• Приглашаем посетить наш сайт
    Некрасов (nekrasov.niv.ru)
  • Cлово "ИНОСТРАНЕЦ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ИНОСТРАНЦЕВ, ИНОСТРАНЦЫ, ИНОСТРАНЦА, ИНОСТРАНЦЕМ

    1. Отборное зерно
    Входимость: 8.
    2. Геральдический туман
    Входимость: 4.
    3. Сим воспрещается...
    Входимость: 3.
    4. Загадочный человек. Главы 40-44.
    Входимость: 3.
    5. Еврей в России
    Входимость: 3.
    6. Вдохновенные бродяги
    Входимость: 3.
    7. Железная воля. Глава 2.
    Входимость: 3.
    8. Некуда. Книга 1. Глава 29.
    Входимость: 2.
    9. Некуда. Книга 2. Глава 3.
    Входимость: 2.
    10. Бесстыдник
    Входимость: 2.
    11. Литератор-красавец
    Входимость: 2.
    12. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 5.
    Входимость: 2.
    13. Случай у Спаса в Наливках
    Входимость: 1.
    14. Старинные психопаты. Эпопея о Вишневском и его сродниках. Глава 7.
    Входимость: 1.
    15. Железная воля. Глава 3.
    Входимость: 1.
    16. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 7.
    Входимость: 1.
    17. Чертовы куклы. Глава 6.
    Входимость: 1.
    18. Некуда. Книга 2. Глава 15.
    Входимость: 1.
    19. Пигмей
    Входимость: 1.
    20. Чертовы куклы. Глава 2.
    Входимость: 1.
    21. Алексей Петрович Ермолов
    Входимость: 1.
    22. Некуда. Книга 3. Глава 17.
    Входимость: 1.
    23. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 8.
    Входимость: 1.
    24. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 5.
    Входимость: 1.
    25. Откуда пошла глаголемая "ерунда", или "хирунда"
    Входимость: 1.
    26. Некуда. Книга 1. Глава 18.
    Входимость: 1.
    27. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 2. Глава 3.
    Входимость: 1.
    28. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 6.
    Входимость: 1.
    29. Левша. Примечания.
    Входимость: 1.
    30. Некуда. Книга 2. Глава 4.
    Входимость: 1.
    31. О куфельном мужике и проч. Заметки по поводу некоторых отзывов о Л.Н. Толстом.
    Входимость: 1.
    32. Герои отечественной войны по гр. Л. Н. Толстому. Глава 4.
    Входимость: 1.
    33. Левша. Глава 4.
    Входимость: 1.
    34. На ножах. Часть 5. Глава 9.
    Входимость: 1.
    35. Кадетский монастырь
    Входимость: 1.
    36. Александрит
    Входимость: 1.
    37. Совместители. Глава 6.
    Входимость: 1.
    38. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка. Примечания.
    Входимость: 1.
    39. На ножах. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 1.
    40. Заметки неизвестного. Глава 14.
    Входимость: 1.
    41. Запечатленный ангел. Глава 3.
    Входимость: 1.
    42. Язвительный
    Входимость: 1.
    43. Заячий ремиз. Главы 10-14.
    Входимость: 1.
    44. Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Глава 2.
    Входимость: 1.
    45. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Приложение.
    Входимость: 1.
    46. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Глава 8.
    Входимость: 1.
    47. Письма. Суворину А.С. 7 мая 1888 г.
    Входимость: 1.
    48. Дух госпожи Жанлис
    Входимость: 1.
    49. На ножах. Часть 5. Глава 13.
    Входимость: 1.
    50. Популярные русские люди
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Отборное зерно
    Входимость: 8. Размер: 56кб.
    Часть текста: остаюсь собою всесторонне недоволен. В нынешний раз мое обычное неудовольствие осложнилось еще и досадами на других — особенно на князя Бисмарка за его неуважительные отзывы о моих соотечественниках и за его недобрые на наш счет предсказания. Его железная грубость позволила ему прямо и без застенчивости сказать, что России, по его мнению, только и остается «погибнуть». Как, за что «погибнуть»?! И пошло думаться и выходить: будто как и есть за что, — будто как и не за что? А кругом меня все спит. Пять-шесть пассажиров, которых случай послал мне в попутчики, все друг от друга сторонились и все храпят в каком-то озлоблении. И стало мне стыдно от моей унылости и моего пустомыслия. И зачем я не сплю, когда всем спится? И какое мне дело до того, что сказал о нас Бисмарк, и для чего я обязан верить его предсказаниям? Лучше ничего этого «внятием не тешить», а приспособиться да заснуть, яко же и прочие человецы, и пойдет дело веселее и занимательнее. Так я и сделал: отвернулся от всех, ранее оборотившихся ко мне спинами, и начал усиленно звать сон, но мне плохо спалось с беспрестанными перерывами, пока судьба не послала мне неожиданного развлечения, которое разогнало на время мою дремоту и в то же время ободрило меня против невыгодных заключений о нашей дисгармонии. С платформы у одного маленького городка вошли два человека — один легкий на ногу, должно быть молодой, а другой — грузнее и постарше. Я, впрочем, не мог их рассмотреть, потому что фонари в вагоне были затянуты темно-синей тафтою и не пропускали столько света, чтобы можно было хорошо рассмотреть незнакомые лица. Однако я сразу же расположен был думать, что новые пассажиры принадлежат не только к достаточному, но и к образованному классу. Они, входя, не шумели, не говорили очень громко и вообще старались, сколько можно, никого не обеспокоить своим приходом, а расположились тихо и снисходительно там, где...
    2. Геральдический туман
    Входимость: 4. Размер: 45кб.
    Часть текста: Другое дело — поговорить по поводу ее о том же самом, что в этой книге так интересно затронуто. Это нынче принято, и, в сущности, это в своем роде небесполезно, потому что все-таки восполняет общую картину и кое-что иллюстрирует и объясняет. Самое характерное в изображенной Карновичем родовитой картине — это недостоверность родословий и общее стремление так званной русской знати производить себя от иностранцев. Такой общей слабости заплатил дань даже и сам царь Иван Грозный, который тоже гнушался русской породы и сочинял себе происхождение от именитых чужеземцев. Давно чувствовалось и казалось смешным верить во многие русские родословия, но Карнович многое в этом роде уяснил, доказал и дал средства о многом догадываться и искать дальнейшего. Без сомнения, догадки Карновича для многих не получат доказательности и нашего геральдического тумана не рассеют, но именно по тому самому, кажется, теперь и прилично будет вспомнить, кто что знает подходящего для освещения туманных картин русского именитства. Это притом же может быть сделано в простой и самой неутомительной литературной форме кратких воспоминаний и заметок. Кичливость происхождения «от древних родов» присуща совсем не одной родовой знати. «Выскочки» и так называвшиеся со введения откупов «прибыльщики» тоже отличались большим желанием «сочинять себе небывалые роды». И поныне множество «разночинцев», не прославленных никакими высокими заслугами, любят кичиться своим сомнительным происхождением. Это не дивно, но странно и удивительно то, что многие из таковых лиц, кичащихся своим прозвищем, имея уши, не слышат, что у них есть множество однофамильцев несомненно чисто русского и притом самого простонародного происхождения. Из старых знатных родов я никогда не встречал однофамильцев в простонародии только у одних Щербатовых. Есть Щербаковы, Щербачовы, даже Щербатые, но Щербатовых никогда не встречал. Остальные все имеют однофамильцев, и потому...
    3. Сим воспрещается...
    Входимость: 3. Размер: 28кб.
    Часть текста: то почему же девяносто девять запрещений из ста никем не соблюдаются, и зачем, когда несоблюдение их видимо подрывает авторитет запретителей, зачем этого не искоренят и не запретят, а все только запрещения растут и растут и множатся; зачем это, наконец, никого не смутит и не заставит задуматься? Впрочем, сказав, что это "никого не смущает", мы припоминаем, что сделали маленький промах, и должны оговориться. Покойный профессор гражданского законоведения в Московском университете Федор Лукич Морошкин, автор известного сочинения "О постепенном образовании законодательства" (умерший в 1857 году), не раз обращал внимание своих слушателей на то, что законодательство в России так разошлось с жизнью и ее требованиями, что, по его словам, у нас давно исчезла всякая возможность жить, не совершая ежеминутно постоянных преступлений. Благодаря непроглядной сети спутанных, перепутанных, одно другое уничтожающих и одно другому противоречащих запрещений, человеку, желающему не нарушать закона, у нас пришлось бы преодолевать такие неудобства жизни, с какими не знается ни один дикарь, заблудившийся в...
    4. Загадочный человек. Главы 40-44.
    Входимость: 3. Размер: 31кб.
    Часть текста: потому что во время его ареста за долг г-ну Сверчкову и портному Степанову в правительствующем сенате было решено дело Ничипоренки, по оговору которого Бенни был под судом, и, по сенатскому решению, состоявшемуся по этому делу, Бенни, за передержательство Кельсиева (в чем, как выше сказано, его уличил перед судом Ничипоренко), было определено «подвергнуть его трехмесячному заключению в тюрьме и потом как иностранного подданного выслать за границу с воспрещением навсегда въезжать в Россию». Сам Ничипоренко умер прежде, чем состоялось о нем решение, а его сопутник в поездке в Лондон, акцизный чиновник Николай Антипыч Потехин, был освобожден, на основании отысканного в каких-то бумагах собственноручного письма г-на Герцена, в котором было сказано, что все касающееся планов г-на Герцена известно лишь только благонадежному Ничипоренке, а г-ну Потехину ничего не открыто, потому что он (приводим подлинные слова) «добрый малый, но болтун» . Это выгодное мнение г-на Герцена отворило перед г-ном Потехиным заключенные двери его русской темницы. Содержание под арестом в каземате съезжего дома Спасской части произвело на Бенни...
    5. Еврей в России
    Входимость: 3. Размер: 105кб.
    Часть текста: еврейскую проблему на путях общего развития народной жизни, вовлекая евреев в общегражданский процесс. Таков был контекст. Стремясь участвовать в работе комиссии Палена и влиять на ее решения, еврейская община Петербурга решила подготовить соответствующие материалы, заказав нескольким писателям, евреям и неевреям, тематические разработки. Лесков был избран в качестве автора по теме "быт и нравы евреев". Выбор Лескова в качестве автора был неслучаен, хотя и не лишен пикантности: автор "Владычного суда", "Жидовской кувырколлегии" и "Ракушанского меламеда" считался в этом вопросе признанным экспертом, однако не избежал и обвинений в антисемитизме, довольно, впрочем, темных и смутных как по причине их абсурдности, так и потому, что подобные обвинения бывает унизительно опровергать. В начале 1883 г. к Лескову явился с соответствующим предложением юрист П.Л.Розенберг. Лесков на его предложение согласился и засел за работу. К декабрю того же года он написал очерк "Еврей в России. Несколько замечаний по еврейскому вопросу", объемом около пяти листов. 21 декабря 1883 г. текст был цензурован и отпечатан брошюрой в количестве 50 экземпляров, предназначенных не для продажи, а исключительно для комиссии Палена. Автор указан не был. На своем личном экземпляре Лесков сделал надпись: "Эту книгу, напечатанную с разрешения министра внутренних дел графа Дм. А. Толстого, написал Я, Николай Лесков, а представил ее к печати некий Петр Львович Розенберг, который отмечен ее фиктивным автором". Экземпляр с этой надписью, переданный сыном писателя в архив, впоследствии пропал. Утрачены были практически и все 50 книжек тиража. Однако сведения о тексте проникли в печать: обсуждались и цитировались фрагменты из него в отчетах о работе комиссии. Узкий круг знал секрет авторства: сохранилось письмо Н.Лескову от Владимира Соловьева, что тот прочел "Еврея в России" и что "по живости, полноте и силе аргументации" считает его лучшим по этому...

    © 2000- NIV