• Приглашаем посетить наш сайт
    Кржижановский (krzhizhanovskiy.lit-info.ru)
  • Cлово "НЕВЕСТКА"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: НЕВЕСТКИ, НЕВЕСТКЕ, НЕВЕСТКУ, НЕВЕСТКОЮ

    1. Котин доилец и Платонида. Глава 9
    Входимость: 16.
    2. Житие одной бабы. Часть 1. Глава 6
    Входимость: 8.
    3. Котин доилец и Платонида. Глава 14
    Входимость: 6.
    4. Котин доилец и Платонида. Глава 19
    Входимость: 5.
    5. Котин доилец и Платонида. Глава 18
    Входимость: 4.
    6. Котин доилец и Платонида. Глава 10
    Входимость: 4.
    7. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Приложение.
    Входимость: 4.
    8. Воительница. Глава 3
    Входимость: 4.
    9. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 11.
    Входимость: 3.
    10. Житие одной бабы. Часть 1. Глава 8
    Входимость: 3.
    11. На ножах. Часть 5. Глава 19.
    Входимость: 3.
    12. Аскалонский злодей. Глава 9.
    Входимость: 2.
    13. Житие одной бабы. Часть 1. Глава 9
    Входимость: 2.
    14. Леди Макбет нашего уезда. Глава 4
    Входимость: 2.
    15. Котин доилец и Платонида. Глава 15
    Входимость: 2.
    16. Житие одной бабы. Часть 2. Глава 2
    Входимость: 1.
    17. Леди Макбет нашего уезда. Примечания
    Входимость: 1.
    18. Житие одной бабы. Часть 2. Глава 4
    Входимость: 1.
    19. Жизнь Николая Лескова. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 1.
    20. Аскалонский злодей. Глава 20.
    Входимость: 1.
    21. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 7.
    Входимость: 1.
    22. Юдоль. Глава 2.
    Входимость: 1.
    23. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 3.
    Входимость: 1.
    24. Житие одной бабы
    Входимость: 1.
    25. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 1.
    26. Аскалонский злодей. Глава 12.
    Входимость: 1.
    27. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 7.
    Входимость: 1.
    28. На ножах. Примечания.
    Входимость: 1.
    29. Соборяне. Примечания
    Входимость: 1.
    30. Житие одной бабы. Часть 2. Глава 9
    Входимость: 1.
    31. Язвительный
    Входимость: 1.
    32. Райский змей
    Входимость: 1.
    33. Старые годы в селе Плодомасове. Очерк 2. Глава 2.
    Входимость: 1.
    34. Детские годы. Глава 20.
    Входимость: 1.
    35. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 1. Глава 2.
    Входимость: 1.
    36. Обойденные. Часть 1. Глава 2.
    Входимость: 1.
    37. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Глава 2.
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Котин доилец и Платонида. Глава 9
    Входимость: 16. Размер: 10кб.
    Часть текста: с молочным свекольником. Пизонскому показалось, что, завидя стоящего на дорожке парня, молодая женщина немножко смутилась, но тотчас же и улыбнулась. Дойдя спокойною поступью до гряды, она поставила на межу большую, расписанную сусальным золотом деревянную чашу и стала проворно срывать и класть в нее молодые свекольные листья. Этим временем парень приблизился тихой щеголеватой походкой к красавице и с веселой улыбкой проговорил: — Здравствуйте, невестка! Та, к которой относилось это приветствие, не обратила на него никакого внимания. Молодой человек снова усмехнулся; он обошел невестку с другой стороны и уже гораздо смелее прежнего проговорил: — Платонида Андревна, здравствуйте! — Здравствуй и ты, Авенир Маркелыч,— отвечала, не подымая лица от гряды, Платонида Андревна. Авенир отдал невестке низкий поклон и стал помогать ей рвать в чашку свекольник. — Ну, а помогать мне я тебя не прошу,— проговорила Платонида Андревна. — Что же это вам мешает? — Не мешает, а не хочу. — Позволите. — Нет, не...
    2. Житие одной бабы. Часть 1. Глава 6
    Входимость: 8. Размер: 15кб.
    Часть текста: Настею. Пять дней уже прошло с ее свадьбы, а всё ни до какого ладу с нею не дойдут. Никому не грубит, ни от чего не отпирается, даже сама за работу рвется, а от мужа бегает, как черт от ладана. Как ночь приходит, так у нее то лихорадка, то живот заболит, и лежит на печке, даже дух притаит. Иной раз сдавалось, что это она притворяется, а то как и точно ее словно лихорадка колотила. Старшая невестка, Домна, хотела было как-то пошутить с ней, свести ее за руку с печки ужинать, да и оставила, потому что Настя дрожмя дрожала и ласково шепотом просила ее: «Оставь меня, невестушка! оставь, милая! Я за тебя буду богу молить,— оставь!» Домна была баба веселая, но добрая и жалостливая,— она не трогала больше Насти и даже стала за нее заступаться перед семейными. Она первая в семье стала говорить, что Настя испорчена. Бог ее знает, в самом ли деле она верила, что Настя испорчена, или нарочно так говорила, чтоб вольготнее было Насте, потому что у нас с испорченной бабы, не то что с здоровой,— многого не спрашивают. Дьявола, который сидит в испорченной, боятся. Оттого-то, как отольется иной бабочке житьецо желтенькое, так терпит-терпит, сердечная, да изловчится как-нибудь и закричит на голоса,— ну и посвободнее будто станет. В Насте этакой порчи никакой никто не замечал из семейных, кроме невестки Домны. И потому Исай Матвеич Прокудин, сказавши раз невестке: «Эй, Домка, не бреши!», запрег лошадь и поехал к Костику, а на другой вечер, перед самым ужином, приехал к Прокудиным Костик. — Вот!— крикнул Исай Матвеич, увидя входящего в дверь Костика.— Только ложками застучали, а он и тут. Садись, сваток, гость будешь. Исай Матвеич помолился перед образами и сел в красном угле, а за ним села вся семья, и Костик сел. — А где же Настя?— спросил...
    3. Котин доилец и Платонида. Глава 14
    Входимость: 6. Размер: 6кб.
    Часть текста: раз пять принимался колотить Авенира чем попадя, упрекая его при этом в бесчувственности и говоря, что «вот тебе бы, нерачителю, следовало растянуться, а не брату». Маркел Семеныч, взволновавшись один раз горем утраты, страхом смерти и вином утешения, никак не мог войти в свою форму и не уставал поддерживать себя стаканом. Засыпав сына землею, он и там, на кладбище, выпил за его душу одну серебряную чарочку, роздал там же своею рукою мешок медных денег на помин сыновней души и сел верхом на свои старинные дрожки, запряженные толстою вороною лошадью; а в колени, боком к нему, робко присела овдовевшая невестка Платонида Андревна. Ясные с темной поволокой глаза молодой вдовы были очень мало заплаканы, и чуть только она с свекром выехала с кладбища на поле, отделяющее могилки от города, эти ясные глаза совсем высохли и взглянули из-под густых ресниц своих еще чище, чем смотрели доселе. Словно они только умылись слезой, или словно теперь только они и увидели впервые свет божий. Да именно скорее можно было предполагать, что они теперь только впервые и увидели этот свет. Это говорили не одни глаза красавицы, но и ее белая грудь, которая вздыхала теперь вольно и широко, колышась под кармазинной душегрейкой. Кто бы теперь только дерзнул напомнить этой пышной розе: « ты вдовица! », чья бы рука налегнула срезать таким напоминанием этот роскошнейший цветок, так сильно протестовавший за свое право цвести, зрение радовать и разливаться ароматом? Нет, самый пламеннейший...
    4. Котин доилец и Платонида. Глава 19
    Входимость: 5. Размер: 5кб.
    Часть текста: еще так недавно мечтавшей о жизни, и заставило ее встрепенуться с отчаянной энергией. Она запахнула около груди шубейку, тихо выползла в подворотню на огород, с огорода перебралась, через тын, за город и, ударившись бежать задами, пропала в темноте ночи. Между тем Маркел Семеныч тяжело хрипел, лежа на галерее. Удар Платониды Андревны минул его седой головы; но он минул ее лишь только потому, что за терцию до этого удара две сильные руки Авенира схватили отца сзади и бросили его на пол в то самое мгновение, когда блеснувший топор, слегка поранив плечо старика, глубоко завяз в дереве. Маркел Семеныч не чувствовал ни своей вины, ни своего стыда и унижения. Теперь не было ни страсти в его крови, ни негодования в его сердце, ни силы в мышцах. Старая плоть его, распалясь вином и взыграв сластью желаний, сразу упала до совершенного бессилия. Так оцепеневший под снегом овраг порою взыграет при мартовском солнце, зашумит быстрым подснежным потоком и, сбежав, обессиленный рухнет всей своею массою на холодное днище. Не видя со стороны отца никакого сопротивления, Авенир подержал его на полу и потом освободил, а сам молча скрылся. Старик, оставшись один, опомнился не скоро и не вдруг почувствовал униженное состояние, в котором теперь находился. О побеге Платониды Андревны ни он, ни Авенир не знали во всю ночь....
    5. Котин доилец и Платонида. Глава 18
    Входимость: 4. Размер: 6кб.
    Часть текста: темна была безлунная ночь, только изредка мерцавшая несколькими звездочками, но в комнате стало еще темнее, когда единственное окно совсем заслонила собою подошедшая фигура. Платонида продолжала стоять тихо, прикрывая накрест сложенными руками белую грудь, в которой крепко стучало и невольно замирало и страхом и негодованием нетерпеливое сердце. Несмотря, однако, на все свое негодование, оскорбленная вдова удерживалась и, утаивая дыхание, ждала, чем это все кончится. Ночной соглядатай стоял и прислушивался очень долго, наконец, ободренный мертвою тишиною, осторожно тронул пальцами запертые изнутри полы створчатой рамы. Он делал это с большой осторожностью, но делал неловко. Пальцы его беспрестанно соскальзали и черкали ногтями по окрашенной планке рамы. Платонида слегка придвинула к окну свое ухо, и ей стало слышно, что царапавшийся к ней человек тяжело дышит и дрожит всем телом. По мере того как Платонида Андревна, скрепя свое сердце, долее и долее удерживалась, противная сторона все становилась смелее и уже начинала потряхивать раму без всякого опасения и без всякой осторожности. «Однако этак он, мерзавец, чего доброго, еще может разбудить и свекра»,— подумала Платонида Андревна и с неописанным негодованием бросилась к окну, и остолбенела. Это был совсем не Авенир, а у окна стоял сам ее седой свекор Маркел Семеныч. Платонида удержала свой порыв и в недоумении опустила руки. Увидя перед собою невестку, Маркел Семеныч на мгновение смутился, но потом что-то глухо забормотал и тихо застучал в стекло косточкою среднего пальца. — Что вам, тятенька, угодно?— выговорила, стараясь оправиться в свою очередь, и Платонида Андревна. Старик снова что-то зашептал еще тише; но из этих речей его в комнате не было слышно ни одного слова. — Не слышу,— сказала Платонида Андревна, прикладывая к створу окна свое ухо. Маркел Семеныч начал страстно целовать стекло, к которому прилегал локоть Платониды. Невестка с ужасом посмотрела на...

    © 2000- NIV