• Приглашаем посетить наш сайт
    Чехов (chehov.niv.ru)
  • Cлово "УЖИН"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: УЖИНА, УЖИНОМ, УЖИНЫ

    1. Путимец. Из апокрифических рассказов о Гоголе.
    Входимость: 6.
    2. Островитяне. Глава 7.
    Входимость: 4.
    3. На ножах. Часть 1. Глава 6.
    Входимость: 3.
    4. Житие одной бабы. Часть 1. Глава 6
    Входимость: 3.
    5. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 4.
    Входимость: 3.
    6. На ножах. Часть 4. Глава 22.
    Входимость: 2.
    7. Некуда. Книга 2. Глава 8.
    Входимость: 2.
    8. Некуда. Книга 1. Глава 22.
    Входимость: 2.
    9. Дама и фефёла. Главы 5-9.
    Входимость: 2.
    10. Разбойник
    Входимость: 2.
    11. Загадочное происшествие в сумасшедшем доме
    Входимость: 2.
    12. Обойденные. Часть 2. Глава 5.
    Входимость: 2.
    13. Мелочи архиерейской жизни. Архиерейские объезды.
    Входимость: 2.
    14. Островитяне. Глава 8.
    Входимость: 2.
    15. Зверь
    Входимость: 2.
    16. На ножах. Часть 3. Глава 7.
    Входимость: 2.
    17. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 8.
    Входимость: 2.
    18. Жизнь Николая Лескова. Часть 1. Глава 2.
    Входимость: 2.
    19. Некуда. Книга 3. Глава 19.
    Входимость: 2.
    20. Случай у Спаса в Наливках
    Входимость: 1.
    21. На ножах. Часть 5. Глава 35.
    Входимость: 1.
    22. На ножах. Часть 5. Глава 6.
    Входимость: 1.
    23. Соборяне. Часть 4. Глава 6.
    Входимость: 1.
    24. Жизнь Николая Лескова. Часть 3. Глава 6.
    Входимость: 1.
    25. Чертовы куклы. Глава 10.
    Входимость: 1.
    26. Жизнь Николая Лескова. Часть 7. Глава 8.
    Входимость: 1.
    27. Овцебык. Глава 9
    Входимость: 1.
    28. Обойденные. Часть 3. Глава 1.
    Входимость: 1.
    29. Детские годы. Глава 23.
    Входимость: 1.
    30. Некуда. Книга 2. Глава 3.
    Входимость: 1.
    31. На ножах. Часть 4. Глава 17.
    Входимость: 1.
    32. Обойденные. Часть 1. Глава 11.
    Входимость: 1.
    33. Некуда. Книга 3. Глава 7.
    Входимость: 1.
    34. Бесстыдник
    Входимость: 1.
    35. Оскорбленная Нетэта. Глава 8.
    Входимость: 1.
    36. Некуда. Книга 2. Глава 4.
    Входимость: 1.
    37. Обойденные. Примечания.
    Входимость: 1.
    38. Жизнь Николая Лескова. Часть 5. Глава 9.
    Входимость: 1.
    39. Оскорбленная Нетэта. Глава 9.
    Входимость: 1.
    40. Старые годы в селе Плодомасове
    Входимость: 1.
    41. Жизнь Николая Лескова. Часть 4. Глава 8.
    Входимость: 1.
    42. На ножах. Часть 1. Глава 4.
    Входимость: 1.
    43. На ножах. Часть 2. Глава 11.
    Входимость: 1.
    44. Голос природы
    Входимость: 1.
    45. Жизнь Николая Лескова. Часть 1. Глава 1.
    Входимость: 1.
    46. Некуда. Книга 3. Глава 25.
    Входимость: 1.
    47. Жизнь Николая Лескова. Часть 2. Глава 8.
    Входимость: 1.
    48. Смех и горе. Главы 85-89.
    Входимость: 1.
    49. Обойденные. Часть 3. Глава 16.
    Входимость: 1.
    50. Некуда. Книга 1. Глава 23.
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Путимец. Из апокрифических рассказов о Гоголе.
    Входимость: 6. Размер: 57кб.
    Часть текста: Гудовского, а он сказывал это со слов другого своего земляка, известного в свое время малороссийского патриота и отчасти тоже немножко поэта — Черныша. Черныш же слышал это от какого-то своего родича, который был знаком и даже, кажется, дружен с Гоголем во время его студенчества в Нежинском лицее. Этого рассказа я нигде не встречал, ни в одних материалах для биографии Гоголя, но также и не смею думать, что он достоин занять там место. Правдивость события, о котором хочу рассказать из пятых уст, мне отнюдь не представляется несомненною, хотя, однако, в этом предании мне чувствуется что-то живое, что-то во всяком случае как будто не целиком выдуманное. А потому я думаю, что это необходимо сберечь, хотя бы даже как басню, сочиненную о крупном человеке людьми, которые его любили. Если даже это и целиком все сплошная фантазия (что допустить очень трудно), то почему не послушать, как фантазировали о гениальном юноше его соотечественники. I В бытность Гоголя студентом Нежинского лицея старшему Чернышу случилось ехать с ним вместе верст за пятьдесят или за сто от Нежина в деревню в гости к каким-то их общим знакомым. 1 К кому именно — не знаю, но ехали они вдвоем, «паркою на почтовых», и в перекладной тележке. На дворе стоял невыносимый июньский зной, и раскаленный малороссийский воздух был полон той тонкой черноземной пыли, которая умеет пронизать все — обратить путников в арапов, слепить их волосы и запорошить им глаза, нос и уши. Уста пересмягли, в груди томящая жажда, а руки нет силы поднять от усталости. Вокруг широко расстилается неоглядная малороссийская степь, и кажется, нет ей ни конца, ни предела. Во всем поле не встречается никакое живое существо; даже мелкие птички, и те, притомившись, пали к хлебным корням, и не видно их там, где они перемогают этот страшный зной огнепалящей печи. Только одни грязные оводы с огромными зелеными глазищами неотступно мычатся над несчастными...
    2. Островитяне. Глава 7.
    Входимость: 4. Размер: 32кб.
    Часть текста: булочной на домашних душистых сливках и розовом масле. Вечер шел по-немецки. Солидные господа и пастор сели за карты, курили гамбургские сигары и потягивали некрепкие пунши, а остальное все немилосердно плясало. Плясал Шульц, плясала Ида Ивановна, плясала Софья Карловна, хотя и отказывавшаяся и, наконец, даже вовсе не отказавшаяся от гросфатера, который, при общих аплодисментах, протанцевала с зятем. Не танцевала решительно только одна бабушка, которая не могла оставить своего кресла, но и она сидела весь вечер и любовалась молодыми. На счастье ее, действительно было чем любоваться. Известное дело, что если не гнаться за легкостью построения рук и ног да не требовать от каждого лица особого выражения, то едва ли где-нибудь в Петербурге можно набрать столько свеженьких лиц, белых плеч и хороших бюстов, сколько увидишь их, находясь между добродетельнейшими Васильевскими островитянками немецкого происхождения. Разгоревшись от кадрилей и вальсов, пышные гостьи Норков были точно розы: одна другой краше, одна другой свежее, и все их сочные бюсты и все их добродетельные уста говорили в одно слово: — Oh! Wir möchten noch ein bischen tanzen! (О, мы хотим еще танцевать!) Но лучше всех, эффектней всех и всех соблазнительней на этом празднике все-таки была дочь хозяйки, Берта Ивановна Шульц, и за то ей чаще всех доставался и самый лучший кавалер, Роман Прокофьич Истомин. Как только Роман Прокофьич первый раз ангажировал Берту Ивановну на тур вальса и роскошная немка встала и положила свою белую, далеко открытую матовую руку на плечо славянского богатыря-молодца, в комнате даже все тихо ахнуло и зашептало: — Ein hübsches Pärchen! (Красивая пара!) Nu da ist Mal ein Pärchen! Ein...
    3. На ножах. Часть 1. Глава 6.
    Входимость: 3. Размер: 16кб.
    Часть текста: не к кому. Горданов остановился и оглянулся вокруг. В это время на ступенях крыльца дома, занимаемого генералом, показалась высокая женская фигура в светлом платье, без шляпы и без всякого выходного убора. Это была генеральша Александра Ивановна. Она тоже заметила Горданова с первой минуты и даже отгадала, что это он, отгадала она и его затруднение, но, не показав ему этого, дернула спокойной рукой за тонкую веревку, которая шла куда-то за угол и где-то терялась. Послышался мерный звон колокольчика и громкий отклик: сейчас! - Семен, иди подай скорее барину одеваться! - отвечала на этот отклик Синтянина и стала сходить по ступеням, направляясь к флигелю Висленевых. Горданов тронулся ей навстречу, и только что хотел сделать ей вопрос об указании ему пути, как она сама предупредила его и, остановясь, спросила: - Вы, верно, не знаете, как вам пройти к Висленевым? - Да, - отвечал, кланяясь, Горданов. - Вы господин Горданов? - Вы не ошиблись, это мое имя. - Не угодно ли вам идти за мной, я иду туда же. Они ...
    4. Житие одной бабы. Часть 1. Глава 6
    Входимость: 3. Размер: 15кб.
    Часть текста: да и оставила, потому что Настя дрожмя дрожала и ласково шепотом просила ее: «Оставь меня, невестушка! оставь, милая! Я за тебя буду богу молить,— оставь!» Домна была баба веселая, но добрая и жалостливая,— она не трогала больше Насти и даже стала за нее заступаться перед семейными. Она первая в семье стала говорить, что Настя испорчена. Бог ее знает, в самом ли деле она верила, что Настя испорчена, или нарочно так говорила, чтоб вольготнее было Насте, потому что у нас с испорченной бабы, не то что с здоровой,— многого не спрашивают. Дьявола, который сидит в испорченной, боятся. Оттого-то, как отольется иной бабочке житьецо желтенькое, так терпит-терпит, сердечная, да изловчится как-нибудь и закричит на голоса,— ну и посвободнее будто станет. В Насте этакой порчи никакой никто не замечал из семейных, кроме невестки Домны. И потому Исай Матвеич Прокудин, сказавши раз невестке: «Эй, Домка, не бреши!», запрег лошадь и поехал к Костику, а на другой вечер, перед самым ужином, приехал к Прокудиным Костик. — Вот!— крикнул Исай Матвеич, увидя входящего в дверь Костика.— Только ложками застучали, а он и тут. Садись, сваток, гость будешь. Исай Матвеич помолился перед образами и сел в красном угле, а за ним села вся семья, и Костик сел. — А где же Настя?— спросил Костик, осмотревши будто невзначай весь стол.— Аль она у вас особо ужинает? — Нет, брат, она у нас совсем не ужинает,— отвечал Прокудин, нарезывая большие ломти хлеба с ковриги, которую он держал между грудью и левою ладонью. — Как не ужинает? — Да так, не ужинает, да и вся недолга; то живот, то голова ее все перед вечером схватывают, а то лихорадка в это же время затрепит. — Что такое!— нараспев и с удивлением протянул Костик. — Да уж мы и сами немало дивуемся. Жалится все на хворость, а хворого человека нельзя ж неволить. Ешьте! Чего зеваете!— крикнул Прокудин на семейных и начал хлебать из чашки щи с жирною свининою. — Что ж это за диковина?— опять спросил...
    5. Жизнь Николая Лескова. Часть 6. Глава 4.
    Входимость: 3. Размер: 43кб.
    Часть текста: "Отечественных записок", или в магазине Печаткина... Оттуда мы отправлялись пить чай в Балабинский трактир *** за особый "литераторский" столик. Хозяйничали обыкновенно или Н. И. Костомаров, * Перечисленные книги находятся в собрании А. Н. Лескова. ** Книжный магазин Д. Е. Кожанчикова находился против Публичной библиотеки, на западном углу Невского и Малой Садовой. *** Трактир этот помещался вплотную рядом с Публичной библиотекой, по Садовой ул., ныне дом N 18. Он упоминается Лесковым неоднократно, в частности, в рассказе "Дама и Фефела". - Собр. соч., т. XXI, 1902-1903, с. 22. или Кожанчиков - оба были большие мастера разливать чай. За чаем шли оживленные разговоры, споры, рассказы". На вопрос, какие отношения существовали тогда между старыми и начинающими писателями, Лесков отвечал: "Совсем не то, что теперь... К нам, молодым, "старики" относились в высшей степени сердечно, а мы в их присутствии вели себя чрезвычайно сдержанно. Тогда в этом отношении было развито большое "чинопочитание": например, в присутствии Николая Ивановича Костомарова мы едва позволяли себе говорить. А. Ф. Писемский обращался ко всем нам на "ты", а мы к нему на "вы". Да, хорошее, очень хорошее было время: мы поклонялись старшим, а старшие любили и поучали нас" *. Вероятно, автор или несколько призабыл действительно существовавшее положение, или поддался легко приходящей на склоне лет буколике воспоминаний. По свидетельству Лейкина **, не все заседания в Балабинском трактире протекали за чайным столиком. Подкупающе теплы и живы более ранние рассказы Лескова в этой области. "Когда Петр Дмитриевич Боборыкин, - писал он, - издавал "Библиотеку для чтения", Павел Иванович <Якушкин. - А. Л. > часто посещал эту редакцию (на Итальянской в д. Салтыковой). Мы ...

    © 2000- NIV