• Приглашаем посетить наш сайт
    Мода (www.modnaya.ru)
  • Cлово "ИГНАТЬЕВИЧ, ИГНАТЬЕВИЧА"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ИГНАТЬЕВИЧУ, ИГНАТЬЕВИЧЕМ

    1. Обойденные. Часть 1. Глава 8.
    Входимость: 9.
    2. Обойденные. Часть 1. Глава 14.
    Входимость: 7.
    3. Обойденные. Часть 1. Глава 15.
    Входимость: 6.
    4. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 5.
    5. Обойденные. Часть 1. Глава 10.
    Входимость: 5.
    6. Обойденные. Часть 1. Глава 7.
    Входимость: 5.
    7. Обойденные. Часть 3. Глава 9.
    Входимость: 4.
    8. Обойденные. Часть 3. Глава 13.
    Входимость: 3.
    9. Обойденные. Часть 3. Глава 4.
    Входимость: 3.
    10. Обойденные. Часть 3. Глава 2.
    Входимость: 3.
    11. Обойденные. Часть 1. Глава 9.
    Входимость: 3.
    12. Обойденные
    Входимость: 2.
    13. Обойденные. Часть 1. Глава 17.
    Входимость: 2.
    14. Обойденные. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 2.
    15. Обойденные. Часть 2. Глава 11.
    Входимость: 2.
    16. Обойденные. Часть 1. Глава 12.
    Входимость: 1.
    17. Обойденные. Часть 3. Глава 12.
    Входимость: 1.
    18. Обойденные. Часть 2. Глава 10.
    Входимость: 1.
    19. Обойденные. Часть 3. Глава 6.
    Входимость: 1.
    20. Обойденные. Часть 1. Глава 13.
    Входимость: 1.
    21. Обойденные. Часть 3. Глава 16.
    Входимость: 1.
    22. Обойденные. Часть 1. Глава 5.
    Входимость: 1.
    23. Обойденные. Часть 2. Глава 3.
    Входимость: 1.
    24. Тупейный художник
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Обойденные. Часть 1. Глава 8.
    Входимость: 9. Размер: 34кб.
    Часть текста: была необходима прогулка) от Владимирской до Адмиралтейства и назад; в пять часов садились за стол, в восемь пили вечерний чай и в двенадцать ровно расходились по своим комнатам. В неделю раза два Долинский с Дорой бывали в театре. Дни у них проходили за делом, но вечерами они не отказывали себе в роздыхе и некоторых удовольствиях. Жизнь шла живо, ровно, без скуки, без задержки. Пансионер совершенно привык к порядкам своего пансиона и удивлялся, как мог он жить иначе столько лет сряду! Со смертью своей благочестивой матери, Нестор Игнатьевич разлучился со стройной домашней жизнью. Жизнь у дяди, в которой поверх всего плавало и все застилало собою эгоистическое самовластие его тетки, оставила в нем одни тяжелые воспоминания. Воспоминания о семейной жизни с женою и тещею, уничтожившими своею требовательностью всякую его свободу и обращавшими его в раба жениной суетности и своекорыстия, были еще отвратительнее. С тех пор Нестор Игнатьевич вел студенческую жизнь в Латинском квартале Парижа, то есть жил бездомовником и отличался от прочих, истинных студентов только разве тем, что немножко чаще их просиживал вечера дома за книгою и реже таскался по ресторанам, кафе и балам Прадо. Впрочем, несмотря на это, Нестор Игнатьевич все-таки совсем отучился вовремя встать, вовремя лечь и в свое время погулять. Обращать светлый день в скучную ночь, и скучную ночь в бедный радостями день для него не составляло ничего необыкновенного. Он знал, что ему будет скучно на балу, потому что все удовольствия этого бала можно было всегда рассказать вперед - и все-таки он шел от скуки на бал и от скуки зевал здесь, пока не пустела зала. От скуки он валялся в постели до самого вечера; между тем позарез нужно было изготовить срочную корреспонденцию, и потом вдруг садился, читал листы различных газет, брошюр и работал напролет целые ночи. Огромный расход сил и постоянная тревога, происходящая оттого, что работа врывалась в сроки отдыха, а...
    2. Обойденные. Часть 1. Глава 14.
    Входимость: 7. Размер: 9кб.
    Часть текста: в сильном развитии. С четвертой недели поста Даша вовсе не вставала с постели. В доме все приняло еще более грустный характер. Ходили на цыпочках, говорили шепотом. - Господи! Вы меня уморите прежде, чем смерть придет за мною,- говорила больная.- Все шушукают, да скользят без следа, точно тени могильные. Да поживите вы еще со мною! Дайте мне послушать человеческого голоса! Дайте хоть поглядеть на живых людей! Ухода и заботливости о Дорушкином спокойствии было столько, что они ей даже надоедали. Проснувшись как-то раз ночью, еще с начала болезни, она обвела глазами комнату и, к удивлению своему, заметила при лампаде, кроме дремлющей на диване сестры, крепко спящего на плетеном стуле Долинского. - Кто это, Аня? - спросила шепотом Дорушка, указывая на Долинского. - Это Нестор Игнатьич,- отвечала Анна Михайловна, оправляясь и подавая Доре ложку лекарства. Дорушка выпила микстуру и, сделав гримаску, спросила, глядя на Долинского: - Зачем эта мумия тут торчит? - Он все сидел... и как удивительно он спит! - Еще упадет и перепугает. - Бедняжка! Три ночи он совсем не ложился. - Спасибо ему, - отвечала тихо Дора. - Да, преуморительный; сегодня встал, чтобы дать тебе лекарства, налил и сам всю целую ложку со сна и выпил. Анна Михайловна беззвучно рассмеялась. - Мирское челобитье в лубочке связанное,- проговорила, глядя на Долинского, Дора. - Голубиное сердце,- добавила Анна Михайловна. В другой раз Даше все казалось, что о ней никто не хочет позаботиться, что ее все бросили. Анна Михайловна не отходила от сестры ни на минуту. В магазине всем распоряжалась m-lle Alexandrine, и там все шло капром да в кучу, но Анна Михайловна не обращала на это никакого внимания. Она выходила из...
    3. Обойденные. Часть 1. Глава 15.
    Входимость: 6. Размер: 12кб.
    Часть текста: повезти ее на юг, в Италию, в Ниццу. - Природа нередко делает чудеса,- утешал он Анну Михайловну. - А для нее, доктор, возможно еще такое чудо? - Отчего нет? Природа чародейка, ее аптека всем богата. - Как же это сделать? - спрашивала Анна Михайловна Долинского. - Надо ехать в Ниццу. - Да не то, что надо. Об этом уж и говорить нечего, что надо; а как ее везть? Как ее уговорить ехать? - В самом деле: кто же ее повезет? Кому с нею ехать? - Или мне, или вам. Об этом после подумаем. Без меня тут все стало - да это бог с ними, пусть все пропадет; а как ее приготовить? - Хотите, я попробую? - вызвался Долинский. - Да. Очень хочу, но только надо осторожно, ловко, чтоб не перепугать ее. Она все-таки еще, может быть, не знает, что ей так худо. - Лучше вместе, заведем разговор сегодня вечером. - И прекрасно. Но вечером они разговора не завели; не завели они этого разговора и на другой, и на третий, и на десятый вечер. Все смелости у них недоставало. Даше, между тем, стало как будто полегче. Она вставала с постели и ходила по комнате. Доктор был еще два раза, торопил отправлением больной в Италию и подтрунивал над нерешимостью Анны Михайловны. Приехав в третий раз, он сказал, что решительно весны упускать нельзя и, поговорив с больной в очень удобную минуту, сказал ей: - Вы теперь, слава богу, уж гораздо крепче, m-lle Dorothee; вам бы очень хорошо...
    4. Обойденные. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 5. Размер: 58кб.
    Часть текста: он пользовался по магдебургскому праву. Войт Долинский принадлежал к старой городской аристократии, как по своему роду, так и по почетному званию, и по очень хорошему, честно нажитому состоянию пользовался в заднепровской Украйне очень почтенной известностью и уважением. Стойкость, строгая справедливость и дальновидный дипломатический ум можно ставить главными чертами, способными характеризовать личность старого войта. Сын такого отца, Игнатий Долинский не наследовал всех родительских качеств. Он был человек очень честный в буржуазном смысле этого слова, и даже неглупый, но ленивый, вялый, беспечный и ко всему всесовершенно равнодушный. Жена Игнатия Долинского, сиротка, выросшая "в племянницах" в одном русском купеческом доме, принадлежала к весьма немалочисленному разряду наших с детства забитых великорусских женщин, остающихся на целую жизнь безответными, сиротливыми детьми и молитвенницами за затолокший их мир божий. Игнатий Долинский неспособен был разбудить в своей безответно доброй жене ни смелости, ни воли, ни энергии. Выйдя замуж и рожая детей, она оставалась таким же сиротливым и бесхитростным ребенком, каким была в доме своего московского дяди и благодетеля. Жизнь в Киеве, на высоком Печерске, в нескольких шагах от златоверхой лавры, вечно полной богомольцами, стекающимися к родной святыне от запада, и севера, и моря, рельефнее всего выработала в характере Долинской одну черту, с детства спавшую в ней в зародыше. С каждым годом Ульяна Петровна Долинская становилась все религиознее; постилась все строже, молилась больше; скорбела о людской злобе и не выходила из церкви или от бедных. Нищие, странные и убогие были любимою средою Долинской, и в этой исключительной среде ее робкая и чистая душа старалась скрываться от мирских сует и треволнений. Деньги для Долинской никогда не имели никакой цены, а тут, отдаваясь с летами одной мысли о житье по слову ...
    5. Обойденные. Часть 1. Глава 10.
    Входимость: 5. Размер: 10кб.
    Часть текста: всему этому есть уж очень давно до подробности верно составленные описания. Дорушка как только вошла в первую залу, тотчас же впилась в какого-то конногвардейца и исчезла с ним в густой толпе. Анна Михайловна прошлась раза два с Долинским по залам и стала искать укромного уголка, где бы можно было усесться поспокойнее. - Душно мне - уже устала; терпеть я не могу этих маскарадов,- жаловалась она Долинскому, который отыскал два свободных кресла в одном из менее освещенных углов. - Я тоже не большой их почитатель,- отвечал Нестор Игнатьевич. - Духота, давка и всякого вздора наслушаешься - только и хорошего. - Ну, ведь для этого же вздора, Анна Михайловна, собственно и ездят. - Не понимаю этого удовольствия. Я, знаете, просто... боюсь масок. - Боитесь! - Да, дерзкие они... им все нипочем... Не люблю. - Зато можно многое сказать, чего не скажешь без маски. - Тоже не люблю и говорить с незнакомыми. - Да, и со знакомыми так как-то совсем иначе говорится. - Да это в самом деле. Отчего бы это? Рассуждая, почему и отчего под маскою говорится совсем не так, как без маски, они сами незаметно заговорили иначе, чем говаривали вне маскарада. Прошел час-другой, голубое домино Доры мелькало в толпе; изредка оно, проносясь мимо сестры и Долинского, ласково кивало им головою и опять исчезало в густой толпе, где ее неотступно преследовали разные фешенебельные господа и грандиозные черные домино. Дора была в ударе и бросала на все стороны самые едкие шпильки, постоянно увеличивавшие гонявшийся за нею хвост. Анна Михайловна тоже развеселилась...

    © 2000- NIV