• Приглашаем посетить наш сайт
    Литература (lit-info.ru)
  • Cлово "ЛАСКА"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ЛАСКИ, ЛАСКУ, ЛАСКАМИ, ЛАСКОЮ, ЛАСКОЙ

    1. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 7.
    Входимость: 7.
    2. Старые годы в селе Плодомасове. Очерк 2. Глава 4.
    Входимость: 3.
    3. Аскалонский злодей. Глава 20.
    Входимость: 3.
    4. Невинный Пруденций. Глава 11.
    Входимость: 3.
    5. Кадетский монастырь
    Входимость: 3.
    6. Час воли божией
    Входимость: 3.
    7. Павлин. Глава 9.
    Входимость: 2.
    8. Ал. Горелов: "Книга сына об отце"
    Входимость: 2.
    9. Леди Макбет нашего уезда. Глава 6
    Входимость: 2.
    10. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 7.
    Входимость: 2.
    11. Оскорбленная Нетэта. Глава 7.
    Входимость: 2.
    12. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 9.
    Входимость: 2.
    13. Вдохновенные бродяги
    Входимость: 2.
    14. На ножах. Часть 3. Глава 10.
    Входимость: 2.
    15. Полунощники. Глава 3.
    Входимость: 2.
    16. Оскорбленная Нетэта. Глава 5.
    Входимость: 2.
    17. Аскалонский злодей. Глава 6.
    Входимость: 2.
    18. Невинный Пруденций. Глава 10.
    Входимость: 2.
    19. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 7.
    Входимость: 2.
    20. Соборяне. Часть 1. Глава 14.
    Входимость: 2.
    21. На ножах. Часть 2. Глава 1.
    Входимость: 2.
    22. Юдоль. Глава 20.
    Входимость: 1.
    23. На ножах. Часть 5. Глава 2.
    Входимость: 1.
    24. Оскорбленная Нетэта. Глава 6.
    Входимость: 1.
    25. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 8.
    Входимость: 1.
    26. Оскорбленная Нетэта. Глава 11.
    Входимость: 1.
    27. На ножах. Часть 3. Глава 2.
    Входимость: 1.
    28. Письма. Суворину А.С. 26 марта 1888 г.
    Входимость: 1.
    29. Аскалонский злодей. Глава 9.
    Входимость: 1.
    30. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 6.
    Входимость: 1.
    31. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 1.
    Входимость: 1.
    32. Сеничкин яд
    Входимость: 1.
    33. Полунощники. Глава 15.
    Входимость: 1.
    34. Ракушанский меламед
    Входимость: 1.
    35. На краю света. Глава 6.
    Входимость: 1.
    36. Некуда. Книга 1. Глава 2.
    Входимость: 1.
    37. Христос в гостях у мужика
    Входимость: 1.
    38. На ножах. Часть 5. Глава 11.
    Входимость: 1.
    39. Аскалонский злодей. Глава 10.
    Входимость: 1.
    40. Соборяне. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 1.
    41. Скоморох Памфалон. Глава 25.
    Входимость: 1.
    42. Обойденные. Часть 1. Глава 8.
    Входимость: 1.
    43. Обман
    Входимость: 1.
    44. Некуда. Книга 1. Глава 9.
    Входимость: 1.
    45. Пугало. Глава 6.
    Входимость: 1.
    46. На ножах. Часть 2. Глава 5.
    Входимость: 1.
    47. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 8.
    Входимость: 1.
    48. На ножах. Часть 5. Глава 33.
    Входимость: 1.
    49. Оскорбленная Нетэта. Глава 13.
    Входимость: 1.
    50. Мелочи архиерейской жизни. Глава 12.
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 7.
    Входимость: 7. Размер: 36кб.
    Часть текста: почтенная Степановна - все это тут, рядом, за стеной. Большая разница лет *** и жизненных положений исключали возможность создаться свычке, а с тем и большому дружеству между сестрой и братом. Детские годы Ольга Семеновна жила дома или у родных по их деревням. Школьные - она провела в частном дворянском * Заимствование из соответствующей русской пословицы. ** Собр. соч., т. XX, 1902-1903, с. 97-98. *** Родилась 14 июля 1846 г. в Панине. пансионе в деревне Черемисовке Ливенского уезда, Орловской губернии. Здесь ее обучили "жарить" на фортепиано, "парлировать" по-французски и всем прочим светскостям в среднедворянском стиле. Со смертью - в этой же Черемисовке - от кори ее младшей, по общим отзывам многообещавшей, сестры Маши Марья Петровна перенесла на Ольгу любовь, которою прежде горела к умершей. В свое время ее начали "вывозить", но явно без успеха. Лицом она была похожа на брата Михайлу; это не красило девицу; приданого - никакого. "Невеститься" было нелегко. Не обходилось без уколов самолюбию от более счастливо поставленных во всех отношениях сверстниц из богатого родства, а случалось, и от брата-литератора, даже в печати. С переездом в 1863 году с матерью к Алексею Семеновичу в Киев она и там "выезжала" с ним на большие частные или в дворянском собрании балы, но по-прежнему бесплодно. Мечты ...
    2. Старые годы в селе Плодомасове. Очерк 2. Глава 4.
    Входимость: 3. Размер: 4кб.
    Часть текста: ЧЕТВЕРТАЯ ЗАЗВУЧАЛИ ДРУГИЕ СТРУНЫ Марфа Андревна, наказав так несообразно взрослого сына, изнемогла и духом и плотью. Целую ночь, сменившую этот тягостный день, она не могла уснуть ни на минуту: она все ходила, плакала, молилась богу и жаловалась ему на свое сердце, на свой характер; потом падала ниц и благодарила его за дарование ей такого покорного, такого доброго сына! Часа в три после полуночи, в пору общего глубокого сна, Марфа Андревна спустилась тихонько с своего женского верха вниз, перешла длинные ряды пустых темных комнат, взошла тише вора на «мужской верх», подошла к дверям сыновней спальни, стала, прислонясь лбом к их створу, и заплакала. Битый час она тихо, как изваянная из камня, стояла здесь, тихо всхлипывая и прерывая свои слезы лишь только для того, чтобы, прислонясь ухом к двери, послушать, как дышит обидно наказанный ею спящий сын ее. Наконец кипевшие в груди ее благодатные слезы облегчили ее. Она перекрестила несколько раз сынову дверь, поклонилась ему у порога лицом до земли, прошептала сквозь слезы: «Прости, мое дитя, Христа ради» и отошла. Во всю обратную дорогу к своей опочивальне она шла тихо, плачучи в свой шейный платок. Марфе Андревне приходилось невмоготу: у нее сил не ставало быть одной; ей бы хотелось взойти к сыну и поцеловать его руки, ноги, которые представлялись ей такими, какими она целовала их в его колыбели. Она бог знает что дала бы за удовольствие обнять его и сказать ему, что она не такая жестокая, какою должна была ему показаться; что ей его жаль; что она его прощает; но повести себя так было несообразно с ее нравом и правилами. А между тем сердце не слушалось этих правил: оно все беспокойнее и неумолчнее молило дать ему излиться в нежности и ласке. А кому иному, если не ему, можно было бы отдать эту потоком рвущуюся ласку? Но нет,— ему показать свою слабость она не может. Марфа Андревна подумала и, не доходя до своей спальни, вдруг повернула с прямого пути и стала тихо выбираться по скрипучим ступеням деревянной...
    3. Аскалонский злодей. Глава 20.
    Входимость: 3. Размер: 8кб.
    Часть текста: протаскивали мимо Анастаса-злодея, то произошло никем неожиданное событие. Чрезвычайно сильный злодей Анастас ударил своими оковами по головам Тивуртия и Раввулу так, что они упали, и он сжал и пропихнул их в прокажённую яму. И Тивуртий, и Раввула кричали, а Анастас угрожал убить их, если они полезут назад. В темнице поднялся страшный бунт и дали знать Милию. Милий тотчас надел свою красную тогу и, взяв с собою отрока своего, скорописца Евлогия, отправился с ним в темницу, но был в недоумении, ибо теперь и сам он не знал, что ему делать. Скорописец же Евлогий, идучи у плеча Милия, сказал: - Смею ль спросить моего господина, что ты намерен сделать, когда мы вступим в темницу? Милий остановился и, взглянув на него, ответил: - По правде сказать, я ещё ничего не придумал. - Однако, кому ты будешь мстить и за кого заступаться? - Скажи лучше, что ты имеешь на мыслях, ведь за хороший совет тебе может быть хорошая плата. - Оставь Раввулу с Тивуртием там, куда они попали. Иначе они в проказе будут против тебя свидетелями и император, и сама Феодора тебя не похвалят. - Но куда ж мы их денем? - О, господин мой! Огонь ведь всё очищает. Надо только не медлить. Кого ты назначишь тюремщиком вместо Раввулы? - Если хочешь, я тебя назначаю. - Я тебе благодарен и через малое время докажу тебе делом мою благодарность. Перемолвясь так, они подходили к темнице, у входа которой нашли уже приготовленные кучи хворосту и толпы народа. Евлогий, увидя людей, выступил вперед и сказал: - Граждане аскалонские! посторонитесь и откройте путь благородному Милию, который идёт наказать виновных в беспорядке и защитить тех, кто страдал от жестокости сменённого темничника Раввулы и сотоварища его, зверонравного доимщика Тивуртия. Теперь, волею господина моего Милия, я буду совмещать обе их должности и в темнице настанет новый порядок. Толпа раздвинулась и открыла дорогу ко входу, но в это же время явилась Тения. Несмотря на то, что день был страшно зноен и раскалённые скалы ещё более...
    4. Невинный Пруденций. Глава 11.
    Входимость: 3. Размер: 11кб.
    Часть текста: назначении женщины такие, по их мнению, безумные понятия, какие начала высказывать высоко настроенная Мелита... И из того, что это случилось так неожиданно, вдруг, вскоре после того, как молодая вдова Алкея пережила столько внезапных потрясений, опытная в жизни мать Пруденция, пожилая вдова Ефросина, имела вполне достаточные, по ее мнению, основания вывесть, что в Мелите произошла не твердая и ясно обдуманная перемена в образе мыслей, а просто забурлил на время какой-то бурный порыв, дающий ее мыслям болезненное и беспорядочное направление. А как Мелита очень нравилась вдове Ефросине за ее красоту, добрый нрав и изящную домовитость и Ефросина знала, что ее сын, юный Пруденций, давно страстно любит Мелиту и уста его, наяву и в сонной дремоте, только и шепчут драгоценное юноше имя Мелиты, то известие, принесенное Маремою, все-таки сильно встревожило вдову Ефросину, и сна просила Марему никому более в селении не рассказывать о том, что она слышала от находившейся в особенном, возбужденном состоянии Мелиты. — Для чего ее подвергать общим насмешкам и осуждению? Пусть лучше это пройдет и позабудется, как забываются многие молодые грезы... Большой опасности нет. Слава богам, в селении не завелось еще других людей, опоенных этим мечтательным учением, которое принесли какие-то жиды из какой-то своей далекой и...
    5. Кадетский монастырь
    Входимость: 3. Размер: 65кб.
    Часть текста: петербургского кадетского корпуса, и именно одной его поры, когда я там жил, учился и сразу въявь видел всех четырех праведников, о которых буду рассказывать. Но прежде позвольте мне сказать о самом корпусе, как мне представляется его заключительная история. До воцарения императора Павла корпус был разделен на возрасты, а каждый возраст — на камеры. В каждой камере было по двадцати человек, и при них были гувернеры из иностранцев, так называемые «аббаты»,— французы и немцы. Бывали, кажется, и англичане. Каждому аббату давали по пяти тысяч рублей в год жалованья, и они жили вместе с кадетами и даже вместе и спали, дежуря по две недели. Под их надзором кадеты готовили уроки, и какой национальности был дежурный аббат, на том языке должны были все говорить. От этого знание иностранных языков между кадетами было очень значительно, и этим, конечно, объясняется, почему Первый кадетский корпус дал так много послов и высших офицеров, употреблявшихся для дипломатических посылок и сношений. Император Павел Петрович как приехал в корпус в первый раз по своем воцарении, сейчас же приказал: «Аббатов прогнать, а корпус разделить на роты и назначить в каждую роту офицеров, как обыкновенно в ротах полковых». 1 С этого времени образование во всех своих частях пало, а языкознание вовсе уничтожилось. Об этом в корпусе жили предания, не позабытые до той сравнительно поздней поры, с которой начинаются мои личные воспоминания о здешних людях и порядках. Я прошу верить, а лично слышащих меня — засвидетельствовать, что моя память совершенно свежа и ум мой не находится в расстройстве, а также я понимаю слегка и нынешнее время. Я не чужд направлений нашей литературы: я читал и до сих пор читаю не только, что мне нравится, но часто и то, что не нравится, и знаю, что люди, о которых буду говорить, не в фаворе обретаются. Время то обыкновенно называют «глухое», что и справедливо, а людей, особенно военных, любят представлять сплошь «скалозубами», что, может быть, нельзя...

    © 2000- NIV