• Приглашаем посетить наш сайт
    Островский (ostrovskiy.lit-info.ru)
  • Cлово "НЕМЕЦ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: НЕМЦЕВ, НЕМЦА, НЕМЦЫ, НЕМЦАМИ

    1. Обойденные. Часть 2. Глава 1.
    Входимость: 17. Размер: 19кб.
    2. Железная воля. Глава 13.
    Входимость: 13. Размер: 14кб.
    3. Островитяне. Глава 8.
    Входимость: 13. Размер: 25кб.
    4. Смех и горе. Главы 75-79.
    Входимость: 11. Размер: 30кб.
    5. Откуда пошла глаголемая "ерунда", или "хирунда"
    Входимость: 10. Размер: 24кб.
    6. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 5.
    Входимость: 9. Размер: 21кб.
    7. Старинные психопаты. Эпопея о Вишневском и его сродниках. Глава 8.
    Входимость: 9. Размер: 6кб.
    8. Железная воля. Глава 14.
    Входимость: 9. Размер: 12кб.
    9. Сим воспрещается...
    Входимость: 7. Размер: 28кб.
    10. Железная воля. Глава 18.
    Входимость: 7. Размер: 11кб.
    11. Железная воля
    Входимость: 7. Размер: 5кб.
    12. Колыванский муж. Глава 14.
    Входимость: 6. Размер: 13кб.
    13. Колыванский муж. Глава 12.
    Входимость: 6. Размер: 15кб.
    14. Алексей Петрович Ермолов
    Входимость: 6. Размер: 27кб.
    15. Колыванский муж. Примечания.
    Входимость: 6. Размер: 20кб.
    16. Популярные русские люди
    Входимость: 6. Размер: 40кб.
    17. Колыванский муж. Глава 7.
    Входимость: 6. Размер: 8кб.
    18. Соборяне. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 5. Размер: 118кб.
    19. Железная воля. Глава 20.
    Входимость: 5. Размер: 4кб.
    20. Некуда. Книга 2. Глава 4.
    Входимость: 5. Размер: 48кб.
    21. Железная воля. Глава 12.
    Входимость: 5. Размер: 7кб.
    22. Смех и горе. Примечания
    Входимость: 5. Размер: 59кб.
    23. Островитяне. Глава 4.
    Входимость: 4. Размер: 14кб.
    24. Колыванский муж. Глава 13.
    Входимость: 4. Размер: 11кб.
    25. Жидовская кувырколлегия
    Входимость: 4. Размер: 62кб.
    26. Сеничкин яд
    Входимость: 4. Размер: 82кб.
    27. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 15.
    Входимость: 4. Размер: 14кб.
    28. Железная воля. Глава 17.
    Входимость: 4. Размер: 6кб.
    29. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 3.
    Входимость: 4. Размер: 70кб.
    30. Томленье духа
    Входимость: 3. Размер: 18кб.
    31. Старинные психопаты. Эпопея о Вишневском и его сродниках. Глава 7.
    Входимость: 3. Размер: 6кб.
    32. Железная воля. Глава 23.
    Входимость: 3. Размер: 9кб.
    33. Островитяне. Примечания.
    Входимость: 3. Размер: 33кб.
    34. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка. Часть 5.
    Входимость: 3. Размер: 26кб.
    35. Железная воля. Глава 6.
    Входимость: 3. Размер: 8кб.
    36. Островитяне. Глава 7.
    Входимость: 3. Размер: 32кб.
    37. Смех и горе. Главы 10-14.
    Входимость: 3. Размер: 18кб.
    38. Загон. Глава 6.
    Входимость: 3. Размер: 13кб.
    39. Темнеющий берег
    Входимость: 3. Размер: 17кб.
    40. Колыванский муж. Глава 6.
    Входимость: 3. Размер: 13кб.
    41. Случай у Спаса в Наливках
    Входимость: 2. Размер: 67кб.
    42. Письма. Пейкер М.Г. 21 июня 1879 г.
    Входимость: 2. Размер: 9кб.
    43. Полунощники. Глава 6.
    Входимость: 2. Размер: 27кб.
    44. Леон дворецкий сын
    Входимость: 2. Размер: 51кб.
    45. Овцебык. Глава 9
    Входимость: 2. Размер: 9кб.
    46. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 4.
    Входимость: 2. Размер: 55кб.
    47. Смех и горе. Главы 90-92.
    Входимость: 2. Размер: 10кб.
    48. Железная воля. Глава 11.
    Входимость: 2. Размер: 8кб.
    49. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Примечания.
    Входимость: 2. Размер: 31кб.
    50. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 5.
    Входимость: 2. Размер: 37кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Обойденные. Часть 2. Глава 1.
    Входимость: 17. Размер: 19кб.
    Часть текста: ни гвоздевых постелей, на которых как-то умеют спать образцовые люди, ни самодуров-отцов, специально занимающихся угнетением гениальных детей. Все это уже описано, описывается и, вероятно, еще всему этому пока не конец. Еще на днях новая книжка одного периодического журнала вынесла на свет повесть, где снова действует такой организм , который материнское молоко чуть не отравило, который чуть не запороли в училище, но который все-таки выкарабкался, открыл библиотеку и сейчас поскорее поседел, стал топить горе в водке и дал себе зарок не носить новых сапог, а всегда с заплатками. Благородный организм этот развивает женщин, говорит самые ехидные речи и все-таки сознает, что он пришел в свет не вовремя, что даже и при нем у знакомого этому организму лакея насекомые все-таки могут отъесть голову . Таковы были его речи. Ни уездного учителя с библиотекой для безграмотного народа, ни седого в тридцать лет женского развивателя, ни образцового бессребреника, словом - ни одного гражданского героя здесь не будет; а будут люди со...
    2. Железная воля. Глава 13.
    Входимость: 13. Размер: 14кб.
    Часть текста: человека никак нельзя было отсюда выжить. Ленивый, вялый и беспечный Сафроныч как стал, так и стоял на своем, что он ни за что не сойдет с места до конца контракта,— и суды, признавая его в праве на такую настойчивость, не могли ему ничего сделать. А он со своим дрянным народом и еще более дрянным хозяйством мешал и не мог не мешать стройному хозяйству Пекторалиса. И этого мало; было нечто более несносное в этом положении: Сафроныч, почувствовав себя в силе своего права, стал кичиться и ломаться, стал всем говорить: — Я-ста его, такого-сякого немца, и знать-де не хочу. Я своему отечеству патриот — и с места не сдвинусь. А захочет судиться, так у меня знакомый приказный Жига есть,— он его в бараний рог свернет. Этого уже не мог снесть самоуважающий себя Пекторалис и в свою очередь решил отделаться от Сафроныча по-своему, и притом самым решительным образом,— для чего он уже и вперед расставил неосмотрительному мужику хитрые сети. Пекторалис скомбинировал свои отношения с Сафронычем, казалось, чрезвычайно предусмотрительно,— так, что Сафроныч, несмотря на свои права, весь очутился в его руках и увидал это тогда, когда дело было приведено к концу, или по крайней мере так казалось. Но вот как шло дело....
    3. Островитяне. Глава 8.
    Входимость: 13. Размер: 25кб.
    Часть текста: объявлять себя человеком русским и отдавать тонкое предпочтение всему русскому. Никогда не изобличая особенного знакомства с русской историей и геральдикой, Шульц вдруг заговорил о Строгановых, о госте Петре Строганове и немце Даниле Эйлофе, восставших за Шуйского против царика Тушинского. Тут в этих речах было все: и желание бортоваться борт о борт с фамилией Строгановых, и похвала Эйлофу, «немцу греческой веры», и похвала самой вере греческой, и готовность Шульца во всем сделаться вторым Эйлофом. От старых дней Шульц перешел и к настоящему времени. — Что ж,— говорил он с мягчайшею скромностью.— У нас, в России, теперь, особенно при нынешнем государе, житье людям самое лучшее, как в чужих краях. От вопросов столь крупной, так сказать, государственной важности дело точно в том же направлении доходило и до частностей: Шульц начал хвалить нашу общественную жизнь, наш Петербург с его каналами, мостами и дворцами. Кто-то похвалил Берлин. — Помилуйте!— вступился Шульц.— Ну что там за Берлин! воробью летом напиться негде; а ведь у нас, ведь это я, ей-богу, не знаю — ведь это Венеция! — Да и лед в мае плавает,— подсказал Истомин. Шульц рассмеялся и ударил Истомина товарищески по плечу. В это время кто-то заговорил о театрах; какие театры в Берлине и в Вене; вспомнили о Янаушек и о Газе. — Что ж Газе! Ну, что ж такое Газе!— восклицал с кислою миною Фридрих Фридрихович поклонникам немецкого Гаррика.— Видел-с я и Газе и Дависона, а уж я не говорю об этом черте, об Ольридже... но... но, я спрашиваю вас... ну что же это такое? Конечно, там в Отелло он хорош, ну ни слова — хорош; но ведь это... ведь это все-таки не то же, например, что наш Василий Васильевич, который везде и во всем артист. На лицах немцев выразилось общее недоумение и даже...
    4. Смех и горе. Главы 75-79.
    Входимость: 11. Размер: 30кб.
    Часть текста: На что мне было знать все это, и какая польза мне из всех этих предостережений? Лучше всего... в сторону бы как-нибудь от всего этого. Открываюсь Фортунатову: говорю ему, что мне что-то страшно захандрилось, что я думаю извиниться письмом пред предводителем и уехать домой, отказавшись вовсе представлять мою неоконченную записку об устройстве сельской медицины. Фортунатов вооружился против этого. — Это,— говорит,— будет стыд и позор, срам и бесчестие; да и отчего это тебе вдруг пришла фантазия бежать? — Робость,— шучу,— напала. — Да ты не ухмыляйся; у тебя неравно не был ли как-нибудь наш сюсюка? — Кто это сюсюка? — Почтмейстер. — Ты,— говорю,— отгадал: он был у меня. Фортунатов хлопнул по столу рукой и воскликнул: — Экое веретено, экая скотина!.. Такой мерзавец: кто ни приедет новый человек, он всегда ходит, всех смущает. Мстит все нам. Ну, да погоди он себе: он нынче, говорят, стал ночами по заборам мелом всякие пасквили на губернатора и на меня сочинять; дай срок, пусть его только на этой обличительной литературе изловят, уж я ему голову сорву. — Он,— говорю,— и без того на тебя плачется и считает тебя коварным человеком. — Коварным? Ладно, пусть считает. Дурак он, и больше ничего: его...
    5. Откуда пошла глаголемая "ерунда", или "хирунда"
    Входимость: 10. Размер: 24кб.
    Часть текста: сотруднику «Церковно-общественного вестника» Ивану Даниловичу Павловскому, которого не следует спешить забывать, потому что им сделано в литературе много очень ценных и прекрасных замечаний, особенно в области так называемых «исторических курьезов». Впрочем, академическая газета могла этого не знать или не считать за достойное своего внимания. Но ввиду того, что наши многозначительные издания до сих пор еще считают своевременным и небезынтересным производить изыскания о столь древлепечатном слове, как «nihilist», — может быть, позволительно будет сообщить нечто, в самом деле новое о некоей вещи, как бы связанной с представлением о нигилизме. Я решаюсь думать, что есть люди, которым будет любопытно, а может быть, и полезно, узнать нечто, пролить истинный свет на происхождение слова «ерунда», — слова, которое не только современно тургеневской реставрации слова «нигилист», но которое и само по себе почитается у нас за признак «нигилистической одержимости». Это странное и действительно очень противно звучащее слово в самой вещи сделалось известным русскому обществу в разгар нигилистических проявлений и вообще ставилось и до сих пор ставится на счет нигилистам, как будто они изобретатели или творцы этого слова. В сочинении «ерунды» нигилистами почти все уверены, но это, кажется, — совершенно несправедливо. Творцами упоминаемого неприятного, но, к сожалению, вошедшего в сильное и почти...

    © 2000- NIV