• Приглашаем посетить наш сайт
    Аксаков К.С. (aksakov-k-s.lit-info.ru)
  • Cлово "ИВАНОВИЧ, ИВАНОВИЧА, ИВАНОВИЧЕ, ИВАНОВИЧИ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ИВАНОВИЧУ, ИВАНОВИЧЕМ

    1. Товарищеские воспоминания о П. И. Якушкине
    Входимость: 35.
    2. Овцебык. Глава 9
    Входимость: 18.
    3. Полунощники. Глава 6.
    Входимость: 18.
    4. Овцебык. Глава 12
    Входимость: 17.
    5. Умершее сословие
    Входимость: 15.
    6. Русский драматический театр в Петербурге
    Входимость: 14.
    7. Народники и расколоведы на службе
    Входимость: 14.
    8. Ракушанский меламед
    Входимость: 11.
    9. Справедливый человек
    Входимость: 11.
    10. Старинные психопаты. Эпопея о Вишневском и его сродниках. Глава 7.
    Входимость: 9.
    11. Бесстыдник
    Входимость: 9.
    12. Старинные психопаты. Эпопея о Вишневском и его сродниках. Глава 8.
    Входимость: 9.
    13. Старинные психопаты. Эпопея о Вишневском и его сродниках. Глава 3.
    Входимость: 9.
    14. Овцебык. Глава 10
    Входимость: 8.
    15. О хождении Штанделя по Ясной Поляне
    Входимость: 8.
    16. Старинные психопаты. Эпопея о Вишневском и его сродниках. Глава 5.
    Входимость: 8.
    17. Старинные психопаты. Эпопея о Вишневском и его сродниках. Глава 14.
    Входимость: 8.
    18. Старинные психопаты. Эпопея о Вишневском и его сродниках. Глава 2.
    Входимость: 8.
    19. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 9.
    Входимость: 8.
    20. Смех и горе
    Входимость: 8.
    21. На ножах. Часть 1. Глава 3.
    Входимость: 8.
    22. Загадочный человек. Примечания.
    Входимость: 7.
    23. Старинные психопаты. Эпопея о Вишневском и его сродниках. Глава 4.
    Входимость: 7.
    24. Человек на часах
    Входимость: 6.
    25. Старинные психопаты. Эпопея о Вишневском и его сродниках. Глава 13.
    Входимость: 6.
    26. Старинные психопаты. Эпопея о Вишневском и его сродниках. Глава 15.
    Входимость: 6.
    27. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка. Примечания.
    Входимость: 6.
    28. На ножах. Эпилог.
    Входимость: 6.
    29. Печерские антики. Примечания.
    Входимость: 6.
    30. Детские годы. Глава 13.
    Входимость: 6.
    31. Детские годы. Глава 5.
    Входимость: 5.
    32. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка. Часть 4.
    Входимость: 5.
    33. Старинные психопаты. Эпопея о Вишневском и его сродниках. Глава 1.
    Входимость: 5.
    34. Вдохновенные бродяги
    Входимость: 5.
    35. Сибирские картинки 18 века. Глава 19.
    Входимость: 5.
    36. На ножах. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 5.
    37. Несмертельный Голован. Глава 5.
    Входимость: 5.
    38. Полунощники. Глава 5.
    Входимость: 5.
    39. Смех и горе. Главы 70-74.
    Входимость: 5.
    40. На ножах. Часть 6. Глава 5.
    Входимость: 4.
    41. На ножах. Часть 4. Глава 18.
    Входимость: 4.
    42. На ножах. Часть 6. Глава 4.
    Входимость: 4.
    43. Н. С. Лесков. Л. Н. Толстой: Переписка
    Входимость: 4.
    44. Некуда. Примечания
    Входимость: 4.
    45. На ножах. Часть 4. Глава 14.
    Входимость: 4.
    46. Житие одной бабы. Часть 2. Глава 9
    Входимость: 4.
    47. Старинные психопаты. Эпопея о Вишневском и его сродниках. Глава 9.
    Входимость: 4.
    48. Официальное буффонство
    Входимость: 4.
    49. Детские годы. Глава 25.
    Входимость: 4.
    50. Старинные психопаты. Эпопея о Вишневском и его сродниках. Глава 6.
    Входимость: 4.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Товарищеские воспоминания о П. И. Якушкине
    Входимость: 35. Размер: 45кб.
    Часть текста: в тесном смысле: оба мы родились в Орловской губернии и даже в смежных уездах, — он в Малоархангельском, а я в Орловском; но Павел Ив<анович> был значительно меня старше. Он вышел из Орловской гимназии в тот год, когда меня привели туда девяти лет в первый класс и посадили на одну скамью с младшим братом Якушкина — Виктором. 1 В гимназии Павел Иванович оставил по себе в ближайших поколениях героические предания: говорили о крайней его небрежности в туалете, и особенно о его «вихрах». По выражению одного из наших надзирателей, 2 этими вихрами Якушкин «убивал господина директора», а другие ученики в том ему старались подражать. Павла Ивановича, по рассказам, так страшно преследовали за его «вихры», что однажды даже директор 3 или инспектор выставляли его «на выставку», в пример, «как не должно себя содержать». Это произвело впечатление, и многим «вихры» Якушкина так понравились, что явилось большое число подражателей; только таких «неповиновенных вихров», 4 какие без всякого особенного старания произращал у себя Якушкин, ни у кого не вырастало. При всех стараниях у других учеников являлись только «лохмы», или, как инспектор Азбукин называл, — «патлы», но настоящей, типической вихрястости, какою отличался Якушкин и которая давала ему вид «дикобраза», ни у кого из совоспитанных ему не было. Подражателей якушкинской прическе остепеняли суровыми мерами, при содействии сторожей Кухтина и Леонова, которым приказывали «обрывать патлы», что сторожа и исполняли, производя стрижку нарочито тупыми и необыкновенно щиплющими ножницами. «Обрывали» таким же манером не раз и самого Якушкина; но ему это не приносило пользы, потому что его могучие вихры, которыми он «убивал господина директора», на другой же день опять торчали, как будто их выпирала из головы какая-то сверхъестественная сила. Это частию заходило даже в область чудесного: Якушкин представлялся чем-то вроде тунгузского...
    2. Овцебык. Глава 9
    Входимость: 18. Размер: 9кб.
    Часть текста: барина, принадлежал теперь Александру Ивановичу Свиридову. Александр Иванович родился в крепостном сословии, обучен грамоте и музыке. Смолоду он играл на скрипке в помещичьем оркестре, а девятнадцати лет откупился за пятьсот рублей на волю и сделался винокуром. Одаренный ясным практическим умом, Александр Иванович отлично повел свои дела. Сначала он сделал себе известность как лучший винокур в околотке; потом стал строить винокуренные заводы и водяные мельницы; собрал рублей тысячу свободных денег, съездил на год в северную Германию и возвратился оттуда таким строителем, что слава его быстро разнеслась на далекое пространство. В трех смежных губерниях знали Александра Ивановича и наперебой навязывали ему постройки. Дела он вел необыкновенно аккуратно и снисходительно смотрел на дворянские слабости своих заказчиков. Вообще он знал людей и часто смеялся в рукав над многими, но был человек недурной и даже, пожалуй, добрый. Его все любили, кроме местных немцев, над которыми он любил подтрунивать, когда они принимались вводить...
    3. Полунощники. Глава 6.
    Входимость: 18. Размер: 27кб.
    Часть текста: а только тетке Ефросинье Михайловне сказала, а она вспомнила, что у них мать была раскольница и хоть по поведению своему была препочтенная, но во всех книгах у своего же дворника «девкой» писалась, то ей и стало Клавдию жалко, и она дала мне тридцать рублей и просила: «Молчи, друг мой Мартыновна, никому об этом грандеву не рассказывай: тайно бо содеянное — тайно и судится, Ежели это уже сделалось, то пусть погуляет, ее фигура милиатюрная, ничего не заметно будет, а мы тем часом ей жениха найдем. Тогда уж она не станет капризничать». Стала тетка Ефросинья Михайловна ходить по свахам, Клавдиньке женихов выспрашивать, и успех был очень порядочный, даже, можно сказать, выдающийся; но она, вообрази себе, кто ни посватает, обо всех один ответ: «Я не знаю его образ мыслей; нужно, чтобы мы были друг другу по мыслям». Вот ведь у них — не то чтобы как следует человек по своему роду или по капиталу подходил, или по наружности личности нравился, а у них чтобы себе по мыслям добирать! А потом вдруг сама объявляет, что ей по мыслям пришел Ферштетов родственник, доктор. Мать-то Маргарита — полная — как услышала это, так и бряк с ног, села на пол. Клавдинька ее поднимать, а она приказывает: «Оставь!.. Убивай меня здесь! Он из немцев?» «Да, мама». «А какой он веры?» «Реформатор». «Что такое еще за реформатор, с кем родниться приходится?» Дядя же Николай Иванович был подвыпивши и говорит: «Реформаторы, это я знаю: это те самые, которых вешают». «Господи!» А Клавдинька обернулась на него вполоборота и говорит: «Перестаньте, дяденька, мою мать тревожить и себя стыдить. Реформатская церковь есть». Николай Иванович говорит: «А это другое дело, но постанов вопроса такой: я, как выдающийся член в доме и петриот, желаю, чтобы ты выходила за правильного человека настоящей православной веры». А она отвечает: «Ну, полно вам, дядя, что́ вы за богослов! вы так говорите, а сами и никакого православия отличить не можете»....
    4. Овцебык. Глава 12
    Входимость: 17. Размер: 13кб.
    Часть текста: одиннадцатый или на двенадцатый, на самой ранней зоре, ко мне вошла несколько встревоженная моя старушка-няня. — Что такое?— спрашиваю ее. — От барковских, дружочек, к тебе,— говорит,— прислали. Вошел двенадцатилетний мальчик и, не кланяясь, переложил раза два из руки в руку свою шляпенку, откашлялся и сказал: — Хозяйка тебе велела, чтоб сичас к ней ехал. — Здорова Настасья Петровна?— спрашиваю. — Ну, а то что ей. — А Александр Иваныч? — Хозяина нетути дома,— отвечал мальчик, снова откашливаясь. — Где ж хозяин? — У Жогови... там, вишь, случай припал. Я велел оседлать себе одну из матушкиных пристяжных лошадей и, одевшись в одну минуту, поехал шибкою рысью в Барков-хутор. Было только пять часов утра, и дома у нас все еще спали. В домике на хуторе, когда я приехал туда, все окна, кроме комнаты детей и гувернантки, были уже отворены, и в одном окне стояла Настасья Петровна, повязанная большим голубым фуляром. Она растерянно отвечала головою на мой поклон и, пока я привязывал к коновязи лошадь, два раза махнула рукой, чтобы я шел скорее. — Вот напасть-то!— сказала она, встречая меня на самом пороге. — Что такое? — Александр...
    5. Умершее сословие
    Входимость: 15. Размер: 35кб.
    Часть текста: один торговец и один чиновник, сидя в трактире, бранили местного губернатора Баранова, Полиция арестовала этих господ, но губернатор Баранов приказал их освободить и указал полиции впредь не обращать внимания на такие ничтожные вещи. Этот случай, не заслуживающий, кажется, ничего другого, кроме сочувствия должностному лицу, которое так распорядилось, — вызвал, однако, у кривотолков осуждение. — Во всяком случае (доводилось слышать) — это своего рода рисовка, гарун-аль-рашидство; все это только разводит дикие фантазии. Во дни нашей юности мы тоже видали «дикие фантазии», но только в другом роде. Нижегородские «дикие фантазии» напоминают мне другой город и другой губернаторский характер, который считали типическим в прошлую, хотя и не очень отдаленную от нас пору. Кто любит вспоминать недалекую старину и сопоставлять ее с нынешним временем, для тех, может статься, это будет не лишено интереса. Во время моей юности, проходившей в Орле, там жил «на высылке» Афанасий Васильевич Маркович, впоследствии муж талантливой русской писательницы, известной под псевдонимом «Марко Вовчок». Афанасий Васильевич в очень молодых годах был выслан в Орел из Киева по случившейся в Киеве «истории», которую тогда считали «политическою» и называли «костомаровскою историей». Маркович должен был жить в Орле и находиться под непосредственным наблюдением местного губернатора, а дабы наблюдение за ним было удобнее, Маркович был зачислен на службу в губернаторскую канцелярию. Тут он занимал должность делопроизводителя, или помощника правителя, — не помню уже теперь, по какому отделу. Имущественные средства Марковича были не очень свободны — он нуждался в подспорье, которым ему и служило маленькое жалованье, присвоенное его канцелярской должности (помнится, что-то около двадцати пяти рублей в месяц). Занятия службою Марковича не тяготили, но не могла его не тяготить подчиненность лицу, от которого он зависел. Орловскою губернией во время...

    © 2000- NIV