• Приглашаем посетить наш сайт
    Писемский (pisemskiy.lit-info.ru)
  • Cлово "МУЖ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: МУЖУ, МУЖЕМ, МУЖА, МУЖЕЙ

    1. По поводу "Крейцеровой сонаты"
    Входимость: 23.
    2. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 21.
    3. Легендарные характеры. Глава 4.
    Входимость: 19.
    4. Синодальный философ
    Входимость: 19.
    5. Синодальный философ. Глава 2.
    Входимость: 17.
    6. Синодальный философ. Примечания.
    Входимость: 16.
    7. На ножах. Часть 2. Глава 12.
    Входимость: 15.
    8. Некуда. Книга 2. Глава 22.
    Входимость: 15.
    9. На ножах. Эпилог.
    Входимость: 15.
    10. Расточитель. Действие 3.
    Входимость: 15.
    11. Воительница. Глава 3
    Входимость: 15.
    12. Сошествие в ад
    Входимость: 14.
    13. На ножах. Часть 1. Глава 10.
    Входимость: 13.
    14. Мелочи архиерейской жизни. Глава 12.
    Входимость: 13.
    15. Некуда. Книга 1. Глава 26.
    Входимость: 13.
    16. На ножах. Часть 5. Глава 26.
    Входимость: 12.
    17. Некуда. Книга 1. Глава 6.
    Входимость: 12.
    18. На ножах. Часть 5. Глава 28.
    Входимость: 12.
    19. Сеничкин яд
    Входимость: 11.
    20. Оскорбленная Нетэта. Глава 7.
    Входимость: 11.
    21. На ножах. Часть 3. Глава 15.
    Входимость: 11.
    22. Житие одной бабы. Часть 1. Глава 7
    Входимость: 10.
    23. Некуда. Книга 2. Глава 3.
    Входимость: 10.
    24. Дама и фефёла. Главы 5-9.
    Входимость: 10.
    25. На ножах. Часть 3. Глава 5.
    Входимость: 10.
    26. Скоморох Памфалон. Примечания.
    Входимость: 10.
    27. Аскалонский злодей. Глава 6.
    Входимость: 10.
    28. На ножах. Часть 4. Глава 23.
    Входимость: 10.
    29. Некуда. Книга 3. Глава 25.
    Входимость: 10.
    30. Некуда. Книга 2. Глава 27.
    Входимость: 10.
    31. Дама и фефёла
    Входимость: 10.
    32. Островитяне. Глава 21.
    Входимость: 10.
    33. Обойденные. Часть 2. Глава 8.
    Входимость: 10.
    34. Синодальный философ. Глава 3.
    Входимость: 9.
    35. На ножах. Часть 5. Глава 20.
    Входимость: 9.
    36. Некуда. Книга 3. Глава 17.
    Входимость: 9.
    37. Житие одной бабы. Часть 1. Глава 8
    Входимость: 9.
    38. На ножах. Часть 5. Глава 29.
    Входимость: 9.
    39. На ножах. Часть 5. Глава 19.
    Входимость: 9.
    40. Расточитель
    Входимость: 9.
    41. На ножах. Часть 3. Глава 3.
    Входимость: 9.
    42. Некуда. Книга 1. Глава 17.
    Входимость: 8.
    43. На ножах. Часть 6. Глава 11.
    Входимость: 8.
    44. Некуда. Книга 1. Глава 30.
    Входимость: 8.
    45. Карикатурный идеал. Глава 8.
    Входимость: 8.
    46. Расточитель. Действие 2.
    Входимость: 8.
    47. Соборяне. Часть 2. Глава 8.
    Входимость: 8.
    48. Борьба за преобладание
    Входимость: 8.
    49. На ножах. Часть 5. Глава 27.
    Входимость: 8.
    50. На ножах. Часть 2. Глава 10.
    Входимость: 8.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. По поводу "Крейцеровой сонаты"
    Входимость: 23. Размер: 39кб.
    Часть текста: себя очень уставшим и спал так крепко и долго, что не встал к обеду. Обеда мне в этот день так и не пришлось есть, потому что к сумме разнородных впечатлений неожиданно прибавилось еще одно новое, весьма меня взволновавшее. В густые сумерки меня разбудила моя девушка, сказав мне, что ко мне пришла какая-то незнакомая дама и не хочет уходить, а настойчиво просит, чтобы я ее принял. Дамские посещения к нашему брату, пожилому писателю, вещь довольно обыкновенная. Немало девиц и дам ходят к нам просить советов для их литературных опытов или ищут у нас какого-нибудь содействия в устройстве их дел с незнакомыми редакциями. Поэтому приход дамы и даже ее настойчивость меня нисколько не удивили. Когда горе велико, а нужда неотступчива — не мудрено сделаться и настойчивым. Я сказал девушке, чтобы она попросила даму в кабинет, и сам стал приводить себя в порядок. Когда я вошел в свой кабинет, на большом столе была зажжена моя рабочая лампа. Она сильно освещала стол, но комната оставалась в полумраке. Незнакомая дама, сделавшая мне на этот раз визит, была мне действительно незнакома. Когда я отыскал ее глазами и хотел ее просить сесть в кресло, мне показалось, что она как будто избегает освещенных мест комнаты и старается держаться в тени. Это меня удивило. Особы, мало застенчивые, неопытные, иногда церемонятся и стесняются таким же образом, но удивительнее всего мне показалось ажитированное состояние этой дамы, которое мне как-то чувствовалось и сообщалось. Она была одета прекрасно, скромно, на ней было все дорогое и изящное: прекрасное...
    2. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 21. Размер: 58кб.
    Часть текста: заднепровской Украйне очень почтенной известностью и уважением. Стойкость, строгая справедливость и дальновидный дипломатический ум можно ставить главными чертами, способными характеризовать личность старого войта. Сын такого отца, Игнатий Долинский не наследовал всех родительских качеств. Он был человек очень честный в буржуазном смысле этого слова, и даже неглупый, но ленивый, вялый, беспечный и ко всему всесовершенно равнодушный. Жена Игнатия Долинского, сиротка, выросшая "в племянницах" в одном русском купеческом доме, принадлежала к весьма немалочисленному разряду наших с детства забитых великорусских женщин, остающихся на целую жизнь безответными, сиротливыми детьми и молитвенницами за затолокший их мир божий. Игнатий Долинский неспособен был разбудить в своей безответно доброй жене ни смелости, ни воли, ни энергии. Выйдя замуж и рожая детей, она оставалась таким же сиротливым и бесхитростным ребенком, каким была в доме своего московского дяди и благодетеля. Жизнь в Киеве, на высоком Печерске, в нескольких шагах от златоверхой лавры, вечно полной богомольцами, стекающимися к родной святыне от запада, и севера, и моря, рельефнее всего выработала в характере Долинской одну черту, с детства спавшую в ней в зародыше. С каждым годом Ульяна Петровна Долинская становилась все религиознее; постилась все строже, молилась больше; скорбела о людской злобе и не выходила из церкви или от бедных. Нищие, странные и убогие были любимою средою Долинской, и в этой исключительной среде ее робкая и чистая душа старалась...
    3. Легендарные характеры. Глава 4.
    Входимость: 19. Размер: 17кб.
    Часть текста: очень красивая жена ходила на подёнщину и что успевала зарабатывать, на то приготовляла пищу и приносила её мужу в темницу. При этих посещениях она иногда долго засиживалась с заключенным, стараясь облегчить его несносное томление. В Аскалоне же у знатных людей было обыкновение, чтобы по особливым дням ходить посещать содержащихся в тюрьмах и подавать им милостыню. Один из таких знатных людей пришёл раз в темницу, когда жена разорившегося купца сидела у своего мужа, и как только взглянул на неё, так и пленился ею. "Уязвися вельможа сердцем, видя красоту её, бе бо по истине красна зело". Вельможа сейчас же "подосла к ней некоего странника", чтоб она подошла к нему "прияти милостыню". Женщина, не подозревая ничего дурного со стороны вельможи, встала и подошла к нему, чтобы "приять его милосердие", а он стал её спрашивать: за что она сидит в темнице? Женщина отвечала, что заключен здесь её муж, а она только приходит посещать его и остаётся с ним по любви и состраданию, чтоб облегчать его участь. Тогда вельможа сказал ей прямо: "я тебе помогу: приходи нынче вечером и пробудь со мной ночь, а я завтра выкуплю твоего мужа из темницы". Женщина не обнаружила ни гнева, ни досады и не стала устыжать вельможу за то, как он пользуется затруднениями бедности, а сказала ему: - Я должна спросить об этом своего мужа, и как он скажет, я так и сделаю. Хочешь - я пойду и спрошу его? Вельможа не стеснялся и ответил ей: "Спроси". Она подошла к мужу и передала ему с совершенною простотой предложение, сделанное ей вельможей. Купец...
    4. Синодальный философ
    Входимость: 19. Размер: 23кб.
    Часть текста: В начале следующих рассказов, которые, мне кажется, по своему любопытному содержанию могут заинтересовать внимание читателей, считаю долгом указать исторический источник, из которого я черпаю мой материал, и предпослать несколько слов о самом сказателе, личность которого имеет значение, ибо читатель должен усвоить в себе к нему доверие. Все, что вы найдете ниже в этих очерках, взято мною из записок Филиппа Филипповича Исмайлова - немалого чудака, но человека обстоятельного, с независимым складом ума и с откровенностью, которая, на мой взгляд, вполне располагает доверять его искренности. Записки эти, по поручению их собственника, были мною предлагаемы нескольким петербургским редакциям, но нигде не нашли себе помещения, потому что всем они почему-то показались малоинтересными и даже скучными. Другие были так странны, что требовали от них "направления", как будто старый синодальный секретарь тридцатых годов мог предвидеть какие-то нынешние направления и стараться потрафлять им... После такой неудачи я задал себе труд прочесть записки от доски до доски и, к величайшему моему удивлению, нашел их чрезвычайно любопытными, а также и крайне поучительными при нынешнем тяготении...
    5. Синодальный философ. Глава 2.
    Входимость: 17. Размер: 32кб.
    Часть текста: ему исполнилось уже 36 лет, он занимал место, дававшее, по его соображениям, достаточное жалованье и чин надворного советника. При таких обстоятельствах ему казалось можно вступать в брак без малодушия. Но холера Исмайлову помешала: у него в Москве умер родственник, и синодальный секретарь должен был позаботиться о сиротах. Митрополит Филарет оказал пособие вдове и предложил ей поместить детей в сиропитательное заведение, но она нашла, что детям с матерью лучше, и оставила их при себе. Устроив это семейство, Исмайлов вернулся в Петербург, где у него была на примете девица, на которой он думал жениться, и еще одна "дама", к которой он, по его словам, "питал привязанность", но жениться на ней не мог, потому что она была замужем. Холера на время оторвала Исмайлова от обеих этих особ, "но когда болезнь утихла, дела и думы людские опять пошли обыкновенным чередом. [В записках есть несколько страниц, занятых описанием холеры. Нового и неизвестного в них мало, а то, что есть, я отмечу здесь вкратце. "Бунт холерный" Исмайлов не хочет даже называть "бунтом", а считает недоразумением , которое приписывает грубости и невежеству полиции. Полиция "запирала дома" и тем наводила страх на людей, и без того уже перепуганных. Притом жильцам запертых домов нельзя было купить продуктов и им только кое-что "подавали в ...

    © 2000- NIV