• Приглашаем посетить наш сайт
    Набоков (nabokov.niv.ru)
  • Cлово "МУЖИК"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: МУЖИКИ, МУЖИКОВ, МУЖИКА, МУЖИКОМ

    1. О куфельном мужике и проч. Заметки по поводу некоторых отзывов о Л.Н. Толстом.
    Входимость: 63.
    2. Язвительный
    Входимость: 28.
    3. Загадочный человек. Главы 15-19.
    Входимость: 22.
    4. Неоцененные услуги. Глава 12.
    Входимость: 21.
    5. Геральдический туман
    Входимость: 21.
    6. На ножах. Часть 6. Глава 18.
    Входимость: 20.
    7. Юдоль. Глава 5.
    Входимость: 19.
    8. К. П. Богаевская. Н. С. Лесков о Достоевском
    Входимость: 17.
    9. Продукт природы
    Входимость: 15.
    10. Отборное зерно
    Входимость: 15.
    11. Товарищеские воспоминания о П. И. Якушкине
    Входимость: 14.
    12. Импровизаторы
    Входимость: 14.
    13. Разбойник
    Входимость: 13.
    14. Смех и горе. Главы 45-49.
    Входимость: 12.
    15. Шерамур. Глава 9.
    Входимость: 11.
    16. На ножах. Часть 6. Глава 22.
    Входимость: 10.
    17. Житие одной бабы. Часть 2. Глава 9
    Входимость: 10.
    18. Смех и горе. Главы 60-64.
    Входимость: 10.
    19. Аннинский Л.А. Несломленный. Глава 7.
    Входимость: 9.
    20. М.Горький. Н.С.Лесков
    Входимость: 9.
    21. Еврей в России
    Входимость: 9.
    22. На ножах. Часть 6. Глава 12.
    Входимость: 9.
    23. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 1. Глава 18.
    Входимость: 8.
    24. Маланья - голова баранья
    Входимость: 8.
    25. На ножах. Часть 6. Глава 14.
    Входимость: 8.
    26. Житие одной бабы
    Входимость: 7.
    27. Некуда. Книга 1. Глава 21.
    Входимость: 7.
    28. На ножах. Часть 6. Глава 25.
    Входимость: 6.
    29. Леон дворецкий сын
    Входимость: 6.
    30. Житие одной бабы. Часть 1. Глава 8
    Входимость: 6.
    31. Пугало. Глава 10.
    Входимость: 6.
    32. Детские годы. Глава 8.
    Входимость: 6.
    33. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 1. Глава 20.
    Входимость: 6.
    34. Соборяне. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 6.
    35. Юдоль. Глава 8.
    Входимость: 6.
    36. Карикатурный идеал. Глава 5.
    Входимость: 6.
    37. Юдоль. Глава 3.
    Входимость: 5.
    38. Загон. Глава 2.
    Входимость: 5.
    39. Сим воспрещается...
    Входимость: 5.
    40. Ал. Горелов: "Книга сына об отце"
    Входимость: 5.
    41. П.Громов, Б.Эйхенбаум: Творчество Н.С. Лескова. Глава 5.
    Входимость: 5.
    42. Воительница. Глава 5
    Входимость: 5.
    43. Очарованный странник. Глава 2.
    Входимость: 5.
    44. Захудалый род. Семейная хроника князей Протозановых. Часть 1. Глава 19.
    Входимость: 5.
    45. На ножах. Часть 6. Глава 16.
    Входимость: 5.
    46. Житие одной бабы. Часть 2. Глава 3
    Входимость: 5.
    47. П.Громов, Б.Эйхенбаум: Творчество Н.С. Лескова. Глава 4.
    Входимость: 5.
    48. Житие одной бабы. Часть 2. Глава 2
    Входимость: 4.
    49. Ал.Горелов. Хождение за истиной
    Входимость: 4.
    50. Соборяне. Часть 5. Глава 15.
    Входимость: 4.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. О куфельном мужике и проч. Заметки по поводу некоторых отзывов о Л.Н. Толстом.
    Входимость: 63. Размер: 55кб.
    Часть текста: литературный успех гр. Толстого, а в то же время перед движением торжественной колесницы этого писателя с каким-то азартом производится идоложертвенное избиение литературных младенцев. Когда настанет этот час, который не затмит величия гр. Л. Н. Толстого, но даст возможность говорить о достоинстве его сочинений с полною откровенностью, тогда для свободных от нынешних тенденций критиков может оказаться подспорьем то, что теперь упускается из виду нынешними критиками, пишущими под влиянием партийной страстности или других побуждений, литературе посторонних и не полезных. Я не занимаюсь критикою и тем менее позволил бы себе критиковать сочинения графа Л. Н. Толстого, что и чрезвычайно трудно и чрезвычайно ответственно. Но чтобы установить точку моих отправлений к тому, что хочу сказать далее, — я оговариваюсь, что я разделяю мнение тех, кто считает графа Л. Н. великим и даже величайшим современным писателем в мире. Но из всех критиков, восхваляющих графа, по моему мнению, иностранные критики судят о нашем великом писателе лучше и достойнее, чем критики русские, а из иностранцев, кажется, всех полнее, глубже и правильнее понимает и толкует сочинения гр. Толстого — виконт Мельхиор де Вогюэ. Таково мое личное мнение. Может быть, оно и ошибочно и даже совсем неверно, но я его сознаю искренно и пишу далее. Именно по тому уважению, какое я питаю к графу Л. Н. Толстому как к великому писателю моей родины, я не в силах отрывать от него своего внимания и не могу не отмечать того, что в суждениях о нем отзывается крайнею несправедливостью и пристрастием. Особенно досадительным кажется, когда в толкованиях идей этого писателя — главное, или по крайней мере более значительное, как бы умышленно заслоняется идеями низшего порядка и меньшего значения. Такое отношение к делу уже два раза побудило меня...
    2. Язвительный
    Входимость: 28. Размер: 38кб.
    Часть текста: был с докладом у губернатора. В комнате за правительским кабинетом я застал двух помощников правителя, полицмейстера и одного из моих товарищей, только что возвратившегося с следствия из дальнего уезда. Пожав поданные мне руки, я закурил папироску и сел на окно, ничем не прерывая беседы, начатой до моего прихода. Возвратившийся молодой чиновник особых поручений с жаром рассказывал об открытых им злоупотреблениях по одному полицейскому управлению. В рассказе его собственно не было ничего занимательного, и рассказом этим более всех был заинтересован сам рассказчик, веровавший, что в нашей административной организации обнаружить зло — значит сделать шаг к его искоренению. Из помощников правителя один еще кое-как слушал этот рассказ, но другой без церемонии барабанил по окнам пальцами, а полицмейстер, оседлав ногами свою кавалерийскую саблю, пускал из-под усов колечки из дыма и как бы собирался сказать: «Как вы, дитя мое, глупы!» 2 Среди таких наших занятий растворилась дверь, соединявшая комнатку с правительским кабинетом, и правитель проговорил кому-то: — Вот наш клуб. Прошу вас здесь покурить; а я сейчас отделаюсь и буду к вашим услугам. В двери показался высокий плотный блондин, лет сорока, в очках, с небольшою лысиною и ласковым выражением в лице. — Господин Ден,— проговорил правитель, рекомендуя нам...
    3. Загадочный человек. Главы 15-19.
    Входимость: 22. Размер: 24кб.
    Часть текста: одном из них не было столько опытности, чтобы по характеру местности сделать приблизительно верное заключение о характере лиц и сцен, которые всего легче можно здесь встретить. Они шли теперь посреди сгущающейся вокруг их тьмы, разговаривая о народе, о котором Ничипоренко «знал все» и говорил о нем с большою самоуверенностию тогдашних народоведцев. Бенни с чисто детскою пытливостию хотел объяснений, отчего все эти люди давали на церковь, когда он был наслышан, что церковь в России никто не любит и что народ прилежит к расколу, ибо расколом замаскирована революция? Ничипоренко объяснял ему, что «это ничего не значит». — Да как же ничего не значит?— пытало бедное дитя, еще не привыкшее нахально игнорировать возникающие вопросы святого сомнения. — Да так, ничего не значит. Народ знает, что это, может быть, шпион. — Кто же шпион? — А вот этот старик, что на церковь просил. — В таком случае, зачем же вы ему не дали? Ведь это могло обратить на вас его внимание. — Ну, так,— очень нужно деньги тратить! Бенни посмотрел в глаза своему ментору сколько мог пристальнее сквозь сумеречный мрак и сказал: — Да как же не нужно? — А разумеется, не нужно. — Да ведь мы же должны дорожить, чтобы на нас тени подозрения не падало! — Да оно и не падало бы, если бы вы не сунулись с своим рублем,— отвечал Ничипоренко, внезапно почувствовавший за собою силу положения. — Это вы все испортили,— продолжал он, развивая свою мысль,— вас и назвали сейчас же от этого графом. Граф! Bon soir, 1 ваше сиятельство! Ничипоренко снял шляпу и захохотал. — Да, но и вас, однако, тоже назвали дворецким,— кротко отвечал Бенни. — Дворецким? да дворецким-то ничего, но не аристократом, не графом. Бенни чувствовал, что Ничипоренко...
    4. Неоцененные услуги. Глава 12.
    Входимость: 21. Размер: 10кб.
    Часть текста: А между тем, представьте себе, что без него ничего бы не было. - Ах, шельма этакой! - Да; да; этот monsieur le кухонный мужик сделал первое указание, а потом... - Ну, вы, разумеется, потом... - Нет, то-то и есть, что и потом еще не я, а другие, случайные элементы. Дослушайте, - это очень характерно. Весь остаток дня после визита у дипломатической дамы я ходил встревоженный и огорченный, можно сказать, в каком-то сумраке, но мысль расстроить церемониальный полонез первых дам с высеченными Паницею болгарами меня не оставляла. Трудно, почти безнадежно трудно, но, однако, я еще не отказывался... Авось какая-нибудь случайность поможет! Я свой план не бросаю: чуть явится повод - я готов служить делу. Главная вещь - надо было дорожить временем: я слышал, как Цибела обещала Корибанту написать для его газеты "жаркий артикль". Он его напечатает завтра же. Там будут "шпильки на все стороны", и Цибела его уверила, что ничего не следует бояться, потому что ее брат "хорош с цензурою"... {23} Она пошлет господина своего брата, и все сойдет благополучно... Чтобы статья имела большее значение - ее подпишет Редедя... На него...
    5. Геральдический туман
    Входимость: 21. Размер: 45кб.
    Часть текста: трудно. Это мог бы разве сделать человек, способный соперничать с самим автором в удивительном трудолюбии, систематичности и памятливости, но теперь недород на таких людей, да нет и места, где бы можно было печатать обстоятельные и подробные критические разборы. Таковы теперь времена и таковы нравы, а потому любопытная книга о прозвищах, конечно, не дождется скоро основательного критического разбора. Другое дело — поговорить по поводу ее о том же самом, что в этой книге так интересно затронуто. Это нынче принято, и, в сущности, это в своем роде небесполезно, потому что все-таки восполняет общую картину и кое-что иллюстрирует и объясняет. Самое характерное в изображенной Карновичем родовитой картине — это недостоверность родословий и общее стремление так званной русской знати производить себя от иностранцев. Такой общей слабости заплатил дань даже и сам царь Иван Грозный, который тоже гнушался русской породы и сочинял себе происхождение от именитых чужеземцев. Давно чувствовалось и казалось смешным верить во многие русские родословия, но Карнович многое в...

    © 2000- NIV