхав, что проговорил о нём Милий, запрыгал на месте и, тряся от гнева цепями, закричал на ипарха: - Я тебе мерзок а может быть, сам ты и ещё меня хуже. Твоё ли дело, злая душа, надо мной насмехаться? Жалею,...
    2. Письма. Суворину А.С. 25 декабря 1889 г.
    Входимость: 2. Размер: 7кб.
    Часть текста: стоит как пушка к мортире: «Пушка стреляет сама по себе, а мортира — сама по себе». Я Вам говорил, что Ваши дарования богаче моих, и особенно у Вас есть преизбыток гибкости, которая дает очень милый тон Вашим рассказам. В ней, то есть в этой гибкости, которою с Вами схожа Яковлева (Ланская), заключалась прелесть и привлекательность Ваших фельетонов былого времени. У меня ее нет или очень мало. Я, может быть, слишком торопился «определиться», а Вы легче меня сердцем и характером и сохраняете до сих пор некоторую неопределенность, а через нее и гибкость и живость. Я люблю Ваш талант и очень рад, что говорил об этом прежде этого случая, когда я чувствую себя растроганным Вашим заступничеством и слова мои могли бы показаться льстивыми. Но я уверен, что Вы знаете, что я не льстец и не искатель. Я благодарю Вас за утешение в ином смысле — не в литературном. Литературное значит меньше, чем жизненное... Я скорбел: как теперь свидеться и заговорить! — а лишить себя этой возможности после 30 лет мне казалось ужасно!.. И именно как раз, как нарочно это в 30-й год... Это было мучительно. Ночь под р<ождество> Христово я читал до двух час<ов> письма Л. H—ча «к разным лицам», и в том числе несколько раз перечитал письмо его к В<иктору> П<етровичу> по поводу затевавшегося протеста из-за Надсона, протеста, от подписания которого первый отказался я, и как раз по тем же соображениям, как и Толстой. Я же первый отказался и от «Сборников» на памятник H—ну, и опять мы совершенно совпали в мотивах отказа с Л. H—чем. Я читал и то,...
    3. Аскалонский злодей. Глава 6.
    Входимость: 2. Размер: 4кб.
    Часть текста: тебе не приду. - Я дам тебе пять. - Хоть и десять. - Двадцать тысяч! - Ты оскорбляешь меня этим торгом; но с тех пор, как я подпала несчастию, я уже привыкла к подобным обидам. Бедность должна много прощать людям с достатком, но любовь моя не продажна: я люблю мужа. - Ты его и люби, но ведь ты язычница, и по вере твоей тебе нет греха в том, на что я тебя приглашаю. Твой бог Анубис тебя не осудит. Принеси же ему втайне жертву за мужа и возврати ему волю. - Ты знаешь, что говоришь,- отвечала Тения,- я дочь жреца и брак мой с мужем моим теперь не связан законом. Ты прав, я вольна оставить его и свободна избрать другого по сердцу, но я верна Фалалею потому, что он мил мне, и если я жила с ним в довольстве и счастье, то неужели я покину его в горе? Нет, так не будет, и ты возьми даже эту златницу, которую дал мне,- у меня есть сегодня для всех нас на хлеб и на рыбу. Ипарх изумился кроткому ответу Тении, но она ему ещё более понравилась, и он ещё больше распалился желаньем. - Оставь взятую златницу у себя,- сказал он,- и вот возьми ещё другую и не будь за них мне ничем обязана, но не будь безрассудна и ещё поразмысли. Если ты согласишься прийти ко мне, то я ещё возвышаю цену: я высыплю к твоим ногам всю кису доброхотных даяний, и тогда ты можешь выкупить на эти деньги свободу своему мужу. Обдумай это, прежде чем захочешь сказать свой ответ мне. - Ты очень щедр,- отвечала Тения,- и возвысил цену моей красоты до того, что она стала теперь ценою свободы моего мужа, а я язычница и, как ты говоришь, я не имею...
    4. Полунощники. Глава 8.
    Входимость: 1. Размер: 15кб.
    Часть текста: воробей, подпрыгивает и уговаривает публику: «Господа! не безобразьте!.. все увидите. Для чего невоспитанность!» Я думаю, вот этот образованный! и подхожу к нему и прошу, чтобы велел нашу карету впереди других поставить, потому что нам назначена первая ажидация; но он хоть бы что!.. на все мои убедительные слова и внимания не обратил, а только все топорщится воробьем и твердит: «Что за изверги христианства! Что за свинская невоспитанность!» А я вдруг замечаю, что здесь же в толпучке собрались все мои третьеводнишние знакомые, с которыми я назад ехала, и особенно та благочестивая старушка, у которой весь дом от вифлиемции болен, и я ей все рассказывала. «Вот и вы, — говорит, — здесь?» «Как же, — отвечаю я, — здесь; к нам ведь к первым обещано». «Вы ведь от Степеневых, кажется?» «Да, — отвечаю, — я от Степеневых, — в их карете, — Мирон-кучер». «Ах! — говорит, — Мирон-кучер...» А тут весь народ вдруг вздрогнул, и стали креститься, и уж как попрут, то уж никто друг друга и жалеть не стал, но все как дикий табун толпучкою один другого задавить хотят... Раздался такой стон и писк, что просто сказать, как будто бы все люди озверели и друг друга задушить хотят! Помощник уж не может и кричать больше, а только стонет: «Что за изверги христианства! Что за скоты без разума и без жалости!» А городовые пустились было, в рубкопашную, но вдруг протиснулись откуда-то эти тамошние бургонские рожи — эти басомпьеры, — те, которые про спящих дев говорили, — и враз смяли всех — и городовых и ожидателей! Так и смяли! Обхватили его, и прут прямо к каким знают каретам, и кричат: «Сюда, сюда!» — и даже, я слышу, Степеневых называют, а меж тем в чью-то не в нашу карету его усадили и повезли. Я стала кричать: «Позвольте! ведь это немысли́мо — это... не от Степеневых...
    5. На краю света. Глава 4.
    Входимость: 1. Размер: 7кб.
    Часть текста: на службу веры полезного: живут себе этаким, так сказать, форпостом христианства в краю язычников, а ничего, ленивцы, не делают — даже языку туземному ни один не озаботился научиться. Щунял я их, щунял келейно и, наконец, с амвона на них громыхнул словом царя Ивана к преподобному Гурию, что «напрасно-де именуют чернецов ангелами,— нет им с ангелами сравнения, ни какого-либо подобия, а должны они уподобляться апостолам, которых Христос послал учить и крестить!» Кириак приходит ко мне на другой день урок давать и прямо мне в ноги: — Что ты? что ты?— говорю, подымая его,— учителю благий, тебе это не довлеет ученику в ноги кланяться. — Нет, владыко, уж очень ты меня утешил, так утешил, что я и в жизнь не чаял такого утешения! — Да чем,— говорю,— божий человек, ты так мною обрадован? — А что велишь монахам учиться, да идучи вперед учить, а потом крестить; ты прав, владыко, что такой порядок устроил, его и Христос велел, и приточник поучает: «идеже несть учения души, несть добра». Крестить-то они все могучи, а обучить слову не́тяги. — Ну, уж это,— говорю,— ты меня, брат, кажется, шире понял, чем я говорил; этак ведь, по-твоему, и детей бы не надо крестить. — Дети христианские другое дело, владыко. — Ну да; и предков бы наших князь Владимир не...

    © 2000- NIV