• Приглашаем посетить наш сайт
    Цветаева (tsvetaeva.lit-info.ru)
  • Cлово "ЯХОНТОВЫЙ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ЯХОНТОВ, ЯХОНТОВЫЕ, ЯХОНТОВЫХ

    1. Очарованный странник. Глава 15.
    Входимость: 3. Размер: 13кб.
    2. Очарованный странник. Глава 18.
    Входимость: 1. Размер: 8кб.
    3. Таинственные предвестия
    Входимость: 1. Размер: 70кб.
    4. Вдохновенные бродяги
    Входимость: 1. Размер: 77кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Очарованный странник. Глава 15.
    Входимость: 3. Размер: 13кб.
    Часть текста: больше не мог. Знавши все эти его привычки, я много хорошего от него не ожидал и для Груши, и так на мое и вышло. Все он к ней ластился, безотходно на нее смотрел и дышал, и вдруг зевать стал и все меня в компанию призывать начал. — Садись,— говорит,— послушай. Я беру стул, сажусь где-нибудь поближе к дверям и слушаю. Так и часто доводилось: он, бывало, ее попросит петь, а она скажет: — Перед кем я стану петь! Ты,— говорит,— холодный стал, а я хочу, чтобы от моей песни чья-нибудь душа горела и мучилась. Князь сейчас опять за мною и посылает, и мы с ним двое ее и слушаем; а потом Груша и сама стала ему напоминать, чтобы звать меня, и начала со мною обращаться очень дружественно, и я после ее пения не раз у нее в покоях чай пил вместе с князем, но только, разумеется, или за особым столом, или где-нибудь у окошечка, а если когда она одна оставалась, то завсегда попросту рядом с собою меня сажала. Вот так прошло сколько времени, а князь все смутнее начал становиться и один раз мне и говорит: — А знаешь что, Иван Северьянов, так и так, ведь дела мои очень плохи. Я говорю: — Чем же они плохи? Слава богу, живете как надо, и все у вас есть. А он вдруг обиделся. ...
    2. Очарованный странник. Глава 18.
    Входимость: 1. Размер: 8кб.
    Часть текста: слухи дошли, что он женится... Я от тех слухов страшно плакала и с лица спала... Сердце болело, и дитя подкатывало... думала: оно у меня умрет в утробе. А тут, слышу, вдруг и говорят: «Он едет!» Все во мне затрепетало... Кинулась я к себе во флигель, чтобы как можно лучше к нему одеться, изумрудные серьги надела и тащу со стены из-под простыни самое любимое его голубое моревое платье с кружевом, лиф без горлышка... Спешу, одеваю, а сзади спинка не сходится... я эту спинку и не застегнула, а так, поскорее, сверху алую шаль набросила, чтобы не видать, что не застегнуто, и к нему на крыльцо выскочила... вся дрожу и себя не помню, как крикнула: «Золотой ты мой, изумрудный, яхонтовый!» — да обхватила его шею руками и замерла... Дурнота с нею сделалась. — А прочудилась я,— говорит,— у себя в горнице... на диване лежу и все вспоминаю: во сне или наяву я его обнимала; но только была,— говорит,— со мною ужасная слабость,— и долго она его не видала... Все посылала за ним, а он не ишел. Наконец он приходит, а она и говорит: «Что же ты меня совсем бросил-позабыл?» А он говорит: «У меня есть дела». Она отвечает: «Какие,— говорит,— такие дела? Отчего же их прежде не было? Изумруд ты мой бралиянтовый!» — да и протягивает опять руки, чтобы его обнять, а он наморщился и как дернет ее изо всей силы крестовым шнурком за шею... — На счастье,— говорит,— мое, шелковый шнурочек у меня на шее не крепок был, перезниял и перервался, потому что я давно на нем ладанку носила, а то бы он мне горло передушил; да я полагаю так, что он того именно и...
    3. Таинственные предвестия
    Входимость: 1. Размер: 70кб.
    Часть текста: известий. Особенным значением пользовалось "проречение кронштадтского младенца". Полагали, что "Иоанник" не остановится на одном провещании своего имени, а скоро скажет и еще что-то более обще-интересное, - потом стали даже опасаться: не скрывают ли по каким-нибудь соображениям то, что говорит "Иоанник". В виду таких событий, может статься, не излишним будет рассказать, что в этом же чудесном роде случалось у нас прежде. Одно из таковых, как мне кажется, весьма интересное событие, - достойное внимания по своей образности и по полноте объяснения, - я нашел в принадлежащих мне отрывочных записках одного лица, пользовавшегося особенным вниманием весьма известного общественного деятеля и писателя, Андрея Николаевича Муравьева. Там оно значится под заглавием: "Событие о сеножатех" . Дело касается загадочного происшествия, которое случилось как раз за год перед Крымскою войною и заставило говорить о себе многих в Петербурге и в других местах. Вот что сохранилось об этом в заметках современника. ГЛАВА ВТОРАЯ Раз, летом 1852 года, покойный император Николай Павлович, в каком-то разговоре с графом Протасовым, поинтересовался Валаамским монастырем. Граф не был приготовлен к вопросам государя, но не хотел обнаружить своей неготовности и, начав отвечать бойко и речисто, увлекся до некоторой неосторожности. Он необыкновенно нахвалил государю Валаамскую обитель со стороны красот ее островного местоположения, аскетического благочестия ее обитателей, их превосходных хозяйственных учреждений и необыкновенных успехов их в садоводстве и огородничестве, причем было что-то говорено и о винограде. ...
    4. Вдохновенные бродяги
    Входимость: 1. Размер: 77кб.
    Часть текста: а потом этим вдохновенно хвастались. Более или менее интересное сочетание былей с небылицами в этом роде составляет главное содержание всех "скасок", а характерные черты их бродяжных героев - это отвага, терпенье и верность. За эти добродетели скасочники просили себе награды, и "скаска" затем и подавалась. "Скаскам", которые сочиняли о себе вдохновенные бродяги, у нас легко верили, их читали заместо путешествий, и они доставляли удовольствие высоким лицам, которые не читали ничего лучшего, а составители "скасок" получали через это славу от соотчичей и награды за удальство от правителей и государей. Разумеется, до полных результатов в этом роде достигали не все "скаски", а только такие, которые были сложены особенно хорошо, то есть любопытно и "лестно" в патриотическом смысле. Таким милостивцы давали "высший ход" и сочинения эти доходили до царских палат и теремов, откуда вдохновенным сочинителям исходило "царское жалованье". И кроме того, после к ним уже никто не смел вязаться с требованием ответа за "шатательство" и за какие бы то ни было старые неисправности, так как "кого царь пожаловал, того и бог простил". При императоре Петре I, с изменением, происшедшим в понимании русских людей, "скаски" вдохновенных бродяг потеряли своё значение в обществе:...

    © 2000- NIV