• Приглашаем посетить наш сайт
    Спорт (sport.niv.ru)
  • Cлово "ЯРОСЛАВЦЕВЫ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ЯРОСЛАВЦЕВЫХ, ЯРОСЛАВЦЕВА, ЯРОСЛАВЦЕВЫМ

    1. Некуда. Книга 2. Глава 6.
    Входимость: 3. Размер: 12кб.
    2. Статьи к собранию сочинений в 11 т. 1956—1958гг. Часть 2.
    Входимость: 1. Размер: 38кб.
    3. Некуда. Книга 2. Глава 22.
    Входимость: 1. Размер: 22кб.
    4. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Примечания.
    Входимость: 1. Размер: 58кб.
    5. Некуда. Книга 2. Глава 7.
    Входимость: 1. Размер: 25кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Некуда. Книга 2. Глава 6.
    Входимость: 3. Размер: 12кб.
    Часть текста: странных флигелей, настроенных в середине двора. В бельэтаже главного дома обитала маркиза Ксения Григорьевна _де Бараль с сыном, девятнадцатилетним маркизом, и двумя взрослыми дочерьми, девицами. В нижнем этаже жил либеральный московский архитектор, Истукарий Михайлович Брюхачев, с молоденькою женою и недавно произошедшим от сего союза приплодом. Во флигелях местилось множество самых разнородных людей, но самый большой из этих флигелей занимали пять сестер Ярославцевых: Серафима Романовна, Рогнеда Романовна, Ариадна Романовна, Раиса Романовна и Зоя Романовна. Все сестры Ярославцева жили в девстве, а маркиза вдовствовала. Эти-то шесть женщин, т. е. пять сестер Ярославцевых и маркиза де Бараль, назывались в некоторых московских кружках углекислыми феями Чистых Прудов, а дом, в котором они обитали, был известен под именем вдовьего загона. Мы непременно должны познакомиться и с углекислыми феями Чистых Прудов, и с законами вдовьего загона. Старшею феею, по званию, состоянию и общественному положению, была маркиза де Бараль. У нее был соединенный герб. В одной стороне щита были изображены колчан со стрелами и накрест татарская нагайка, а в другой вертел. Первая половина щита свидетельствовала о какой-то услуге, оказанной предком маркизы, казанским татарином Маймуловым, отцу Ивана IV, а вторая должна была символически напоминать, что какой-то предок маркизиного мужа накормил сбившегося с дороги короля Людовика Святого. Маркизе было под пятьдесят лет. Теперь о ее красоте,...
    2. Статьи к собранию сочинений в 11 т. 1956—1958гг. Часть 2.
    Входимость: 1. Размер: 38кб.
    Часть текста: напечатан в журнале «Библиотека для чтения», 1864, №№ 1—5, 7, 8, 10—12 за подписью «М. Стебницкий»; при жизни автора переиздавался пять раз. Первое его издание вышло в 1865 году (оно было сброшировано из журнальных оттисков); второе — в 1867 году (СПб., изд. М. О. Вольфа); последующие два — в 1879 и 1887 годах (оба — в Петербурге, в издательстве А. С. Суворина, который, включив, очевидно, в счет изданий и журнальную публикацию, назвал их вместо третьего и четвертого — четвертым и пятым); в последний раз — в «Собрании сочинений Н. С. Лескова» (т. IV, СПб., 1889). Во втором издании (1867) был снят эпиграф к роману, имевшийся в журнальной публикации: «На тихеньких бог нанесет, а резвенький сам набежит. Пословица»; других существенных разночтений в текстах переизданий не имеется; в издании 1889 года автор ограничился лишь незначительной стилистической правкой. Рукопись романа не сохранилась. В подарочной надписи П. К Щебальскому от 18 апреля 1871 года на экземпляре «Некуда» (издание 1867 года) Лесков свидетельствовал, что роман создавался «наскоро и печатался прямо с клочков, нередко писанных карандашом в типографии». ...
    3. Некуда. Книга 2. Глава 22.
    Входимость: 1. Размер: 22кб.
    Часть текста: весны, а весна пришла хорошая и ранняя. Еще как только солнышко стало нагревать и начались просовы — пошли толки и предположения насчет лета. Сергей Сергеевич Богатырев Христом богом умолял сестру и Егора Николаевича не возвращаться домой, а прожить лето у него в подмосковной и потом на зиму остаться опять в Москве. Егор Николаевич поупрямился было, но его дружным нападением сбили с пункта: согласился. Лиза оставалась в Москве, потому что ее глаза требовали лечения и потому что она терпеть не могла своей тетки, точно так как та не любила ее. Сонюшку же Варвара Ивановна непременно обещалась выдать замуж за богатого соседа. Феи тоже уезжали на лето в свою небольшую деревушку в Калужской губернии и брали с собою Ольгу Александровну с ребенком. Розанов был ко всему этому совершенно равнодушен; он даже радовался, что останется на некоторое время один. Ярославцевы с Ольгой Александровной отъехали в первых числах мая, а пятнадцатого мая уехали и Богатыревы с Бахаревыми. Лиза осталась одна с девушкой. В опустевших домах теперь пошла новая жизнь. Розанов, проводив Бахаревых, в тот же день вечером зашел к Лизе и просидел долго за полночь. Говорили о многом и по-прежнему приятельски, но не касались в этих разговорах друг друга. На другой день Розанов, зайдя к Лизе, застал у нее Бертольди, с которой они познакомились без всяких церемоний, и знакомство это скоро сблизило их до весьма коротких приятельских отношений, так что Розанов, шутя, подтрунивал над Бертольди, как она перепугала баб в бане и даже называл ее в шутку злосчастной Бертольдинькой. Бертольди не умела держать себя постоянно в роли и открывала много довольно смешных сторон, над которыми и Розанов и даже Лиза изредка позволяли себе подсмеиваться. Прошла еще неделька, и Лизин кружок увеличился еще одним новым лицом. Лиза случайно встретилась с одним своим старым...
    4. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Примечания.
    Входимость: 1. Размер: 58кб.
    Часть текста: звучит в письмах Лескова к Л. И. Веселитской от 23 июля (ГПБ) и к Л. Н. Толстому от 28 июля 1893 г. ( Лесков, т. XI, с. 551-554). 2 1 января 1874 г. Лесков был причислен к Министерству народного просвещения членом особого отдела комитета по рассмотрению книг, издаваемых для народа (см. ч. IV, гл. 11 "Внимание "сфер" и великосветские почитатели"). Служба в комитете; хотя и отнимала время на рецензирование сочинений "просто не достойных ничьего серьезного внимания" (письмо к Э. Е. Брадке от 19 декабря 1879 г. - Лесков, т. X, с. 467), давала писателю материал для ряда публицистических выступлений, что и послужило поводом для его отчисления от министерства 21 февраля 1883 г. К глаголу "мерзить" в картотеке А. Н. Лескова имеется отсылка на статью "Литературные делишки кн. Мещерского". - Пг, 15 апреля 1881, N 87 ( ИРЛИ, ф. 612, N 383, л. 2414). О своем материальном обеспечении Лесков писал П. К. Щебальскому 10 ноября 1875 г.: "Комитетского мало жалованья - сами знаете: на кота широко, а на собаку узко" ( Лесков, т. X, с. 431). В указанном А. Н. Лесковым письме к Щебальскому от 15 января 1876 г., видимо, речь идет о журнале "Русский рабочий", который издавали и редактировали М. Г. Пейкер и А. И. Пейкер: "...недавно граф, по светским своим связям, - сообщает Лесков, имея в виду министра народного просвещения, графа Д. А. Толстого, - пообещал дамам всякую поддержку их вздорному изданию... Георгиевский по окончании заседания отнесся ко мне с сочувствием и вниманием к моему видимому нездоровью и расстройству... Однако всучил мне эту ...
    5. Некуда. Книга 2. Глава 7.
    Входимость: 1. Размер: 25кб.
    Часть текста: в свои зимовые обиталища. Тотчас за воротами были два подъезда: направо к маркизе, налево к Ярославцевым. Маркиза жила в бельэтаже, начинавшемся с парадного подъезда не совсем чистою переднею. Розанова и Райнера встретил высокий смуглый лакей в сером казинетовом сюртуке не по сезону и в белых бумажных перчатках. Он не пошел о них докладывать, а только отворил им двери в залу. По зале прогуливались: молодая девушка весьма развязного вида, часто встряхивавшая черные кудри своей совершенно круглой головки, некрасивой, но весьма оригинальной; высокая худая фея с черными вороньими глазами, длинным мертвенно-синим носом и с чернобурыми веснушками. Этих двух особ сопровождали: с одной стороны низенький офицер в темно-зеленом сюртуке с белыми аксельбантами и молодой человек весь в черном. Офицер был с виду очень невзрачный, желтенький и плюгавенький, с бурым войлоком вместо волос на голове. Молодой же человек в черном не мог нравиться ни одной женщине, достигшей известного возраста, но его непременно должны были обожать институтки. Он был похож на всех Малек-Аделей, которых «кафушки» начинают рисовать карандашами, а выпускные иллюминуют красками и видят во сне крадущимися из-за штор полутемного дортуара. Смугленький, чистенький, с черными лоснящимися и слегка вьющимися волосами, черными продолговатыми глазками, тоненькими черными же усиками, слегка выпушающеюся бородкою и маленьким ротиком с остренькими пунцовыми губками, в виде выпуклой пуговочки. Совсем, так-таки совсем был институтский Малек-Адель: вот сейчас поцелует, завернется красным плащом и, улегшись в мусульманскую гробницу, скажет: «плачь обо мне, прекрасная христианка, и умри на моем гробе». Райнер подошел к этой группе, поздоровался со всеми и потом отрекомендовал Малек-Аделю Розанова. Малек-Адель был старший сын маркизы, над которым madame Ленорман и Иван Яковлевич сделали два...

    © 2000- NIV